ГИМН ФРОНТА НАЦИОНАЛЬНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ИМЕНИ ФАРАБУНДО МАРТИ

ДУНАЙСКИЙ УГОЛ

large_35002 Буджак был присоединен к Украине в 1940 году под забытым ныне названием Аккерманская область – с центром в древнем городе Белгороде-Днестровском, основанном на месте олигархического полиса Тиры и известном в истории под названиями Четатя Албэ, Фехервар и Аккерман. В том же году областным центром стал Измаил – пограничный город на нижнем Дунае, и Буджак на 20 лет обрел статус Измаильской области, как иногда и сейчас называют этот край старожилы. Затем его присоединили к Одесской области, а после распада СССР заречные районы превратились в своеобразный анклав, отрезанный от Украины Днестровским лиманом. Попасть туда можно по мосту через узкое «бутылочное горлышко» лимана, где воды Днестра, наконец, соединяются с морем. Или с севера, по автомобильной трассе, кусок которой находится в границах Молдовы – и потому транспорт должен проходить формальный пограничный контроль.

За Днестром находится 12 тысяч квадратных километров распаханных и целинных степей. Их перемежают широкие балки, которые переходят в лиманные лагуны, отделенные от моря песчаными пересыпями и сохранившие свои старые тюркские имена. Между балками, где текут пересыхающие летом реки, раскиданы украинские, болгарские имолдавские села. А также старые поселения тюркоязычных гагаузов – народа, происходящего либо от огузов и печенегов, либо от крестившихся буджакских татар. И хутора липован – потомков беглых старообрядцев, сохранивших свой особый диалект русского языка, обогащенного румынизмами и тюркизмами.

Мультинациональность Буджака восходит ко времени раннего средневековья. В ту эпоху он служил транзитным коридором для народов и целью для завоевателей, стремившихся утвердиться «на Дунаи»: «яко ту вся благая сходятся; от Грекъ злато, паволоки, вина и овощеве розноличныя, изъ Чехъ же, из Угорь сребро и комони, из Руси же скора и воскъ, медъ и челяд». Эта цель была закреплена в Новое время, когда юг Бессарабии столетиями оставался степным фронтиром в зоне интересов Османской империи, Речи Посполитой и молдавских господарей. А затем и России, которая окончательно завоевала эти земли только во второй половине XIX века, стимулируя болгаро-украинскую колонизацию опустевших татарских улусов. Въезжая в село, стоит поинтересоваться, какое оно по этническо-языковой принадлежности и как раньше называлось, – и вам скажут, что украинское село Приморское называлось раньше Будаки – как и одноименный лиман, и здесь живут потомки «каторжников и козаков».

Предпасхальный базар в бывшей генуэзской фактории, районном центре Татарбунары – от тюркского Татар-Бунар, «татарский колодец», на берегу опресненного лимана Сасык – демонстрирует этнографическое разнообразие Буджака. Крестьяне из соседнего Болградского района, в котором преобладают этнические болгары, продают самодельный джем из перетертых розовых лепестков, выходцы из молдавских сел торгуют молодой бараниной и разлитым в бутылки из-под «пепси» вином, а липоване – знаменитой дунайской сельдью. Как рассказывали нам в Измаиле, здешние села до сих пор сохраняют разделение промыслов и ремесел: например, село Старая Некрасовка (память о донском атамане Некрасове и его беглом «Некрасовском войске») славится особой картошкой, село Муравлевка – домашней утварью, болгарские села – луком и прочими овощами, украинские – солью, а липованские – рыбой, лодками и клубникой.

В 1924 году эти патриархальные места, опоясанные римскими Трояновыми валами, стали центром Татарбунарского восстания против оккупационного румынского правительства. Шесть тысяч крестьян под руководством подпольного Южно-Бессарабского ревкома в течение трех дней отбивали атаки десяти пехотных и кавалеристских полков королевских войск, которые применяли против них отравляющие газы. От них ослеп дядя анархо-коммуниста Иона Ветрилэ – местного уроженца, который затем, еще подростком, организует подпольную группу «Гайдуки Котовского» и погибнет в 41-м, защищая от погромов еврейский квартал Бухареста. Раненный в ноги, он попал в плен к фашистам-легионерам, которые повесили Ветрилэ за крюк на скотобойне, и выжгли у него на спине надписи «Маркс» и «Бакунин».

В ходе подавления Татарбунарского восстания погибло три тысячи человек – его участников расстреливали на превращенных в плавучие бараки баржах. Пленных крестьян из Буджака судили в Кишиневе на закрытом «процессе пятисот», получившем мировой резонанс. Суд не сумел установить связь между повстанцами и советским правительством. В защиту осужденных выступили Альберт Эйнштейн, Михаил Садовяну, Горький, Бернард Шоу, Теодор Драйзер, Ромен Роллан, Томас Манн, Луи Арагон и Анри Барбюс. «Может быть, если бы я уже не был революционером, я стал бы им, вернувшись из этого трагического хаоса южной Европы… В Бессарабии знают, что стоит только поднять голову, как она слетит с плеч», – писал потом посетивший «процесс пятисот» Барбюс в написанной по его мотивам книге под названием «Палачи». Только это широкое международное давление позволило избежать массовых казней жителей Татарбунарской округи, в которой с тех пор дислоцировался внушительный румынский контингент.

Неудивительно, что нынешние жители Буджака относятся к румынским временам без ностальгии по прежнему режиму, свойственной некоторым жителям присоединенной тогда же Западной Украины. Мать моего друга рассказывала нам в Измаиле, что ее бабушку и деда – липован по происхождению – били линейкой в школе, когда дети говорили не по-румынски. А национальные притеснения дополнялись коррупцией и нищетой необразованных в массе крестьян, страдавших от поборов и взяток. Рыба Дуная была объявлена собственностью короля. И рыбаки-староверы из села Вилково, затерянного в тростниках Дельты, с 1918 по 1940 год безуспешно судились с румынским правительством, оспаривая грабительские налоги на свой промысел – причем эта тяжба дошла даже до Лиги Наций. Советскую власть ждали. «В Вилково подозрительными коммунистами являются все рыбаки», – написано в жандармском донесении из архива города Измаила. Однако сегодня многие с неприятием вспоминают коллективизацию, выселения на работы местных болгар и послевоенный голод. В том же Вилково рассказывают по этому поводу случай, когда известный рыбак добровольно сдал новой власти семь белуг, и был определен из-за этого в кулаки – бюрократы в Белгороде-Аккермане приравняли семь огромных рыбин к семи головам скота.

Последующие годы вернули советскому режиму часть его авторитета – регион между устьями Днестра и Дуная был впервые в своей истории индустриализован, а аграрная реформа полностью устранила традиционное батрачество. В 50-е годы было покончено с безграмотностью: специалисты разработали гагаузскую письменность и приступили к изучению липованского говора. Дунайские плавни были объявлены заповедной зоной, вылов рыбы начал лимитироваться, а заводы-питомники позволяли поддерживать численность рыбных стад. В придунайском регионе начали культивировать рис – что, впрочем, привело к осолонению грунтовых вод в Килийском районе. А попытка опреснения озера Сасык способствовала орошению степи, но привела к загниванию вод лимана. Побережье Буджака стало масштабной рекреационной зоной, где разместились десятки ведомственных санаториев Молдавской ССР – и прибрежные курорты вроде Сергеевки и сегодня кажутся молдавским анклавом, где персонал санаториев «Патрия», «Виктория» и «Сэнэтатя» обычно говорил сразу трех языках. В начале 90-х годов под сладенькие хиты «Ace of Bace» здесь дрались между собой на дискотеках выходцы из Тирасполя, Бендер, Бельц и Кишинева, приехавшие на море прямо с близкого «фронта».

В постсоветские годы регион выживал за счет грузового транзита по Дунаю – вплоть до бомбардировки Югославии в 1999 году, когда разрушенный мост в сербском городе Нови Сад парализовал речную артерию. Это усугубило экономический коллапс Дунайского угла Украины. Экономический подъем начала десятилетия привел к «экологическим войнам» между Румынией и Украиной, конкурирующих между собой за прибыль от речных перевозок. Сооружение судоходного канала в гирле Быстрое вызвало дипломатический демарш Бухареста, заявившего, что строительные работы вредят заповедным плавням Дуная. Не меньший ущерб дельте нанесли гидротехнические работы румын, которые «выровняли» Сулинское гирло, и соорудили дамбу, пытаясь направить в этот рукав основной поток дунайской воды. Считается, что экологии Нижнего Дуная серьезно повредило сооружение нефтеналивного порта Джурджулешты – на восьмисотметровом участке дунайского берега, подаренном Украиной Молдове.

Однако жителей Измаила беспокоят не экологические, а социально-экономические проблемы. Стоя у реки, возле панорамы штурма Измаила, расположенной в бывшей турецкой мечети, мы могли видеть, как бездействуют краны порта, загруженного сейчас не более чем на треть. А мимо, вдоль соседнего, румынского берега, проплывали суда под молдавскими и румынскими флагами. Роскошный морвокзал Измаила пустовал – как нам сказали, в этой навигации отменен последний пассажирский рейсы на Килию, и чтобы проплыть туда по реке, необходимо в частном порядке договариваться с капитанами еще работающих теплоходов.

Оставшись в собственности у государства, Украинское дунайское пароходство смогло уцелеть от полного разграбления, в отличие от полностью уничтоженного Черноморского пароходства. Однако бизнесмены, близкие к российскому бизнесмену и спонсору Компартии Григоришину, добиваются приватизации предприятия – чтобы затем избавиться от находящейся на его балансе «социалки» и уволить часть моряков. Пока же пароходство банкротят – и в марте его работники заявили о решимости перекрыть Дунай в знак протеста против массовых увольнений и задержек зарплаты. По существу, это может стать первой международной акцией протеста украинских рабочих.

«Мы полностью готовы к такому сценарию событий, и никто не сможет этому помешать, – сказал нам на встрече представитель моряков Измаила. – По сигналу наши суда одновременно бросят якорь на фарватере реки в Венгрии, Австрии, Болгарии, Румынии – и Дунай встанет. Нам терять нечего – не будет пароходства, и город зачахнет окончательно, работать тут больше негде. А сейчас его планомерно губят».

Портовый Измаил остается последним оазисом в деиндустриализованном регионе, население которого выживает за счет натурального хозяйства, браконьерства и рыбного промысла с традиционным центром в Вилково. Вилково основали в 1746 году участники восстания Кондратия Булавина и последователи его сподвижника, атамана Игнатия Некрасова, продолжившего ожесточенную войну против царских войск. Они переселились с Кубани и Дона в подконтрольную Османской империи дельту Дуная, где уже существовало несколько староверских общин, как бы повторяя известный девиз нидерландских гезов «Лучше служить султану турецкому, нежели папе» – если понимать под последним русского царя. Большая часть поселенцев была старообрядцами из течения стрельца Фотия Васильева, принявшего в монашестве имя Филиппа – они отказывались читать молитвы за государево здравие и не признавали церковного брака. Впоследствии беглецов стали звать на украинский манер «пилипонами», что и породило современное «липоване». Хотя сами староверы считают, что зовутся так в память о липовых рощах, где некогда прятались от преследователей их предки.

Само Селение Липованское, как называли сначала Вилково, получило свое название из-за того, что в этом месте вилами расходились между собой Белгородское, Старостамбульское, Очаковское и прочие гирла Дуная. Помимо страрообрядцев здесь селились украинские казаки, ушедшие на земли султана после уничтожения Запорожской Сечи – вместе с некрасовцами они основали среди тростников новую, Задунайскую Сечь, – а также чумаки и беглые крестьяне из Молдовы и Украины. Из этого сплава со временем формировался социальный тип жителей региона, чья жизнь и характеры были выписаны у посещавшего Буджак Горького, который работал на сборе винограда в бывшей французской колонии Шабо. «Я слышал эти рассказы под Аккерманом, в Бессарабии, на морском берегу», – такими словами начинает Горький свою «Старуху Изергиль».

Добывая со дна вязкий плодородный ил, они своими руками выстроили этот удивительный городок в плавнях – «дунайскую Венецию», разделенную сотнями каналов-ериков, отделявших друг от друга каждый вилковский дом. Журнал «Живописная Россия» описывал в 1898 году отнюдь не романтическую жизнь этих людей: «Рыбы по Дунаю и на взморье ловится много, лов свободен для каждого. Тем не менее, вилковцы являются жертвой беспощадной эксплуатации. Огромное, например, большинство их – не более как батраки, холопы нескольких кулаков. Эта эксплуатация доведена до тонкости, возведена в систему. Стоит рыбаку сделать у кулака заем на покупку снастей или взять их у него натурой – и он навсегда закабален. Весь улов он обязан полностью представлять своему кредитору, который принимает его по цене им самим установленной, всегда в несколько раз ниже против базарной». А бессарабский губернатор Урусов, побывавший в Вилково в 1903 году, с тревогой констатировал «признаки, указывавшие на стремление рыбаков освободиться от ига, наложенного на их промысел капиталом».

Спустя век рыбы стало меньше. Стадо осетровых заметно уменьшилось, а дунайский и черноморский лососи стали редкостью, как и реликтовый водяной орех чулым, из которого раньше тут даже пекли хлеб. Конечно, здесь еще можно задешево купить только что выловленного сома или выпить сырой сазаньей икры с солью – местные хозяйки запекают ее во вкусные коржи. Однако жители Вилково осваивает новый кабальный промысел, неизвестный их предкам: они массово заготавливают тростник, который затем перепродается в Европу в качестве модного и экологичного материала для строительства кровель. Снопы заготовленного тростника можно видеть в каждом втором дворе. Местный житель, который вез нас на катере к морю по старинному Белгородскому гирлу, распугивая цапель, бакланов, пеликанов и лебедей, показывал «тростниковые плантации дельты» – выжженные участки плавней, где стояли комбайны и бытовки для местных рабочих. Снежно-белые цапли с хрупкими фарфоровыми шейками контрастно выделялись на этой черной земле, которая не дает возможности заработать живущим здесь людям, но зато обогащает других. Местные жители получают за каждый сноп всего от трех до пяти гривень, тогда как конторы-перекупщики продают их потом в десять раз дороже заграничным клиентам, сплавляя тростник вверх по Дунаю, и дальше, через каналы – до устья Рейна. Кризис еще не задушил этот специфический бизнес эпохи глобализма – хотя, как нам рассказали, несколько заготовочных пунктов, принадлежащих одесским и киевским бизнесменам, все же закрылись еще в прошлом году, лишая Вилково его «европейских перспектив». А на другом берегу реки, в плавнях уже вступившей в ЕС Румынии, так же прозябают другие общины дунайских липован. Они тоже пытаются выживать за счет «экспортного» тростника.

Проплыв через протоки дельты, мы пристали к заповедному острову Соленый Кут – в том месте, где воды Дуная достигают Черного моря. Суша постоянно наступает тут на морскую воду – главная река Европы ежегодно выносит в устье гигантское количество ила, создавая новые острова, в шутку названые Курилами. Море тоже участвует в их создании, выбрасывая прибоем тонны раковин – мидий, рапан и зубаток, по которым можно ходить, как по хрустящим белым сугробам. Между раковинами видны детские игрушки и мусор с одесских и крымских пляжей – это тот самый таинственный остров, куда уплывают все потерявшиеся в детстве резиновые мячики и надувные матрасы. Подобно стихиям, история формирует настоящее и будущее глухого дунайского угла Европы – волнами кризисов, миграций и войн. И веками играет, будто ракушками, бессчетными судьбами людей из степей и плавней Буджака.

Автор: Манчук Андрей

Рабкор

ВАМ ЛГУТ О ПИРАТАХ

 

pirate_flag Кто мог представить, что в 2009 году правительства мира объявят новую Войну против Пиратов? В то время, как вы это читаете, Королевский Флот Великобритании — при поддержке кораблей свыше двух дюжин стран, от США до Китая — входит в воды Сомали, чтобы взяться за людей, которых мы всё ещё представляем в виде злодеев с попугаем на плече. Скоро они будут бороться с сомалийскими судами и даже преследовать пиратов на суше, в одной из наиболее разорённых стран на земле. Но за всей весёлой странностью этой истории стоит нерассказанный постыдный факт. У людей, которых наши правительства называют "одной из величайших угроз нашего времени" есть выдающаяся история — и справедливость, в какой-то степени, всё же на их стороне.

Пираты никогда не были в действительности такими, какими мы их себе представляем. В "золотой век пиратства" — с 1650 до 1730 — общее представление о пирате, как о бесчувственном диком воре, которое держится до сих пор, было создано правительством Британии с помощью долгого подъёма пропаганды. Многие простые люди верили, что это ложь: пиратов часто спасали из виселиц при поддержке толпы. Почему? Что они видели такого, чего не видели мы? В своей книге Злодеи Всех Наций историк Маркус Редикер рассматривает свидетельства, чтобы выяснить это. Если вы становитесь матросом торгового флота, тогда — выдернутый из доков лондонского Ист-Энда, молодым и голодным — вы окажетесь в плавающем деревянном аду. Вам придётся все время работать на тесном, полуголодном корабле, и если вы расслабитесь на секунду, всемогущий капитан высечет вас плёткой-девятихвосткой. Если вы расслабитесь ещё раз, вас могут выбросить за борт. И по окончании месяцев, или лет всего этого, вас зачастую обманут с зарплатой.
Пираты были первыми людьми, которые взбунтовались против этого мира. Они подняли мятеж против своих капитанов-тиранов — и создали другой метод работы в море. Как только они получали корабль, пираты избирали своих капитанов и принимали все свои решения коллективно. Они распределяли свои дары как сказал Редикер, в соответствии с "одной из наиболее утопических схем распределения ресурсов, которую только можно было найти где-либо в восемнадцатом веке." Они даже принимали беглых африканских рабов и жили с ними вместе на равных. Пираты показали "совершенно очевидно — и разрушительно — что корабли не должны управляться бесчеловечными и деспотическими методами торговой службы и Королевского флота." Вот почему они были популярны, несмотря на то, что являлись непродуктивными ворами.

Слова одного из пиратов той забытой эпохи — молодого британца по имени Вильям Скотт — должны отразиться в этой новой эпохе пиратства. Передтем, как быть повешенным в Чарлстоне, Южная Калифорния, он сказал: "То, что я делал, я делал для того, чтобы спастись от гибели. Я был вынужден стать пиратом, чтобы жить." В 1991, правительство Сомали — что в Африканском Роге — развалилось. Его 9-миллионный народ с тех пор балансирует на грани голода — и многие из безобразнейших сил в Западном мире увидели в этом величайшую благоприятную возможность для того, чтобы воровать запасы продовольствия страны и сбрасывать наши ядерные отходы в её воды.

Да: ядерные отходы. Как только правительство ушло, таинственные европейские корабли стали появляться у побережья Сомали, сбрасывая многочисленные бочки в океан. Прибрежное население стало заболевать. Сперва они страдали от странной сыпи, тошноты и появления младенцев с уродствами. Затем, после цунами 2005 года, сотни сброшенных и давших течь бочек были выброшены на берег. Люди стали страдать от лучевой болезни, и свыше 300 умерло. Ахмеду Оулд-Абдалла, посланник ООН в Сомали, сообщил мне: "Кто-то сбрасывает сюда ядерные материалы. Кроме того, сбрасывается свинец и тяжёлые металлы, такие как кадмий и ртуть — что угодно." Происхождение большей части из них — это европейские госпитали и заводы, которые, похоже, передают их итальянской мафии, чтобы "убрать" их по-дешёвке. Когда я спросил Оулд-Абдалла, что Европейские правительства предприняли в связи с этим, он ответил со вздохом: "Ничего. Не было произведено ни очистки, ни компенсаций, ни предотвращения."

В тоже время, европейские корабли добывали в водах Сомали его ценнейший ресурс: морепродукты. Мы уничтожили свои собственные запасы рыбы чрезмерной добычей — и теперь мы перешли к их запасам. Ежегодно из незащищённых вод Сомали многочисленными незаконными траулерами добываются тунец, креветки, омары и другие морские виды на сумму свыше 300 миллионов долларов. Местные рыбаки внезапно лишились своих средств к жизни, и они голодают. Мохаммед Хуссейн, рыбак из города Марка, что в 100 км. южнее Могадишу, сообщил Рейтерс: "Если ничего не предпринять, скоро в наших прибрежных водах не останется рыбы."

Это и есть среда, в которой появились люди, которых мы называем "пиратами". Все соглашаются с тем, что они были обычными сомалийскими рыбаками, которые сперва использовали быстроходные катера, чтобы попытаться разубедить владельцев свальщиков и морских траулеров, или по крайней мере, получать с них "налог". Они называют себя Добровольная Береговая Охрана Сомали — и не трудно увидеть, почему. В сюрреалистичном телефонном интервью, один из лидеров пиратов, Сугуле Али сказал, что их мотивом было "прекратить нелегальную ловлю рыбы и сброс отходов в наши воды… Мы не считаем себя морскими бандитами. Мы считаем морскими бандитами тех, кто незаконно ловит рыбу и сбрасывает отходы в наше море, и перевозит оружие в нашем море." Вильям Скотт понял бы эти слова.

Нет, это не даёт оправдание взятию заложников, некоторые, безусловно, являются простыми гангстерами — особенно те, кто останавливает с целью грабежа поставки Мировой Продовольственной Программы. Но "пираты" имеют огромную поддержку среди местного населения обоснованно. Независимый новостной сайт Сомали WardherNews провёл лучшее исследование, которое нам доступно, по поводу того, что думают рядовые жители Сомали — и обнаружил у 70 процентов респондентов ответ "одобряю пиратство, как форму национальной обороны территориальных вод страны." В ходе войны за независимость в Америке, Джордж Вашингтон и отцы-основатели Америки платили пиратам за защиту территориальных вод Америки, поскольку у них не было ни флота, ни своей береговой охраны. Большинство американцев поддерживали их. Разве это не похоже?

Или мы ожидали, что голодающие сомалийцы будут пассивно стоять на своих берегах, бултыхаясь в наших ядерных отходах, и смотреть, как мы будем воровать их рыбу, чтобы есть её в ресторанах Лондона, Парижа и Рима? Мы не участвуем в этих преступлениях — но когда кто-то из рыбаков отвечает разрушением транзитного коридора для 20 процентов мировых поставок нефти, мы начинаем пронзительно кричать о "зле." Если мы действительно хотим иметь дело с пиратством, мы должны остановить его основную причину — наши преступления — прежде чем посылать боевые суда для искоренения сомалийских преступников.

История войны с пиратством 2009 года была лучше всего резюмирована другим пиратом, жившим и умершим в четвёртом веке до Рождества Христова. Он был пойман и отправлен к Александру Великому, который потребовал узнать, "чего он намеревался достичь путём удержания контроля над морем." Пират улыбнулся, и ответил: "Того же, чего и вы намереваетесь достичь путём захвата всей земли; но поскольку я делаю это на небольшом корабле, меня называют разбойником, в то время как вас, совершающего это с помощью огромного флота, называют императором." Вот и теперь наши великие имперские флотилии отправляются в плавание — но кто разбойник?

Йоханн Хари (Johann Hari)
Huffington Post

Оригинал статьи

Technorati Теги: ,

ДРАЙВОВАЯ ПЕРВОМАЙСКАЯ АКЦИЯ НЕПАРЛАМЕНТСКИХ ЛЕВЫХ В КИЕВЕ (ВИДЕО)

Колонна из приблизительно 500 представителей профсоюзов, анархистских, марксистских и других левых радикальных групп прошла первомайской манифестацией от метро Арсенальная до Киевской городской администрации. Над колонной развивались чёрные, красные, красно-чёрные и чёрно-зелёные флаги.

Организаторами первомайской акции выступили производственный профсоюз “Захист праці” и студенческий профсоюз “Пряма дія”, общественная организация “Социальная альтернатива” и Организация марксистов (ОМ), общественное движения “Новые левые” и “Антифашистское действие”, Революционная конфедерация анархо-синдикалистов имени Нестора Махно (РКАС). В манифестации также приняли участие представители Одессы — антифашисты, члены РКАС, участники Мобильных антикапиталистических DSCF1944инициатив (МАИ). Манифестанты с зажжёнными фальшфеерами прошли мимо зданий абсолютно бесполезных для общества бюрократических структур Кабмина, Нацбанка и столичной мэрии, скандируя: “Умри, умри, умри капитализм!”, “Смерть фашизму – долой капитализм!”, “Выйди на улицу – верни себе город!”, “Хочеш їсти – з’їж капіталіста!”, „Депутатів – на нари, трудящих – на Канари!”, а в знак солидарности с одесскими антифашистами — “Антифа-Антифа”!

DSCF1942

Нынешняя акция непарламентских левых чётко продемонстрировала неуклонный рост рядов новых левых революционных сил: манифестация собрала вдвое больше участников прошлогодних майских мероприятий.

DSCF1943 Буржуазные же средства массового внушения, существующие на деньги украинских олигархов и одурманивающие головы тружеников Украины, попытались либо полностью замолчать акцию, игнорируя её, либо наглым циничным образом переврать и перекрутить информацию о мирной первомайской манифестации трудящихся и молодёжи, сообщая о «попытках леворадикалов спровоцировать милицию». Как всё-таки мерзко сегодня быть «журналистом» — платной марионеткой капитала, полностью осознающей себя таковой! Тьфу-ты)

  А.И.

ЩО ОЗНАЧАЄ ПЕРШОТРАВЕНЬ?

Чим не привід продемонструвати владі своє невдоволення? Адже саме влада і капітал сьогодні повертають першотравню його первинний зміст. Вони з’їли наш з вами шашлик!

1 травня – це день боротьби. День солідарності трудящих. За останні півроку нам доводилось згадати, що ми є не натовпом окремішніх індивідів, а цілком реальним класом найманих працівників. Нас звільняли цілими колективами. Для буржуа люди втратили свою рентабельність. Натомість вже не в одній тисячі голів за цей час зароджувався сумнів: «А чи потрібні нам буржуа?» Напевно, що ні. Достатньо навіть того, що вони прогуляли наші зарплати і пенсії у Куршевелі.

Ненавидіти владу в наші дні – ознака хорошого тону. Причому народної зневаги заслужили УСІ її гілки. Більше того, кожен із нас уже численні рази задумувався над доцільністю самого існування вертикалі чиновників. За майже 18 років незалежності змінилось 16 урядів, п’ять скликань парламенту і три президенти. Але наше життя лише погіршувалось. Може достатньо?

Забудьте про свято! Нам з вами нічого святкувати!

Першотравень повертається до нас із змістом сторічної давнини. І це не погано. Це і є нормальний порядок речей, логічна відповідь на гнітючу дійсність.

В минулі роки у Києві вже двічі проходили альтернативні марші солідарності трудящих. Щораз вони були потужніші. Та у 2009 році ця подія має стати особливою. Вперше за історію незалежної України на вулиці спільно з анархістами і ліваками вийдуть незалежні профспілки – трудові колективи цілої низки підприємств. Вони, як ніхто інший знають, що боротись за свої права можливо, і перемагати теж можна.

Цей день для суспільства є певним підбиттям підсумків. Кожному із нас у той чи інший спосіб доводилось захищати себе від свавілля, не йти на компроміси з сумлінням, підтримувати в складній ситуації колег і просто висловлювати свою незгоду. Процес триває постійно, щодня. Але першотравень – це можливість продемонструвати солідарність. Ми маємо відчути плече одне одного, щоб завтра не опинитись сам на сам із бідністю та безробіттям.

В календарі українських трудящих насправді замало вихідних. Ми звикли цінувати кожну можливість відпочити від виснажливої праці. Але пам’ятайте, цього разу шашликів не буде! Краще раз не побачитись з друзями на «майовці», ніж згодом зустрітися у центрі зайнятості.

Влада і капітал з’їли наш з вами шашлик! Тож час повернути своє: робочі місця, зарплати, стипендії, пенсії. Повернути суспільству розкрадені свого часу заводи, приватизовані парки і пляжі. Повернути собі можливість впливати на прийняття рішень і можливість приймати рішення самим.

Альтернативний першотравневий марш. Київ
12.00 вихід з м.Арсенальна

Андрій Мовчан

ЛС

К ВОПРОСУ О “РОССИЙСКОМ” СЛЕДЕ В ОДЕССКИХ СОБЫТИЯХ

001f4396 Дескать, виновниками трагедии были какие-то «пророссийские боевики», контролируемые лидером партии «Родина» Игорем Марковым. Ну, а после этого в национальном виртуальном пространстве начал раздаваться со всех сторон плач «щирих українців» про «національно свідомого хлопця», убитого «агентурою Москви». И это при том, что погибший был русскоязычным, и вообще, скорее «белым» расистом, чем традиционным классическим украинским националистом. Откуда же появилась в этой истории «рука Москвы»?

У «российского» и «марковского» информационного следа, по всей видимости, три составляющих:

1) Неназванный источник в одесской «Просвіті», первым давший комментарий УНИАН. И понятно почему: «Просвіта» в Одессе контролируется местными активистами тягныбоковской «Свободы», а они имеют зуб на Маркова и его русско-шовинистическую партию фашистского толка. В сентябре 2007 года он, по их мнению, организовал избиение участников мирного пикета «Свободы» возле здания Одесской облгосадминистрации http://www.misto.odessa.ua/index.php?u=novosti/odessa/nom,15615,15615

Другой нюанс состоит в том, что местная «Свобода» не имеет самостоятельной возможности бесплатно и по своей инициативе пиарится на УНИАН по вопросу, не имеющему к ней прямого отношения. Это денег стоит и немалых. И поэтому, по всей вероятности, инициатива взять комментарий у «Просвіти-Свободи» принадлежала самому журналисту всеукраинского агентства. А вот откуда возникла такая инициатива у этого журналиста – это ещё один вопрос, который я рассмотрю чуть ниже.

2) Участники группы Чайки, которым как-то надо было объяснить мотивацию действий украинских фашистов в этот день и автоматически придумавших логически возможную для них «версию о нападении на них пророссийских боевиков» (в самом деле, не с китайцами же произошёл конфликт), по ходу примешав пророссийский след антифашистам, что целиком вписывается в идеологическую концепцию «Січі». Кроме того, мне самому на протяжении последних 2-3 месяцев постоянно доводилось слышать из вторых-третьих рук и разных источников, настойчивую информацию о мнении всей этой «укрнационалистической» тусовки об «Антифа» как «промосковской организации, которой подкидывает деньги Марков». И даже информацию о том, что якобы «сын Маркова возглавляет одесскую «Антифа». Неизвестно, впрочем, есть ли вообще у Маркова сын.

3) Информационную работу местного буржуазно-бюрократического клана Гурвица-Климова и обслуживающего его персонала из организации «Свободная Одесса» (младшей региональной сестры профашистской организации «Братство» Корчинского), сразу попытавшихся воспользоваться информационным событием в своих собственных политических целях – целях привязывания убийства Чайки к Маркову как основному в их глазах противнику городской команды на нынешнем этапе:
http://korrespondent.net/ukraine/events/810496
http://www.bratstvo.info/bratstvo-text-15436.html
http://www.svobodnaya.odessa.ua/content/view/753/1/
http://www.svobodnaya.odessa.ua/content/view/750/1/

Недавно, кстати, 4 депутата горсовета от марковской «Родины» с подачи заявления ПСПУ «Блока Наталии Витренко», по списку которой они и прошли, были просто грубо, но юридически безупречно лишены своих мандатов и, судя по всему, ошалели и подрастерялись от этого.

Тут стоит упомянуть напряжённую и острую борьбу на грани фола в последние месяцы клана Гурвица-Климова (первый – мэр Одессы, второй – хозяин областной организации Партии регионов и ФК «Черноморец») с другими местными буржуазными группами Маркова, Костусева-Гончаренко, Козаченко, Азарова, недопущенными к «дерибану» городского бюджета и коммунальной собственности.

Гурвиц сделал ставку на самого крупного из региональных капиталистов Климова, совместно с ним контролирует большинство Одесского горсовета и ему этой поддержки достаточно. С остальными он борется откровенно выходящими за рамки буржуазной «демократии» методами: весь город измалёван надписями «Козаченко – убийца!», «Гончаренко – педик!»; против Гончаренко (сына Костусева) развёрнута настоящая кампания травли и преследований в виде публичных оскорблений, обливания зелёнкой, поджога офиса, незаконных действий ЖЭКа в отношении личного жилья и даже физических нападений; против Маркова запущено уголовное дело и травля СБУ, его депутатская группа лишена депутатских мандатов и распущена; Азаров, судя по всему, лишён части прибыльного рекламного бизнеса, а офис его финансовой бизнес-пирамиды пикетируется сторонниками городской власти из «Свободной Одессы» с требованием «привлечь мошенника к ответственности»…  Итог: вся городская буржуазная «оппозиция» загнана под табурет!

В отношении же организации Чайки «Січ», то, основываясь на доступной автору информации, можно с большой долей вероятности предположить, что выживала она за счёт минимум двух источников: работы наёмниками во время уличных акций «Свободной Одессы», направленных на поддержку Гурвица и травлю его оппонентов и активного участия в фан-движении «Черноморца». Другими словами, «Січ» через посредников включилась в активную «работу» по обслуживанию интересов буржуазно-бюрократического клана Гурвица-Климова. Есть также отрывочная информация об участии «Січі» в киевской акции корчинистов «Геть усіх!» и тесном сотрудничестве с откровенно фашистской партией УНТП.

Что касается журналиста УНИАН, то им, скорее всего, является собственный корреспондент агентства по Одесской области, а ранее, насколько мне известно, им являлся ближайший родственник начальника одного из управлений Одесского горсовета, напрямую зависимого от распоряжений мэра города. Так что, думаю, не составляло никакого труда попросить его направиться в местную «Просвіту-Свободу», тем более, что информационный повод для этого действительно был и заранее была известна идеологическая позиция «Просвіти-Свободи», их зацикленность на вине России, Маркова и партии «Родина». Нужный информационный эффект был достигнут. А далее в информационный бой снова вступила «Свободная Одесса»: http://www.unian.net/ukr/news/news-312064.html

Ну и не стоит забывать, что тема «руки Москвы» и «5-й колоны» очень органично легла на общеукраинское информационное поле.

В общем и целом, учитывая всё сказанное выше, присущую командам Гурвица-Климова и Маркова авантюристичность, а также большую интегрированность, взаимопроникновение и запутанность провластных, фанатских, фашистских и околофашистских организаций в Одессе, не удивлюсь, если по итогам расследования выявится, что провокация спланирована или, как минимум, подведена под этот инцидент с целью использовать её в информационном, а, возможно, и в юридическом плане против своих политических противников.

А многомесячная детская игра в прятки между уличными фашистами и «Антифа», отголоски которой иногда просачивались вовне, идеологическая и организационная замкнутость антифашистов, их атомизированность, их «конспирация» — этому только поспособствовали. Хотя, с другой стороны, конспирацию «Антифа» в Одессе понять можно: в отличие от большой Украины, в Одессе уже давно правят бал фашистские методы «работы» власти крупного капитала.

И последний вопрос: почему всё-таки это случилось именно в Одессе?

Да потому, что при всей самокритичности, Одесса всегда политически шла на пол шага впереди сравнительно с другими областями страны! Если повышались тарифы на тепло и коммунальные услуги, то первыми в Одессе! Если открытое противостояние кланов, то вспомним тихие для Украины 1997-98 года, когда в стране «от скуки мухи дохли» и «горяченькие деньки» в Одессе во время противостояния Гурвиц-Боделан! Если политические убийства, то задолго до Гонгандзе именно в Одессе были убиты Борис Деревянко, Игорь Свобода и Сергей Варламов.

Увы, но за прошедшие 18 лет, Одесса всегда оказывалась в роли главного испытательного полигона для отработки властью общественно спорных решений, а конкурирующими буржуазными кланами — новых политтехнологий, которые затем обязательно переносились на всю Украину.

Необходимо делать выводы, прогнозировать развитие ситуации на всеукраинском уровне. Антифашистам же хочется посоветовать, бороться не со следствием в виде уличного бытового фашизма (ведь власть и деньги всегда смогут нанять на службу новых хулиганов), а с причиной – фашистами в высоких кабинетах одесской власти, их финансовыми покровителями и самое главное, установленной ими системой несправедливости.

Андрей Ищенко (г. Одесса)

ОМ

ПОСЛЕДНЕЕ ПРИБЕЖИЩЕ ЛИБЕРАЛА

Либеральные идеологи повсеместно перешли в оборону, а то и вовсе отмалчиваются. Их единственная надежда – на то, что кризис как-то пройдет сам собой и по прошествии двух или трех лет все вернется на круги своя.

Одной из немногих стран, где либеральные идеологи по-прежнему проявляют наступательную активность, является Россия.

Либералы в нашей стране есть двух видов: оппозиционные и правительственные. Первые ругают «кровавый режим», а вторые руководят его экономическим блоком. Время от времени в их среде происходят рокировки, позволяющие опальным экспертам и чиновникам типа Илларионова или Касьянова занимать посты в оппозиции, а неудачливым оппозиционерам типа Белых получать должности губернатора.

Правительственные либералы испытывают сейчас некоторую растерянность, и, возможно, некоторые из них подумывают о том, чтобы вовремя перейти в оппозицию – до того, как придется отвечать за результаты собственных решений. Зато среди оппозиционеров появляются проблески надежды – не обернется ли кризис приглашением в кабинеты власти?

Кризис вызывает в либеральной среде двойственное чувство. Конечно, мировой экономический спад дискредитирует капитализм и наглядно демонстрирует несостоятельность идеологии, которой нас пичкали на протяжении последних двух десятилетий. Не вызывает он и особого доверия к институтам и нормам «цивилизованного Запада», которые предлагались нам в качестве образца. Но, с другой стороны, хозяйственные проблемы страны могут быть интерпретированы и как поражения правительства, тем более что оснований для такого суждения более, чем достаточно. Да, кризис повсюду, но у нас он усугубляется собственными глупостями, собственной коррупцией и собственной некомпетентностью.

Главный резон для либерального оптимизма, впрочем, лежит не в области пропаганды, а в области финансов. Простой арифметический анализ показывает, что деньги кончаются. Золотовалютных резервов России, скорее всего, не хватит, чтобы дотянуть до конца кризиса. Об этом, кстати, говорит и главный правительственный либерал Алексей Кудрин. Что делать, когда финансовые ресурсы будут исчерпаны?

В соответствии с либеральной доктриной государство должно до последнего момента удерживаться от того, чтобы запускать печатный станок, и правительственные либералы будут держаться этого правила настолько, насколько это возможно. Разумеется, подобные правила сами же власти постоянно исподтишка нарушают, но одно дело – напечатать некоторое количество красивых бумажек, не пытаясь обеспечить их товарной массой, а другое – запустить станки на полную мощность, завалив всю страну обесценившимся деньгами, которые можно будет эквивалентно по весу обменивать на туалетную бумагу.

Увы, если правительство собирается удерживать инфляцию в сколько-нибудь благопристойных рамках, ему надо где-то достать деньги. И единственный способ сделать это в рамках все той же либеральной экономики – взять в долг.

Именно этот сценарий описал, выступая с собственным антикризисным планом бывший премьер-министр России, Михаил Касьянов. «Валютных резервов и резервов стабилизационного фонда при нынешних ценах на нефть хватит до весны следующего года», – заявил бывший глава правительства. По его прогнозам, после того как последние 200 миллиардов долларов из государственных резервов будут потрачены, российскому правительству придется заимствовать деньги у Международного валютного фонда. Иными словами, вернуться в ситуацию 90-х годов прошедшего века.

Хорошо известно, что МВФ денег просто так не дает, а выставляет условия: официально – экономического и неофициально – политического характера. И уж точно все знают, что самыми лучшими переговорщиками в подобных делах выступали в Москве либеральные деятели. Так что кадры и идеологические доктрины прошлого десятилетия могут вновь быть востребованы. А либералы оппозиционные либо консолидируются с правительственными, либо в очередной раз рокируются. Правда, для большинства населения страны от этой рокировки не изменится ничего, во всяком случае – к лучшему. Своих левых попутчиков вчерашние оппозиционеры, несомненно, готовы будут вознаградить и поощрить. Но курс, приведший страну в нынешний тупик, будет продолжен – продолжение курса в тупике означает не больше не меньше, как попытку пробить лбом стену. Но для элиты это не так уж страшно, ибо лбы будут не ее, а нашими.

Насколько реальна подобная перспектива? Очередная волна кризиса, без сомнения, усилит разногласия во власти и приведет к перестановкам в министерских кабинетах. А единодушие правительственных чиновников и оппозиционеров по ключевым экономическим вопросам остается столь же неколебимым, как пресловутый «блок коммунистов и беспартийных» в советское время. За неприятные новости придется кому-то отвечать, теряя насиженные места. Тем более, что социальные протесты так или иначе дадут о себе знать. С другой стороны, скамейка запасных у нынешней власти столь коротка, что невозможно определить, где кончается она, а где, говоря парламентским языком, начинаются «скамьи оппозиции».

Проблема лишь в том, что ни займы МВФ, ни перестановки в правительстве, ни изгнание отдельных проштрафившихся министров, ни приглашение во власть тех или иных личностей вчерашнего дня не отменят того факта, что существующая в России модель капитализма обречена.

Кризис будет продолжаться до тех пор, пока не настанет время перемен совершенно иного рода, чем те, о которых мечтают оппозиционные либералы. Менять придется не мальчиков, а систему.

Интернет-журнал Рабкор.Ру 

ABOUT “RUSSIAN” TRACE IN ODESSA EVENTS

 

15573The “Russian” and “Markov’s” trace in media has as it seems three components:

1) An unidentified source in Odessa “Prosvita” which gave the first commentary to UNIAN news agency. The reason is clear: the Odessa “Prosvita” is being controlled by local activists of Tiahnybok’s “Svoboda” [the major Ukrainian far right party which recently made electoral breakthrough in regional elections in Ternopol], and they bear a grudge against Markov and his Russian chauvinistic party of a fascist sort. They claim that in September 2007 he organized beating up of its participants during the peaceful piquet near the Odessa Oblast State Administation apartment. http://www.misto.odessa.ua/index.php?u=novosti/odessa/nom,15615,15615

Another thing is that local “Svoboda” doesn’t have an opportunity to promote itself whenever it wants and free of charge through UNIAN and to speculate on a question which is not directly connected with it. It costs a lot. Therefore, it seems that the initiative to interview someone from “Prosvita-Svoboda” belonged to the journalist of Ukrainian news agency himself. But where such an initiative comes from is another question which I’ll return to further.

2) Participants of Chaika’s group, for whom it was crucial to explain the motivation of the actions of Ukrainian fascists on that day, have thought out without much reflections a logically possible version for them about “the attack of the pro-Russian militants” (surely, that would hardly be Chinese), imputing the pro-Russian trace to the anti-fascists, which totally corresponds to the ideological position of the “SICH”. Moreover, during recent 2-3 months I have happened to hear from different indirect sources the information that the whole “Ukrainian nationalist” gathering believed that “Antifa” is “a pro-Moscow organization financed by Markov”. I even head people say that “Markov’s son was the leader of Odessa “Antifa”».  It’s unclear though whether Markov has a son at all.

3) An activity of spreading information by the local bourgeois-bureaucratic clan of Gurvits-Klimov (the former being the mayor of Odessa, the latter being the leader of a local organization of the “Party of Regions” and of “Chornomorets” FC) and their attendants from “Free Odessa” (a younger regional sister of the pro-fascist organization “Bratstvo” of Korchynskyi), who immediately tried to use the informational event for their purposes in order to connect the murder of Chaika to Markov as the main opponent (in their eyes) of the city ruling team:

http://korrespondent.net/ukraine/events/810496

http://www.bratstvo.info/bratstvo-text-15436.html

http://www.svobodnaya.odessa.ua/content/view/753/1/

http://www.svobodnaya.odessa.ua/content/view/750/1/

By the way, four deputies of Markov’s “Rodina” have recently been deprived of their mandates rudely but perfectly in conformity with the law, which was achieved with the help of the “Block of Natalia Vitrenko”, through the list of which they were elected to the City Council. The former deputies were disoriented and lost their heads a bit.

It is worth mentioning here a harsh struggle during the last months between the clan of Gurvits-Klimov and other local bourgeois groups: Markov’s, Kotusev-Goncharenko’s, Kozachenko’s, Azarov’s, which were forbidden access to squandering of the local budget and public property.

Gambling on the largest of the regional capitalists Klimov, Gurvits gained control over the major part of the City Council in cooperation with him, and his support was totally sufficient for the latter. His methods of struggle with opponents overtly transgress the limits of bourgeois “democracy”: there are inscriptions like “Kozachneko is a murderer”, “Goncharenko is a fag”; an utter campaign of defamation and persecutions is being held against Goncharenko (Kostusev’s son), with public insults, spilling him with brilliant green, setting fire to his office, municipal officials conducting illegal actions towards his private apartment, and even making physical attacks; Markov is being persecuted by Ukrainian Security Service, a criminal case is being held against him and his group of deputies have been depraved of their mandates; Azarov seems to have lost a part of his advertising business, and the office of his business-pyramid is being picketed by the “Free Odessa” pro-power supporters with the demands to “bring the fraudster to account”… As a result all the city bourgeois “opposition” have been cornered.

Returning to Chayka’s “SICH”, it can be inferred with a great deal of veracity that the organization had been supported at least from two sources: the members worked as hired participants in street actions of “Free Odessa” supporting Gurvits and persecuting his opponents, and actively participated in the fan-movement of “Chornomorets” FC. In other words, through the mediators “SICH” actively served the interests of bourgeois-bureaucratic Gurvits-Klimov clan. There is also fragmental information on “SICH” participation in the action of Korchynskyi group “Down with everyone!” in close collaboration with utterly fascist party UNTP (Ukrainian National Labor Party).

Concerning UNIAN journalist, it is most likely that he is the agency’s own correspondent in Odessa region, and as far as I know, earlier he was a close relative of the head of a department of the Odessa City Council, which is directly controlled by the mayor. Therefore it seems that it was quite easy to direct him to the local “Prosvita-Svoboda”, all the more so because the informational occasion was at hand and the ideological position of that organization was known beforehand, their compulsive trend to blame Russia, Markov, and “Rodina” party for everything in the world. The intended informational effect had been achieved. Further it was “Free Odessa” who joined the fight. http://www.unian.net/ukr/news/news-312064.html

And not to forget the motif of “Moscow’s hand” and “fifth column” had been very organically inscribed into the all-Ukrainian informational field.

In general, taking into account all the above-mentioned, the adventurism of Gurvits-Klimov and Markov group, as well as great interconnection, interpenetration and entanglement of pro-governmental, fanatic, fascist and quasi-fascist organizations in Odessa, it wouldn’t be surprising if the investigation showed that the provocation had been planned in order to use it as an informational or even legal pretext against their political opponents.

And a hide-and-seek children’s game, which lasted for several months, between the street fascists and “Antifa”, which sometimes echoed outside this context, ideological and organizational closure of the anti-fascists, their atomization, “conspiration” only assisted to that. On the other hand though, the conspiration of the Odessa “Antifa” is easily explainable: unlike in the other parts of Ukraine, here in Odessa big capital’s overtly fascist methods of “working” runs the show.

And the last question: why did all that happen namely in Odessa?

Surely because Odessa has always been walking one step ahead the rest of Ukraine! If the prices for heating and public service to be leveled up, then Odessa is the first in the list! If we remember the clan wars, then in 1997-98, when in the rest of Ukraine “the flies have been dying of boredom”, Odessa had seen “hot days” of Gurvits-Bodelan confrontation! If it is for political killing, then long before Gongadze it was in Odessa that Borys Derevianko, Ihor Svoboda and Sergei Varlamov were killed.

Alas, for the last 18 years Odessa has always appeared to be the main test area for the power to test politically dubious solutions and for the bourgeois clans to test new political technologies which subsequently to be extrapolated to the rest of Ukraine.

It is crucial to make conclusions, to forecast the development of the situation on the all-Ukrainian level. And I’d also like to advise the anti-fascists to fight not the effects, street everyday fascism (because the power and money can always hire new hooligans) but to fight with the cause, the fascists in the higher cabinets of Odessa city administration, their financial sponsors and what is the most crucial, the system of unfairness established by them.

Andrey Ishchenko (Odessa)

Translated from Russian in liva_dumka network

Original article

Commons

В ОДЕССЕ ВЫШЛА В СВЕТ СЕНСАЦИОННАЯ КНИГА МАРЛЕНА ИНСАРОВА “МЫ, УКРАИНСКИЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ И ПОВСТАНЦЫ…”

обложка1Не трудно заметить, что обе эти позиции отдают шовинистическим душком. Ведь приверженность идеям «Великой России» ничем не лучше фанатизма сторонников «Украины для украинцев». При этом парадоксальным образом, одних националистов у нас почему-то называют «левыми», а других – «правыми». Всё смешалось в украинском «политикуме»: вчерашние комсомольцы превратились в ярых националистов, олигархи-либералы обещают «делиться с бедными», «демократы» призывают «навести порядок в стране»… Такую ситуацию можно объяснить только одним – тотальной деформацией политической системы координат в Украине. Только у нас лоббисты банковского капитала могут называться «левоцентристами», а русские фашисты – «леворадикалами». Конечно же, вся эта публика никакого отношения к действительно левым взглядам не имеет. И рьяные апологеты «титульної нації» — борцы с «нелегальной» иммиграцией, и бутафорские «левые» в лице всяческих «коммунистов», простых и прогрессивных «социалистов» и прочих «союзов левых сил» располагаются на одном и том же фланге политического спектра — правом. Разница между ними только в этнографической окраске. По-настоящему левого взгляда на актуальные проблемы современности и истории в Украине катастрофически не хватает. В том числе – и на проблему УПА. Ведь разнополюсные мифы о «бандеровцах» — ещё одно действенное средство отвлечь трудящихся разных регионов Украины от общей социальной борьбы и стравить их между собой. «Разделяй и властвуй!» – любимая тактика эксплуататоров всех времён.

Предлагаемая вашему вниманию книга – первая попытка посмотреть на события 1940-х годов на западе Украины с другой стороны. Слева.

Конечно, работа Марлена Инсарова дискуссионна и полемична. С его выводами можно не соглашаться и спорить. Но мы надеемся, что выход в свет этого, безусловно, оригинального и важного исследования пробьёт брешь в стене сталинско-бандеровской пропаганды и положит начало серьёзной, действительно научной дискуссии. И, наконец, на наш взгляд, полемика вокруг вопросов рассматриваемых в книге станет эффективным катализатором разворачивающегося на наших глазах процесса расслоения современных украинских «левых» — на интернационалистов и сталинистов-шовинистов и отторжения от нынешних «правых», всё больше скатывающихся в откровенный фашизм, здоровых антикапиталистических контрсистемных элементов.

Книга, бесспорно, вызовет шок у шовинистов всех мастей – как «пророссийских», так и «проукраинских», как «левых», так и «правых». Но всем, кто хочет разобраться и понять, кем же на самом деле были воины УПА и члены ОУН, она, безусловно, будет интересна и полезна.

Редакционная группа Мобильных антикапиталистических инициатив (МАИ)

Отзывы и заказы на эту книгу присылайте по адресу: andisod@gmail.com, тел: (094) 949-93-56. Стоимость книги (включая почтовые расходы по Украине) – 25 гривен.