ПИСЬМО ПОЛИТЗАКЛЮЧЁННОГО

В прошлом году по моей просьбе тов. Будило высылал журнал "Максималист" № 1 политзаключенным по "одесскому делу" А.Герасимову и И.Романову. Последний прислал свой отзыв на этот журнал, где поднимает важные вопросы теории социализма. Прошу высказываться по поднятым вопросам.

С уважением, Андрей Здоров.

Илья Романов. О журнале «Максималист» № 1 за 2009 г.

Письмо к Александру Будило от 14.11.2009 г.

Александр, добрый день!

Получил и с большим интересом прочитал первый номер журнала «Максималист». Пишу, чтобы высказать свое мнение. С большей частью высказанных в журнале идей я согласен. (Здесь текст поврежден. – А.З.) Тем более, я длительное время, в период 1989 – 1992 гг. участвовал в т.н. «анархистском движении», в т.ч. состоял некоторое время и в КРАС (которую Андрей Здоров назвал в числе своих союзников. Здоров, однако, кое в чем ошибается: журнал «Черная звезда” [1] был органом не КРАС, а ИРЕАН – организации, которую КРАС-овцы постоянно обвиняли в «сталинизме-маоизме». У КРАС же была газета «Прямое действие»).

Знаком также и с М. Инсаровым, так как какое-то время состоял с ним в одно время в РРП – «Революционной рабочей партии», или по-другому, группе Сергея Биеца, которую принято назвать троцкистской или псевдотроцкистской. (Сами они себя называют «марксистской»). Помню, летом 1998 г. Инсаров пришел вместе с Беицом к шахтерскому пикету возле дома правительства в Москве, где у нас тоже стояла палатка под маркой «Студенческая защита», и высказал мне замечание по поводу того, что флаг над палаткой черный, а должен быть красный.

Суть, однако, не в этом. Позволю себе высказать некоторые критические замечания по поводу некоторых аспектов «госкаповских» теорий, которые я лично считаю отрицательными. Первое. Хотя на протяжении большей части истории СССР существовавший там общественный строй может быть назван государственным капитализмом, но все же не во все периоды. О капитализме можно говорить тогда, когда целью производства является извлечение прибыли. в то же время, в период 1939-1956 гг. прибыль не являлась целевым показателем, т.к. не являлась целью [2]. Она использовалась как «учетный показатель», но если предприятие, например, было убыточным, то это не влекло за собой ровным счетом никаких последствий. Оно не закрывалось, продолжало работать. Понятно, что это капитализмом никак нельзя назвать [3]. Возможно, это было связано с перестройкой экономики на подготовку к войне, а потом – послевоенное восстановление экономики – но факт есть факт. Троцкий полагал, что наилучшим определением этому строю был бы термин «бюрократический коллективизм» [4], и тоже отрицал его капиталистический характер. (См. сборник статей Троцкого «В защиту марксизма»). Можно ли назвать существовавший в СССР (строй) в период 1939-56 гг. эксплуататорским – вопрос весьма спорный. Эксплуатация если и была, то не носила капиталистический характер. Например, феодальная эксплуатация также не является капиталистической. Понятие «прибыли» вновь стало целевым показателем в ходе хрущевских экономических реформ 1956-58 гг., затем капиталистические элементы продолжали усугубляться в ходе косыгинской (1964) и андроповской (1983) реформ. В «перестройку» начался уже переход к открытому частнособственническому капитализму.

Второе. С эти тесно связан вопрос о характере Второй мировой войны. «Госкаповцы» ( так же как и их союзники из числа анархистов) не перестают повторять: «вторая империалистическая». Если под империализмом понимать то, что принято обычно понимать под этим термином – то мы не сможем усмотреть в политике СССР ничего империалистического (См. Ленин В.И. Империализм как высшая стадия капитализма). Среди основных признаков империализма там читаем: «Вывоз капитала преобладает над вывозом товаров». Куда, скажите вы мне на милость, вывозил Советский Союз капитал, когда он взялся строить «социализм в отдельно взятой стране»? Госкаповцы, видимо, придумали какое-то другое понимание империализма, но никому не говорят, какое именно [5]. Очевидно, что термин «Вторая империалистическая война» они навязывают в противовес понятию «Великая Отечественная война», который «играет на руку» сталинистам. Можно не любить и даже ненавидеть сталинизм, но не до степени извращения исторической правды, и выдумывания «империализма» там, где его по определению быть не может. Не говоря уже о том, что подобный термин будет однозначно негативно воспринят многочисленными слоями трудового населения – потомками воевавших на той войне солдат, считавших, что они идут освобождать концлагеря и спасать Европу от «коричневой чумы», а не несут куда-то «сталинский империализм» (которого не существовало в природе). Подобные идеологические построения весьма напоминают подыгрывание теории либеральных фундаменталистов об «идентичности фашизма и коммунизма».

Выдающийся теоретик второй половины ХХ в. Антонио Негри (который, в отличие от никому не известного Черветто, имеет, напротив, всемирную известность, являясь автором вышедшего в 2000 г. бестселлера «Империя») считает, что нужно вообще говорить о «европейской гражданской войне 1917 – 1945 годов», причем носившей безусловно классовый характер. К мнению Негри следует прислушиваться с гораздо большим основанием, т.к. он является создателем легендарной организации «Рабочая автономия», и отсидел около 10 лет по обвинению в связях с «Красными бригадами». Так что теория империалистического характера участия СССР во второй мировой войне не представляется состоятельной.

Третье. Еще один довольно сомнительный пункт. В тезисах СРС говорится: «…освободительное движение пролетариата не может поддерживать какую-то одну из буржуазных группировок против другой, не может отстаивать одну форму диктатуры буржуазии против другой (демократии против фашизма)…». По-моему, это слишком сильно сказано. Непонятно, о какой конкретно ситуации противостояния демократии и фашизма идет речь. Несомненно, что «госкаповцы» написали это в пику резолюции VII Конгресса Коминтерна, коею предписывалось повсеместное создание Народных фронтов в союзе с буржуазией против фашизма. Тактика эта, как известно, привела к тому, что во время гражданской войны в Испании (некоторые историки, кстати, предлагают считать ее началом второй мировой), отряды сталинистской компартии входили на занятые анархистами и троцкистами территории, возвращали буржуазии собственность, а в сельской местности разгоняли организованные на захваченных помещичьих землях колхозы. В итоге, ни к чему хорошему эта тактика в Европе не привела (в той исторической ситуации). В Китае, наоборот, Мао игнорировал указания Коминтерна, требовавшие объединения с гоминьданом для отпора японскому милитаризму. В итоге китайская революция победила.

В то же время это не означает, что ни при каких обстоятельствах, не следует выступать в защиту демократии против фашизма, т.к. все зависит от расстановки сил. Тактику не следует возводить в некий абсолютный принцип. Пример. В период русской революции 1905-1907 гг. эсеры-максималисты заявляли, что они не намерены поддерживать «демократическую республику» против самодержавия, т.к. то и другое – формы диктатуры буржуазии. И правильно заявляли. Это происходило в следующих исторических условиях:

а) самодержавие разлагалось, гибло, отживало свое.

б) Максималистов в России насчитывалось около 10 тыс. человек, значительный процент которых составляли боевики-подпольщики. Сходные позиции занимали другие, союзные максималистам революционные силы: анархисты, (не менее 5 тыс. человек), большевики (вместе с последними максималисты взорвали в 1906 г. дачу Столыпина), и значительная часть партии эсеров. В то же время партии либерально-демократической буржуазии были политически слабы.

Допустим, наступает сейчас угроза фашизма, и ваш СРС, подражая максималистам, станет утверждать, что разницы между ним и демократией нет. В отличие от максималистов, СРС, как я полагаю, — группировка из нескольких человек, и навыков работы в подполье не имеет. Поэтому фашистский режим легко сможет прихлопнуть ее так, что даже мокрого места не останется. Исходя из этого можно предположить, что члены СРС, хорошо осознавая эти обстоятельства, и не станут бороться с наступившим фашизмом, а займут позицию…ПРИМИРЕНИЯ с ним. При этом, фашизм запретит забастовки, уничтожит поддерживающий их ВСР, а заодно и ОМ и прочую «мелочь».

Вывод: в условиях, когда пролетариат слаб, практически не имеет собственных организаций (кучки из нескольких человек не в счет), а реакция сильна, — в таких условиях пролетариату лучше поддерживать демократию против фашизма.

Четвертое. Весьма забавно в журнале мне показалось перечисление того, что относят «госкаповцы» к «государственному капитализму»: оказывается, это все «социалистические» режимы во все периоды их существования! Формула: государственный социализм = сталинизм, а также маоизм, кастроизм и т.д., что по сути одно и то же.

Во-первых, маоизм вовсе не тождественен сталинизму. Если Сталин опирался исключительно и только на бюрократию, то Мао в ходе «культурной революции» массу этой же бюрократии выбил, подняв на это народные низы, студентов. Сформированные бюрократией в тот период органы власти были разгромлены и заменены «ревкомами».

Кое-что следует сказать и в защиту кастроизма. По мнению членов СРС, кубинская власть плоха, поскольку на кубе решают все не общие собрания. На это можно сказать, что если бы на Кубе все решали общие собрания, то американцы давно бы вернули на остров Батисту или кого-нибудь наподобие, т.к. Америка находится в 70-ти километрах. (Не удивлюсь, что А.Здоров где-нибудь пишет, что Батиста был намного лучше Кастро). Непосредственная угроза всегда требует некоторой централизации принятия решений. Это, кстати, прекрасно понимал в т.ч. и Нестор Иванович Махно. Хотя власть в Гуляй-Польском районе принадлежала крестьянским Советам, в экстремальной обстановке народный вождь Махно принимал многие решения единолично. А М. Инсаров причислил Махно к «иконостасу» СРС, но вовсе не к «сталинистам».

Ни к чему хорошему не приведет огульное очернительство всей истории левого движения ХХ века. Надо искать в ней свое место, а не отрицать все подряд. Кстати уж, — считаю также весьма неуместной и иронию в отношении непальских партизан-маоистов. Мы не такие уж гиганты политической деятельности, чтобы позволять себе снисходительно иронизировать над великими партизанскими движениями, выражающими чаяния самых угнетенных «низов» этих стран, фактически даже – всего человечества.

Пятое. Многие теоретики давно ищут, как бы назвать самый низовой орган «прямой демократии», она же – «демократия участия», она же «анархия» (как ее понимают анархисты). То назовут «фабзавкомами», то «Советами», то «рабочими комитетами», то какими-нибудь «ассамблеями». Однако современные «максималисты» придумали нечто даже смешное, провозгласив: «Вся власть – общим собраниям!» Смешно это нам потому, что многим в народе еще памятны «общие собрания» эпохи СССР. Можно с уверенностью предсказать, что уж такой «орган», как общее собрание уж точно никогда и ничего не решит. Раз собрание общее, значит на него придут революционеры, контрреволюционеры и намного превосходящая их численно масса обывателей, руководствующаяся в своем поведении мелко-накопительскими и семейными соображениями. Эта масса при определенных обстоятельствах может осознать свой интерес в революции, — но только при условии, если ей его целенаправленно разъясняют. В то же время нетрудно догадаться, какие решения будут приняты этими собраниями, если все пустить на самотек, например, по вопросам: «Оказать ли помощь голодающим детям в революционной Африке?» Поэтому термин «общие собрания» никак нам не подходит. Он не будет отражать сути, и эти собрания не пригодны для осуществления преобразований в мировом масштабе. (Вы ведь выступаете за мировой?)

Шестое. Еще один неприятный, но важный вопрос. Несколько лет назад, году в 2005 или 2006, Андрей Здоров опубликовал в № 1 газеты «Пролетарий» статью, в которой сравнил осужденных по «одесскому делу» политзаключенных с участниками мюнхенского «пивного путча» 1923 года. Это не значит, что нужно питать злопамятность и вспоминать, кто, что и про кого сказал несколько лет назад. Однако, руководствуясь чисто теоретическим интересом, я все же пару раз писал Здорову и пытался у него выяснить, какие у него были основания для такого сравнения. (Здорову советовали в Интернете не публиковать эту статью его же коллеги, но он все равно опубликовал). Ответа на этот вопрос так я от Здорова и не дождался [6]. Хотелось бы надеяться, что мнение Здорова в редакции «Максималиста» является эксклюзивным.

На этом пока заканчиваю. Желаю успехов всей организации СРС. Инсарову привет!


1. В статье «Последние вздохи сталинизма. ответ г-ну Шапинову», опубликованной в первом номере журнала «Максималист» за 2009 г., я упоминал газету «Черная звезда», орган МПСТ. – А.З.

2. Романов берет период второй мировой войны и послевоенного передела мира, в котором сталинский СССР принимал активное участие. Военная экономика имеет свои особенности, и вряд ли в экономике участвовавших в войне держав, в т.ч. и гитлеровской Германии, прибыль тогда играла определяющую роль. 

3. Такие предприятия существуют и сейчас. Большинство предприятий городского электротранспорта у нас являются убыточными и живут за счет дотаций государства. Дает ли это основание отрицать капиталистический характер существующего строя?

4. Этот термин предложил бывший итальянский троцкист Бруно Рицци. Троцкий выступал против его теории.

5.  А как быть с «братской помощью» Советского Союза странам «социалистического лагеря», в том числе и кредитами? Об империалистическом ограблении стран Восточной Европы сталинским режимом пишет Тони Клифф в последней главе своей книги «Государственный капитализм в России».

6. Такое сравнение было основано на материалах газеты «Совет Рабочих Депутатов», которую распространяли члены этой группы. О политической эволюции редактора «СРД» Игоря Губкина пару лет назад писал сам Илья Романов. См. его статью «От социал-шовинизма к национал-юродству» / 25.04.2007 http://www.communist.ru/root/archive/discussion/social.shovinizm

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*