К 70-ЛЕТИЮ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ

К РАБОЧИМ МИРА И К РАБОЧИМ ВОЮЮЩИХ СТРАН

Народы опять в кровавой схватке. Гремят пушки, рвутся гранаты и бомбы, производя ужасное разрушение, аэропланы сбрасывают бомбы на гражданское население и беззащитные города. Пулеметы Максима трещат и сеют смерть кругом. На море военные пираты топят торговые и пассажирские пароходы. Народы разных стран гонятся в убийственные драки один против другого. То, что создавалось человечеством в течение веков тяжелым трудом, разрушается и уничтожается. Война, проклятая война, еще раз ужасный факт.

Теперь, как и раньше, война есть результат капиталистической системы, она есть выражение жестокой конкуренции между капиталистическими группами за сырьё, колония и рынки. Война есть стремление империалистических государств обеспечить влияние и контроль над миром и его богатствами в интересах своей собственной группы держав. До тех пор, пока капитализм будет существовать, интересы разных капиталистических групп будут в противоречии, и человечество всегда будет под угрозой кровавой войны. Поэтому, если человечество желает жить свободной жизнью и освободиться от постоянных войн, оно должно уничтожить капитализм.

Ныне самой жестокой формой капитализма является фашизм –- враг человечества номер первый. Фашизм уже во многих странах раздавил и уничтожил рабочие организации, теперь, он готовится покорить весь мир и держать его под своей пятой.

Тот факт, что фашизм ныне страшно укрепился, объясняется смиренностью и пассивностью мирового пролетариата. Рабочие всех стран полагались на политиканов, парламенты, правительства, на так называемые демократии и Лигу Наций и в то же время не заботились построить и развить свои экономические организации в органы борьбы против капитализма. Они не позаботились организовать свою силу, как производителей, для прямой борьбы против капиталистического режима производства и эксплуатации. Так называемые демократии ясно показали, что они не являются силой против реакции, против кровавых войн; они не гарантируют мира, как надеялись рабочие. Поведение демократий в Испанской войне подтверждает это больше, чем что бы то ни было.

Ныне миллионы вооруженных людей стоят друг против друга. Со страшно убийственным оружием милитаризма они делают все, чтобы убивать и уничтожать друг друга. Большинство этих миллионных армий составляют сыновья пролетариев; эти пролетарии принадлежат в большинстве случаев к различным социалистическим группировкам пролетариата, девизом которого является: «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!» Это ужасная трагедия для социалистического рабочего движения всех стран.

Мы не были в состоянии предотвратить войну. Она ныне кровавый факт. Но, несмотря на это, мы хотим обратиться с горячим призывом к интернациональному пролетариату не забывать ни на один момент своих социалистических обязанностей и действовать, поскольку возможно, в соответствии с ними. Идея классовой борьбы должна быть руководящей во всех странах как для пролетариата, находящегося в миллионных армиях, так и в тылу. Последние должны оберегать свои боевые экономические организации и со всей энергией бороться против всякой попытки парализовать эти организации, их свободы и силу действия.

Сейчас же после прошлой войны правительства капиталистических стран провозгласили, что эта война была последней. Было создано новое положение вещей, которое, при помощи «орудия мира» – Лиги Наций, делало в будущем войну невозможной. Они, конечно, не понимали и не могли понять, что пока существует капитализм и реакция, существует также и опасность военных столкновений.

Устранить войны может только интернациональный рабочий класс; поэтому настоятельной социалистической обязанностью должно быть: сделать настоящую войну действительно последней. Это можно сделать, если рабочий класс будет действовать по-социалистически: война между нациями должна превратиться в войну между классами. Интернациональный рабочий класс должен со всей серьезностью и энергией приступить к ликвидации капитализма. Это должно быть пламенным социалистическим ответом насильственной капиталистической системе.

За социалистическую борьбу рабочего класса!
Да здравствует социальная Революция!

Секретариат Международной Ассоциации Трудящихся

Опубликовано: Дело Труда – Пробуждение. Орган Объединенной федерации русских рабочих организаций С.Штатов и Канады. 1940. Январь – февраль. №1.

vivalafora

ОТВЕТ НА РЕЦЕНЗИЮ ШАХИНА

Автор: Владимир Ищенко

обложка Как спонсор и распространитель издания книги Марлена Инсарова «Мы, украинские революционеры и повстанцы…» не смог промолчать на рецензию Юрия Шахина.

Собственно, спорить с Шахиным никакого желания нет, но показать характерные недостатки уже довольно долго ведущейся среди украинских левых дискуссии может быть полезно.

Кое в чем Шахин прав. Инсаров анализирует преимущественно идеологию ОУН и УПА и находит там много социалистической риторики, что должно служить доказательством в пользу набиравшего силы левого, «плебейского» крыла националистического движения на Западной Украине которое при более благоприятных для него условиях могло бы закончиться национально-освободительной революцией по типу стран Третьего мира. При этом совсем немного уделяется внимания практическим действиям этих организаций, а систематический анализ классовой структуры и борьбы на Западной Украине отсутствует напрочь. Признаю, что сам погорячился, назвав книгу примером марксистского анализа проблемы.

Однако, если анализ Инсарова поверхностен и часто притянут за уши, то альтернативные объяснения его критиков и, в частности, Шахина притянуты за уши вдвойне. Может быть, у Шахина есть систематический классовый анализ? Даже ни намека. Шахин проводит аналогии с НСДАП и с ее «левым» крылом – штурмовиками Рёма, разгромленными в «Ночь длинных ножей» в 1934 г. Обоснованы ли такие аналогии? По крайней мере, Шахиным – нет. Как вообще с такой легкостью можно проводить параллели между Германией, одним из самых развитых империалистических индустриальных государств с мощным рабочим классом, и Восточной Галицией и Волынью, самыми бедными аграрными провинциями очень небогатой Польши с дискриминируемым большинством населения, массово эмигрирующим за границу? Много ли между ними общего?

Похоже, Шахин считает, что раз там и там капитализм, то этого достаточно. Предлагается совершенно школярское объяснение невозможности буржуазной революции на Западной Украине в 1940-х годах, видите ли, из-за того, что, как известно, в Австро-Венгрии капитализм победил в 1848 г. По этой же логике во Франции капитализм учрежден в 1789 г. Чем же являлись французские революции 1830 г. и 1848 г.? Наверно, историческими недоразумениями.

Разнородность капитализма, противоречивость его становления и, соответственно, различная динамика классовой борьбы и политических движений Шахина совершенно не беспокоит. В Германии нацизм рос и поддерживался крупной буржуазией как противовес мощному рабочему движению. А что в Восточной Галиции и Волыни? Выполняли ли такую функцию оуновцы? Сильная Коммунистическая партия Западной Украины была разгромлена отнюдь не «фашистами» из ОУН, а товарищем Сталиным, перед этим будучи ослабленной расколами вследствие сворачивания украинизации и Голодомора в УССР. И именно место КПЗУ заняла ОУН. Так что же удивительного в том, что, оказавшись единственной организацией с массовой поддержкой, в ней начались подвижки идеологической эволюции в сторону сближения с интересами угнетенных масс?

На чем же основывается тезис о схожести между украинскими националистами и немецкими нацистами? На нескольких внешних признаках? На избирательном проведении аналогий – методе, который сам же Шахин и критикует? Инсаров часто проводит параллели между национально-освободительными движениями стран Третьего мира и Западной Украины. Действительно, никаким систематическим сравнительным анализом происхождения, динамики развития и идеологии, не подкрепленные. Пускай это избирательное надергивание понравившихся цитат, но на таком надергивании Инсаров составил книжку на 200 страниц. Немало надергал. Что же у Шахина? А у Шахина всего одна волшебная формула: «фашизм – это национализм, обогащенный социальной проблематикой». Из нее Шахин делает железобетонный вывод, что когда в 1943 г. ОУН(б) принимает новую либеральную и социально-ориентированную программу, то это признак ее окончательной фашизации. Т.е. настоящими фашистами бандеровцы были не тогда, когда приветствовали гитлеровские войска и стремились вместе с нацистами строить Новый Порядок в Европе, а когда начали открытую антинемецкую борьбу, заговорили о бесклассовом обществе и борьбе против всех империализмов. Ведь суть фашизма, повторяет Шахин за Гитлером, в соединении «национального вопроса с социальным при безусловном главенстве национального». Все просто как «2+2=4». Однако, с социальными закономерностями невозможно обращаться так же, как с математическими формулами. То, что было верно для веймарской Германии, совершенно неверно для революционных процессов в зависимых странах, для которых как раз характерно тесное сотрудничество националистов и социалистов, совмещение националистической и социалистической риторики. Я не утверждаю, что Инсаров привел достаточно доказательств сопоставимости социально-политической ситуации на Западной Украине 1930-40-х и, скажем, на предреволюционной Кубе или в Китае, но отличия от ситуации в Германии, Италии, Испании не менее существенны и очевидны. Приведение одних спекулятивных параллелей и абстрактных формул в ответ на другие не выведет дискуссию на качественно новый уровень.

Другой пример механического применения вырванной из исторического контекста формулы. Шахин цитирует Ленина: «главный враг – это национализм своей собственной нации». Как же применить эту формулу в нашем конкретном случае? Все совсем не просто и очевидно, как оказывается. Даже развернулась довольно забавная дискуссия, очертилось несколько альтернативных подходов к проблеме, а какая, собственно, нация является «своей собственной».

1) Шахин, очевидно, придерживается этнической, примордиалистской концепции нации. Кстати, разделяя ее с националистическими и фашистскими мракобесами. Раз уж Инсаров-Савченко по происхождению украинец, то именно украинский национализм и является автоматически его главным врагом. Знакомая машинная логика. Ввод-вывод. Единичка-нолик.

2) Однако, Шахину возражают. Если Инсаров сейчас проживает в России, то не украинский, а именно русский национализм должен быть самым аццким злом для Инсарова и приоритетным объектом для критики.

Вопрос стоит ребром: кровь или почва. Что же важнее для революционного марксиста? J

И еще один подход, с которым уже, по крайней мере, хотя бы можно спорить:

3) Если книга Инсарова выходит в украинском информационном пространстве, то ее аргументы и выводы льют воду на мельницу украинского национализма, укрепляющего позиции после прихода к власти Ющенко. Может, и несознательно, но Инсаров помогает «создать позитивный имидж украинским фашистам».

Однако, все-таки странное заявление в отношении книжки, пытающейся доказать, что идеология УПА не имела ничего общего с риторикой современных неолиберальных «оранжевых», а восприимчивость украинской публики к ортодоксальной марксистской лексике Инсарова оценивается уж слишком оптимистично.

Не претендуя на окончательное разрешение этого сложнейшего вопроса, осмелюсь все-таки вставить в дискуссию свои скромные пять копеек. В Украине есть немало политических сил, для которых главный враг – это именно украинский национализм. В их авангарде самая Прогрессивная и самая Социалистическая партия под предводительством Натальи Витренко. Однако, только полные невежды или манипуляторы могут называть последовательно интернационалистской эту крайне шовинистическую, про-имперскую организацию.

В голосующей за Януковича, русскоязычной Одессе, откуда пишет Шахин, критика бандеровцев не представляет собой ни большого геройства, ни вообще какого-либо прока для рабочего класса.

И еще задачка «на дом» для самых продвинутых в сектантской словесной эквилибристике. Попробуйте, пожалуйста, применить формулу о «главном враге» к современной Латинской Америке, прежде всего, к Кубе, Венесуэле, Боливии. Кто же «самый главный» враг для латиноамериканского рабочего класса: «свой собственный» национализм или североамериканский империализм?

На самом деле, в этом же духе разбирать по косточкам рецензию Шахина можно еще долго. И получить затем в ответ новые механические выкладки вместе с обвинениями в «невежестве», «жульничестве», «незнании марксизма», «оппортунизме», «ревизионизме», «мелкобуржуазном национализме» и других смертных грехах. Продолжать эту традиционную сектантскую «полемику» можно до бесконечности. Только она нас ни на йоту не приблизит к «комплексному» анализу сложных и противоречивых событий 40-х годов на Западной Украине.

В таком формате дискуссии виноват, к сожалению, и сам Инсаров. Его тексты и обсуждаемая книга, в частности, действительно наполнены эпатажными высказываниями, написаны зубодробительным языком клише и догматических штампов. Аргументация книги во многом завязана на сомнительную концепцию империалистического характера Великой Отечественной войны. В Германии госкапитализм, в СССР тоже госкапитализм, значит, последовательным марксистам следовало занять квазициммервальдскую позицию «чума на оба ваши дома» и превращать мировою войну в классовую. Логика не менее механическая, чем у Шахина.

Зачем же стоило вообще издавать эту книгу? При всех ее методологических, фактических, стилистических недостатках она ценна постановкой важных вопросов. Например:

1) Понятно, что очень легко списать всю левую риторику ОУН и УПА на традиционную «фашистскую» социальную демагогию, в которой нет ничего необычного. Мы действительно не можем знать, что «на самом деле» было на уме у бандеровцев, вещавших о бесклассовом обществе без панов и холопов. Однако, ставя на этом точку, мы уходим от анализа сложной динамики классовой сознания на Западной Украине. Как пишет сам Инсаров, «предположим, что для «бандеровцев» лозунги бесклассового общества и борьбы против эксплуататорской системы действительно были лишь средством обмана масс и манипуляции ими. Тогда возникает закономерный вопрос, почему массы, шедшие за «бандеровцами», могли быть обмануты именно такими лозунгами бесклассового общества, общественной собственности и уничтожения эксплуатации человека человеком, а не лозунгами «свободного предпринимательства» и «рыночной конкуренции»? И не является ли такое противопоставление хороших, доверчивых и глупых масс манипулирующим ими верховодами таким же вздором, как противопоставление в революции 1917 г. масс и обманувших их большевистских вожаков (чем нередко грешили публицисты ОУН-УПА-УГВР) – как будто большевики не были в 1917 г. частью масс и как будто великую историческую трагедию можно свести к совращению глупой девицы хитрым развратником!» (с.12-13). Заявлять, что это все «фашистская демагогия» и точка, означает оставаться на уровне примитивной конспирологической теории, уходящей корнями в консервативные теории «психологии толпы», аристократическую боязнь «черни» и «быдла» и не имеющей ничего общего с марксистским анализом идеологии.

2) Вопрос в продолжение. Почему к «фашистским» ОУН и УПА присоединяются безусловно социалистически настроенные надднепрянские украинцы, участники и наследники революции 1917-21 гг. – Майстренко, Багряный, Позычанюк, Гришко и другие? У Шахина как всегда за пазухой есть простой и якобы исчерпывающий ответ – «ренегаты» и «оппортунисты». Мне же кажется, что серьезный анализ этой проблемы должен, как минимум, учитывать перерождение революции, сталинское сворачивание украинизации и разгром украинской интеллигенции, о чем у критиков Инсарова обычно не проскакивает ни слова.

3) Еще один вопрос Инсаров не ставит, его добавлю я. Согласно всем репрезентативным опросам Западная Украина гораздо более положительно относится к ОУН и УПА, чем все остальные украинские регионы, в которых эти организации не стали массовыми. В чем же феномен такой любви к фашистским коллаборантам, устроившим не только геноцид поляков, но и терроризировавшим сочувствующих Советской власти украинцев? По-моему, это случай, когда догматические формулы катастрофически расходятся с реальностью. Опять же, отмахивание конспирологической теорией «зомбирования» не является примером материалистического анализа массового сознания.

Я считаю, что серьезная попытка возразить Инсарову должна начинаться с ответа на эти вопросы. Иначе анализ проблемы левых элементов (если хотите, левой риторики) в УПА не выйдет на уровень продуктивной дискуссии, а так и останется в виде Интернет-разборок, сектантского «козления», мелких интрижек и сведения личных счетов, которые имел возможность наблюдать в левом движении уже много-много лет.

Jerzy

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В ОДЕССЕ ВЫШЛА В СВЕТ СЕНСАЦИОННАЯ КНИГА МАРЛЕНА ИНСАРОВА “МЫ, УКРАИНСКИЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ И ПОВСТАНЦЫ…”

ТРИСТА ЛЕТ МИФОТВОРЧЕСТВА

 

Автор: Андрей Манчук

rabkor.ru / новости
Триста лет мифотворчестваСо времен битвы под казацким местечком Полтава прошло 300 лет. Но этот большой пустырь со старыми курганами разных эпох до сих пор служит местом ожесточенного сражения двух государственно-патриотических идеологий – враждебных друг другу, однако тождественных по своему классовому существу. Две мифологии схлестнулись между собой в священном бою, и буржуазия России и Украины уверенно побеждает в нем народы своих стран, одураченные шовинистической пропагандой.
http://www.rabkor.ru/debate/3364.html

 

АКТУАЛЬНЫЙ ЭЖЕН ПОТЬЕ

ИНСУРГЕНТ

Жоржу Прота

На бой с жестокой нищетой,

На бой с неволей вековой

Идя вперед,

Он, инсургент, ружье берет.

Он — инсургент, он — Человек.

Он от ярма ушел навек.

Он только разуму покорен.

И, солнцем знанья озарен,

Алеет ясный небосклон,

И мир пред ним лежит просторен.

Смельчак, защитник баррикад,

С товарищем шутить он рад,

В его глазах отваги пламя,

Которое всех звезд светлей.

Сияет в них огонь идей,

В них отразилось наше знамя.

Он в дни Коммуны рвался в бой,

Дабы земля была одной,

Единой. Было бы не просто ль?

Природа — общий капитал.

Всем человек бы обладал,

Всем по потребностям и вдосталь.

Он спину выпрямит в борьбе,

Машины он возьмет себе:

Паровики, станки в движенье.

А ведь хозяина рука

Творит из каждого станка

Орудие для угнетенья.

Он социальную ведет

Войну — с богатыми расчет;

И этот бой не прекратится,

Пока не всем земля как мать:

Рабочий должен голодать,

Богач-бездельник веселиться.

Буржуазии ренту в пасть

Он не желает больше класть,—

Мильярды вековечной дани.

Так было прежде, так сейчас:

Сдирают по три шкуры с вас,

Шахтеры, грузчики, крестьяне!

Скорбь нашей матери-земли

Ему понятна. Мы в пыли,

Ярмом придавленные, ропщем.

Бороться будет он, пока

Земля из круглого соска

Всех не накормит благом общим.

На бой с жестокой нищетой,

На бой с неволей вековой

Идя вперед,

Он, инсургент, ружье берет,

Париж, 1884 г.
по возвращении из изгнания

В ОДЕССЕ ВЫШЛА В СВЕТ СЕНСАЦИОННАЯ КНИГА МАРЛЕНА ИНСАРОВА “МЫ, УКРАИНСКИЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ И ПОВСТАНЦЫ…”

обложка1Не трудно заметить, что обе эти позиции отдают шовинистическим душком. Ведь приверженность идеям «Великой России» ничем не лучше фанатизма сторонников «Украины для украинцев». При этом парадоксальным образом, одних националистов у нас почему-то называют «левыми», а других – «правыми». Всё смешалось в украинском «политикуме»: вчерашние комсомольцы превратились в ярых националистов, олигархи-либералы обещают «делиться с бедными», «демократы» призывают «навести порядок в стране»… Такую ситуацию можно объяснить только одним – тотальной деформацией политической системы координат в Украине. Только у нас лоббисты банковского капитала могут называться «левоцентристами», а русские фашисты – «леворадикалами». Конечно же, вся эта публика никакого отношения к действительно левым взглядам не имеет. И рьяные апологеты «титульної нації» — борцы с «нелегальной» иммиграцией, и бутафорские «левые» в лице всяческих «коммунистов», простых и прогрессивных «социалистов» и прочих «союзов левых сил» располагаются на одном и том же фланге политического спектра — правом. Разница между ними только в этнографической окраске. По-настоящему левого взгляда на актуальные проблемы современности и истории в Украине катастрофически не хватает. В том числе – и на проблему УПА. Ведь разнополюсные мифы о «бандеровцах» — ещё одно действенное средство отвлечь трудящихся разных регионов Украины от общей социальной борьбы и стравить их между собой. «Разделяй и властвуй!» – любимая тактика эксплуататоров всех времён.

Предлагаемая вашему вниманию книга – первая попытка посмотреть на события 1940-х годов на западе Украины с другой стороны. Слева.

Конечно, работа Марлена Инсарова дискуссионна и полемична. С его выводами можно не соглашаться и спорить. Но мы надеемся, что выход в свет этого, безусловно, оригинального и важного исследования пробьёт брешь в стене сталинско-бандеровской пропаганды и положит начало серьёзной, действительно научной дискуссии. И, наконец, на наш взгляд, полемика вокруг вопросов рассматриваемых в книге станет эффективным катализатором разворачивающегося на наших глазах процесса расслоения современных украинских «левых» — на интернационалистов и сталинистов-шовинистов и отторжения от нынешних «правых», всё больше скатывающихся в откровенный фашизм, здоровых антикапиталистических контрсистемных элементов.

Книга, бесспорно, вызовет шок у шовинистов всех мастей – как «пророссийских», так и «проукраинских», как «левых», так и «правых». Но всем, кто хочет разобраться и понять, кем же на самом деле были воины УПА и члены ОУН, она, безусловно, будет интересна и полезна.

Редакционная группа Мобильных антикапиталистических инициатив (МАИ)

Отзывы и заказы на эту книгу присылайте по адресу: andisod@gmail.com, тел: (094) 949-93-56. Стоимость книги (включая почтовые расходы по Украине) – 25 гривен.