ОТВЕТ НА РЕЦЕНЗИЮ ШАХИНА

Автор: Владимир Ищенко

обложка Как спонсор и распространитель издания книги Марлена Инсарова «Мы, украинские революционеры и повстанцы…» не смог промолчать на рецензию Юрия Шахина.

Собственно, спорить с Шахиным никакого желания нет, но показать характерные недостатки уже довольно долго ведущейся среди украинских левых дискуссии может быть полезно.

Кое в чем Шахин прав. Инсаров анализирует преимущественно идеологию ОУН и УПА и находит там много социалистической риторики, что должно служить доказательством в пользу набиравшего силы левого, «плебейского» крыла националистического движения на Западной Украине которое при более благоприятных для него условиях могло бы закончиться национально-освободительной революцией по типу стран Третьего мира. При этом совсем немного уделяется внимания практическим действиям этих организаций, а систематический анализ классовой структуры и борьбы на Западной Украине отсутствует напрочь. Признаю, что сам погорячился, назвав книгу примером марксистского анализа проблемы.

Однако, если анализ Инсарова поверхностен и часто притянут за уши, то альтернативные объяснения его критиков и, в частности, Шахина притянуты за уши вдвойне. Может быть, у Шахина есть систематический классовый анализ? Даже ни намека. Шахин проводит аналогии с НСДАП и с ее «левым» крылом – штурмовиками Рёма, разгромленными в «Ночь длинных ножей» в 1934 г. Обоснованы ли такие аналогии? По крайней мере, Шахиным – нет. Как вообще с такой легкостью можно проводить параллели между Германией, одним из самых развитых империалистических индустриальных государств с мощным рабочим классом, и Восточной Галицией и Волынью, самыми бедными аграрными провинциями очень небогатой Польши с дискриминируемым большинством населения, массово эмигрирующим за границу? Много ли между ними общего?

Похоже, Шахин считает, что раз там и там капитализм, то этого достаточно. Предлагается совершенно школярское объяснение невозможности буржуазной революции на Западной Украине в 1940-х годах, видите ли, из-за того, что, как известно, в Австро-Венгрии капитализм победил в 1848 г. По этой же логике во Франции капитализм учрежден в 1789 г. Чем же являлись французские революции 1830 г. и 1848 г.? Наверно, историческими недоразумениями.

Разнородность капитализма, противоречивость его становления и, соответственно, различная динамика классовой борьбы и политических движений Шахина совершенно не беспокоит. В Германии нацизм рос и поддерживался крупной буржуазией как противовес мощному рабочему движению. А что в Восточной Галиции и Волыни? Выполняли ли такую функцию оуновцы? Сильная Коммунистическая партия Западной Украины была разгромлена отнюдь не «фашистами» из ОУН, а товарищем Сталиным, перед этим будучи ослабленной расколами вследствие сворачивания украинизации и Голодомора в УССР. И именно место КПЗУ заняла ОУН. Так что же удивительного в том, что, оказавшись единственной организацией с массовой поддержкой, в ней начались подвижки идеологической эволюции в сторону сближения с интересами угнетенных масс?

На чем же основывается тезис о схожести между украинскими националистами и немецкими нацистами? На нескольких внешних признаках? На избирательном проведении аналогий – методе, который сам же Шахин и критикует? Инсаров часто проводит параллели между национально-освободительными движениями стран Третьего мира и Западной Украины. Действительно, никаким систематическим сравнительным анализом происхождения, динамики развития и идеологии, не подкрепленные. Пускай это избирательное надергивание понравившихся цитат, но на таком надергивании Инсаров составил книжку на 200 страниц. Немало надергал. Что же у Шахина? А у Шахина всего одна волшебная формула: «фашизм – это национализм, обогащенный социальной проблематикой». Из нее Шахин делает железобетонный вывод, что когда в 1943 г. ОУН(б) принимает новую либеральную и социально-ориентированную программу, то это признак ее окончательной фашизации. Т.е. настоящими фашистами бандеровцы были не тогда, когда приветствовали гитлеровские войска и стремились вместе с нацистами строить Новый Порядок в Европе, а когда начали открытую антинемецкую борьбу, заговорили о бесклассовом обществе и борьбе против всех империализмов. Ведь суть фашизма, повторяет Шахин за Гитлером, в соединении «национального вопроса с социальным при безусловном главенстве национального». Все просто как «2+2=4». Однако, с социальными закономерностями невозможно обращаться так же, как с математическими формулами. То, что было верно для веймарской Германии, совершенно неверно для революционных процессов в зависимых странах, для которых как раз характерно тесное сотрудничество националистов и социалистов, совмещение националистической и социалистической риторики. Я не утверждаю, что Инсаров привел достаточно доказательств сопоставимости социально-политической ситуации на Западной Украине 1930-40-х и, скажем, на предреволюционной Кубе или в Китае, но отличия от ситуации в Германии, Италии, Испании не менее существенны и очевидны. Приведение одних спекулятивных параллелей и абстрактных формул в ответ на другие не выведет дискуссию на качественно новый уровень.

Другой пример механического применения вырванной из исторического контекста формулы. Шахин цитирует Ленина: «главный враг – это национализм своей собственной нации». Как же применить эту формулу в нашем конкретном случае? Все совсем не просто и очевидно, как оказывается. Даже развернулась довольно забавная дискуссия, очертилось несколько альтернативных подходов к проблеме, а какая, собственно, нация является «своей собственной».

1) Шахин, очевидно, придерживается этнической, примордиалистской концепции нации. Кстати, разделяя ее с националистическими и фашистскими мракобесами. Раз уж Инсаров-Савченко по происхождению украинец, то именно украинский национализм и является автоматически его главным врагом. Знакомая машинная логика. Ввод-вывод. Единичка-нолик.

2) Однако, Шахину возражают. Если Инсаров сейчас проживает в России, то не украинский, а именно русский национализм должен быть самым аццким злом для Инсарова и приоритетным объектом для критики.

Вопрос стоит ребром: кровь или почва. Что же важнее для революционного марксиста? J

И еще один подход, с которым уже, по крайней мере, хотя бы можно спорить:

3) Если книга Инсарова выходит в украинском информационном пространстве, то ее аргументы и выводы льют воду на мельницу украинского национализма, укрепляющего позиции после прихода к власти Ющенко. Может, и несознательно, но Инсаров помогает «создать позитивный имидж украинским фашистам».

Однако, все-таки странное заявление в отношении книжки, пытающейся доказать, что идеология УПА не имела ничего общего с риторикой современных неолиберальных «оранжевых», а восприимчивость украинской публики к ортодоксальной марксистской лексике Инсарова оценивается уж слишком оптимистично.

Не претендуя на окончательное разрешение этого сложнейшего вопроса, осмелюсь все-таки вставить в дискуссию свои скромные пять копеек. В Украине есть немало политических сил, для которых главный враг – это именно украинский национализм. В их авангарде самая Прогрессивная и самая Социалистическая партия под предводительством Натальи Витренко. Однако, только полные невежды или манипуляторы могут называть последовательно интернационалистской эту крайне шовинистическую, про-имперскую организацию.

В голосующей за Януковича, русскоязычной Одессе, откуда пишет Шахин, критика бандеровцев не представляет собой ни большого геройства, ни вообще какого-либо прока для рабочего класса.

И еще задачка «на дом» для самых продвинутых в сектантской словесной эквилибристике. Попробуйте, пожалуйста, применить формулу о «главном враге» к современной Латинской Америке, прежде всего, к Кубе, Венесуэле, Боливии. Кто же «самый главный» враг для латиноамериканского рабочего класса: «свой собственный» национализм или североамериканский империализм?

На самом деле, в этом же духе разбирать по косточкам рецензию Шахина можно еще долго. И получить затем в ответ новые механические выкладки вместе с обвинениями в «невежестве», «жульничестве», «незнании марксизма», «оппортунизме», «ревизионизме», «мелкобуржуазном национализме» и других смертных грехах. Продолжать эту традиционную сектантскую «полемику» можно до бесконечности. Только она нас ни на йоту не приблизит к «комплексному» анализу сложных и противоречивых событий 40-х годов на Западной Украине.

В таком формате дискуссии виноват, к сожалению, и сам Инсаров. Его тексты и обсуждаемая книга, в частности, действительно наполнены эпатажными высказываниями, написаны зубодробительным языком клише и догматических штампов. Аргументация книги во многом завязана на сомнительную концепцию империалистического характера Великой Отечественной войны. В Германии госкапитализм, в СССР тоже госкапитализм, значит, последовательным марксистам следовало занять квазициммервальдскую позицию «чума на оба ваши дома» и превращать мировою войну в классовую. Логика не менее механическая, чем у Шахина.

Зачем же стоило вообще издавать эту книгу? При всех ее методологических, фактических, стилистических недостатках она ценна постановкой важных вопросов. Например:

1) Понятно, что очень легко списать всю левую риторику ОУН и УПА на традиционную «фашистскую» социальную демагогию, в которой нет ничего необычного. Мы действительно не можем знать, что «на самом деле» было на уме у бандеровцев, вещавших о бесклассовом обществе без панов и холопов. Однако, ставя на этом точку, мы уходим от анализа сложной динамики классовой сознания на Западной Украине. Как пишет сам Инсаров, «предположим, что для «бандеровцев» лозунги бесклассового общества и борьбы против эксплуататорской системы действительно были лишь средством обмана масс и манипуляции ими. Тогда возникает закономерный вопрос, почему массы, шедшие за «бандеровцами», могли быть обмануты именно такими лозунгами бесклассового общества, общественной собственности и уничтожения эксплуатации человека человеком, а не лозунгами «свободного предпринимательства» и «рыночной конкуренции»? И не является ли такое противопоставление хороших, доверчивых и глупых масс манипулирующим ими верховодами таким же вздором, как противопоставление в революции 1917 г. масс и обманувших их большевистских вожаков (чем нередко грешили публицисты ОУН-УПА-УГВР) – как будто большевики не были в 1917 г. частью масс и как будто великую историческую трагедию можно свести к совращению глупой девицы хитрым развратником!» (с.12-13). Заявлять, что это все «фашистская демагогия» и точка, означает оставаться на уровне примитивной конспирологической теории, уходящей корнями в консервативные теории «психологии толпы», аристократическую боязнь «черни» и «быдла» и не имеющей ничего общего с марксистским анализом идеологии.

2) Вопрос в продолжение. Почему к «фашистским» ОУН и УПА присоединяются безусловно социалистически настроенные надднепрянские украинцы, участники и наследники революции 1917-21 гг. – Майстренко, Багряный, Позычанюк, Гришко и другие? У Шахина как всегда за пазухой есть простой и якобы исчерпывающий ответ – «ренегаты» и «оппортунисты». Мне же кажется, что серьезный анализ этой проблемы должен, как минимум, учитывать перерождение революции, сталинское сворачивание украинизации и разгром украинской интеллигенции, о чем у критиков Инсарова обычно не проскакивает ни слова.

3) Еще один вопрос Инсаров не ставит, его добавлю я. Согласно всем репрезентативным опросам Западная Украина гораздо более положительно относится к ОУН и УПА, чем все остальные украинские регионы, в которых эти организации не стали массовыми. В чем же феномен такой любви к фашистским коллаборантам, устроившим не только геноцид поляков, но и терроризировавшим сочувствующих Советской власти украинцев? По-моему, это случай, когда догматические формулы катастрофически расходятся с реальностью. Опять же, отмахивание конспирологической теорией «зомбирования» не является примером материалистического анализа массового сознания.

Я считаю, что серьезная попытка возразить Инсарову должна начинаться с ответа на эти вопросы. Иначе анализ проблемы левых элементов (если хотите, левой риторики) в УПА не выйдет на уровень продуктивной дискуссии, а так и останется в виде Интернет-разборок, сектантского «козления», мелких интрижек и сведения личных счетов, которые имел возможность наблюдать в левом движении уже много-много лет.

Jerzy

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В ОДЕССЕ ВЫШЛА В СВЕТ СЕНСАЦИОННАЯ КНИГА МАРЛЕНА ИНСАРОВА “МЫ, УКРАИНСКИЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ И ПОВСТАНЦЫ…”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*