Опасности идущих вперед

Автор: Андрей Ищенко

 

Как мы знаем, сейчас в Украине идет попытка создания широкой радикальной левой силы. На мой взгляд, главная опасность при создании широкой левой в Украине сейчас находится там же, где была и при создании пресловутого «левого политического субъекта» несколько лет назад. Как мы помним в те далекие уже времена объединительный процесс инициировала боротьбистская часть бывшей «Организации марксистов». Как только процесс стал лавинообразно расширяться и углубляться, то небольшая группка инициаторов создания «левого политического субъекта» быстро смекнула, что объединительный процесс ею уже не совсем контролируется, а быть в меньшинстве в таковом группке инициаторов не очень то и выгодно. Соответственно, осознав это окончательно, боротьбистская часть бывшей ОМ быстренько покинула объединительный процесс и создала свою секточку — «Боротьбу», организацию небольшую, зато полностью подконтрольную группке инициаторов. 

Аналогичная угроза объединительному процессу вполне может возникнуть и сейчас. И надо противопоставить такому вероятному сценарию превращения будущей широкой левой в проект, контролируемый тем или иным киевским междусобойчиком — максимальную широкость, открытость и демократичность объединительного процесса. Ведь только в этом случае мы имеем действительный шанс на создание подлинной широкой левой без всяких узких междусобойчиков и их буквально маниакального желания все бюрократически контролировать сверху. Надо обезопасить будущую широкую левую Украины от любых негативных сценариев превращения ее в обычный политпроект.

Поэтому всегда надо помнить об опасности бюрократического перерождения столичных верхов и что таковое может происходить даже на начальном этапе становления такой силы, который, наверное, в этом отношении является одним из решающих. 

Очень тревожно, но определенные сигналы о возможном перерождении нам уже поступили. Я тут говорю о таких фактах, как:

1) Ну очень сложная подписка в рассылку некоторых людей  (не буду уж уточнять персоналии);

2) Вот эта история с общим сайтом, когда широкой левой предлагается достаточно узкий сайт gaslo.info (завязанный на одного человека) и одновременно совершенно кулуарно и недемократично ряд товарищей вдруг лишаются права на его модерацию;

3) Определенные попытки все решать киевским городским оргкомитетом вместо всеукраинского.

Я думаю такие сигналы не должны оставаться без нашего внимательного рассмотрения и соответствующей сдержанной реакции. Надеюсь, что эта короткая заметка позволит избежать многих трудностей, которые могут ожидать левых Украины и станет определенным предостерегающим звоночком для тех, кто, может быть незаметно для самих себя, скользит в направлении опасной дорожки бюрократизации для любой левой организации. Впрочем, автор пока остается оптимистом.

 

К вопросу о войне на Донбассе

Автор: Андрей Ищенко

Я думаю, что вооруженный конфликт на Донбассе будет полузаморожен теперь… Он полностью выполнил задачи тех, кто его планировал.

Россия и ее правящий класс добились:

1) Разжигания военно-патриотической истерии;

2) Создания образа врага внутри России для успешного затыкания ртов тем, кто против политики неолиберальных деформ;

3) Отвлечения внимания от оккупации Крыма;

4) Получения рычага для удержания Украины в сфере своих империалистических интересов.

 

Украина и ее правящий класс добились:

1) Разжигания военно-патриотической истерии;

2) Создания образа внешнего врага внутри Украины для успешного затыкания ртов тем, кто против неолиберальных деформ;

3) Погружения населения в состояние постоянного страха для успешного проведения «шоковой терапии» и успешного отвлечения внимания от своей человеконенавистнической экономической политики;

4) Избавления от «лишних» бюджетных ртов в Донецкой и Луганской областях.

Ну и вместе они добились своей главной задачи: абортирования революционной ситуации в Украине, которая нависала угрозой подлинной революции и над Украиной, и над Россией. И попутно происходит завершение процесса деиндустриализацию Донбасса.

Вооруженный конфликт будет только полузаморожен, а в случае малейшей угрозы правящим классам любым намеком на их свержение — снова разморожен! Будущим революционерам придется принять во внимание этот рычаг, который правящие классы могут в любой момент использовать и продумать ему действенное эффективное противоядие.

Кто еще не понял, то повторяю: революционная ситуация в Украине успешно абортирована совместными усилиями украинских капиталистов при поддержке украинских проолигархических националистов и российским империализмом при поддержке имперских проолигархических националистов и левоимперцев. Правящий класс консолидировался, «верхи» могут и хотят жить по-старому. Массы уже не экстраординарно активны. Массовые движения разгромлены. Революционного авангарда пока нет. Олигархи жируют… Неолиберальные деформы! Впереди борьба за право жить! Впереди борьба за создание широкой левой в Украине и России, только в рамках которой и сможет вызреть революционный авангард!

 

 

О «рыбаках» и аквариумных рыбках

 

Автор: Андрей Ищенко,

член Социалистического объединения «Левая оппозиция»

Многие запутались в интерпретации украинского Майдана и легко попались в сети «рыбаков», пытающихся истолковывать это историческое событие исключительно в негативном демонизированном русле. Мы, мол, еще в декабре стояли все такие в белом и предсказывали, что Майдан приведет к «классическому фашизму», и все, кто в нем участвовал, даже с собственной критической позицией, теперь за этот «фашизм» отвечают. Попались, мол, на удочку, пособники фашизма…

Прежде всего, здесь следует обратить внимание на то, что нельзя путать классический откат, угрозу фашизма, которая при кризисном капитализме нависает всегда и, собственно, саму фашистскую диктатуру, а также на мотивы сегодняшней критики от людей, целенаправленно проспавших общедемократический этап восстания и отчетливо саботировавших возникшую революционную ситуацию. На сегодняшний момент можем смело констатировать, что режим в Киеве по своей внутренней сути мало чем отличается от аналогичных режимов в Российской Федерации, Казахстане, Беларуси или Турции. Наверное, украинская версия «путинизма» отличается от своего российского аналога лишь большей зависимостью страны от наиболее развитых империалистических центров, меньшей самостоятельностью и тем, что Украина является, по сути, полуколониальной страной, а не слабым империалистическим государством с определенными региональными амбициями.

Критически рассматривая украинские события, т.е. рассматривая эти события во всей их полноте и в развитии, должны совершенно прямо указать, что украинский Майдан – явление не статичное, а динамичное, и как каждое историческое явление, развивавшееся поступательно этап за этапом. В каком направлении было развиваться этому явлению – прогрессивном или регрессивном – зависело от соотношения классовых сил, от действий совершенно конкретных социальных и политических сил, от поступков политических лидеров и выбранной тактики и стратегии. И, надо совершенно прямо указать, что на первом общедемократическом этапе этих неоднозначных событий, левые силы нашей страны имели все шансы вклиниться в ситуацию, направить украинский Майдан в прогрессивное русло, максимально расширить революционную ситуацию и, в конечном итоге, реализовать ее в подлинную социальную революцию. Все это могло произойти лишь в случае максимальной консолидации и зрелости таких сил, преодоления ими разобщенности и сектантского этапа развития, сплоченности и правильной тактики. Однако, надо честно признать, эти потенциально прогрессивные силы к соответствующему этапу не вызрели по причине того, что не использовали время и предоставленные историей шансы. Вместо того, чтобы начиная с ноября-декабря 2004 года, 10 лет кряду строить широкую левую организацию, развивать независимое профсоюзное, рабочее и другие социальные движения, наши небольшие группы чем только ни занимались, кроме необходимого.

Итак, главная причина поражения прогрессивных левых сил в украинских событиях 2013-2014 годов – это отсутствие дееспособного инструмента в виде достаточно мощной и широкой левой организации. Ответственность за отсутствие таковой целиком ложится на совесть наших нынешних «рыбаков», которые имея для этого вызревшую среду, необходимые человеческие и финансовые ресурсы, в спокойный период времени 2004-2013 годов не смогли преодолеть мелкие амбиции и свою близорукость. Время было бездарно упущено, а все человеческие и финансовые ресурсы растрачены на бескрайние выяснения отношений на многочисленных конференциях-заседаниях и выпуск никому ненужной макулатуры для самих себя и отчетности перед левыми фондами. Нет смысла здесь утомлять читателя фактами бесконечной и откровенно неприятной возни киевских левых «вождей», но проиллюстрировать это на коротком фрагменте просто необходимо.

В мае 2013 года на одном из крупнейших предприятий одесского региона – Украинском Дунайском пароходстве (УДП) – рабочие базы технического обслуживания флота УДП при координации молодого профсоюза «Захист праці», начинают крупнейшую за предшествующие годы в Украине забастовку. Причина – 10-месячная задолженность по заработной плате, издевательские условия труда. 21 день радикального противостояния боевого авангарда коллектива с администрацией, властью, госкомиссиями, прокурорами и министрами. Прорыв информационной блокады вокруг колоссальных событий на всех центральных телеканалах Украины и в буржуазной прессе. Казалось бы, в этот момент левым надо преодолеть все противоречия, максимально напрячь силы, помочь бастующим получить и закрепить так необходимую победу и распространить забастовку на огромный коллектив. Но за 21 день забастовки ни один левый сайт даже словом не обмолвился об измаильской забастовке (можно погуглить). Никто из наших леваков не приехал, никто не передал ни копейки помощи и не выразил и слова публичной солидарности. На важнейшую киевскую акцию солидарности с забастовкой возле министерства появляются лишь представители «Захиста праці» и Левой оппозиции. Полная сектантская блокада со стороны «Боротьбы» и других. Причина банальна и грустна: лидеры этих групп имеют какой-то давний мелочный личный конфликт с одним из киевских лидеров единственного левого профсоюза страны и поэтому устроили информационную блокаду забастовке рабочих в Измаиле. В итоге, рабочие добиваются выплаты зарплаты, но победа локальна и временна, руководство предприятия остается на своих местах, а спустя небольшой промежуток времени несколько лидеров забастовки вынуждены уволиться из-за беспрецедентного давления и угроз.

В таких вот печальных условиях левые Украины и входят в Майдан. Но шансы для консолидации еще остаются во время разворачивания революционной ситуации, которую надо расширять. Достаточно провести всеобщую мобилизацию левых на Киев, закрепиться на одной из киевских площадей, дать сигнал активистам, развивать собственную инициативу, наладить связи с трудовыми коллективами и наращивать уличную и забастовочную активность по всей стране.

В этот первоначальный этап Майдана я неоднократно обращался к этим лидерам киевских левых. 30 ноября: «Разворачивать надо прямо завтра левым постоянную акцию за разоружение и расформирование всех спецотрядов МВД — закрепляться на какой-то киевской площади! На Арсенальной площади, например!». 1 декабря: «Без активных нарванных левых, громко внедряющих в массовое сознание идеи настоящей подлинной революции, нынешние события в Украине обречены стать либо 1) очередным дворцовым переворотом с маской европейской демократии либо 2) фашистской диктатурой». 2 декабря: «Я бы еще раз настойчиво призвал всех левых Киева и страны немедленно начинать свою постоянную акцию против произвола Беркута и провокаторов из «Свободы» на одной из площадей Киева! На Арсенальной! На Михайловской! И закрепляться там! Дальше подтягиваем регионы! Медлить дальше нельзя». Ладно, достаточно. В ответ: «Там фашисты!».

В эти дни Борис Кагарлицкий совершенно правильно комментирует позицию лидеров «Боротьбы»: «Вопрос в том, что мы сами делаем неправильно, уступая тему протеста правым популистам, которые, в конечном счете, приведут общество к катастрофе».

В итоге, наши сегодняшние критики в этот важнейший период самоустраняются от нарастающей революционной ситуации, обездвиживают собственных активистов, дезорганизуют людей левых взглядов и фактически отдают протест на растерзание ультраправым. Наши «рыбаки» запутываются и попадаются в собственные сети и сами себя забрасывают в аквариум, но из аквариума все еще продолжают что-то нравоучительно рассказывать нам.

В отличие от наших критиков, для нас нет никакой путаницы с самого начала украинских событий… Мы в меру сил использовали каждую возможность для развертывания собственной инициативы на Майдане и вне такового. Мы с первых дней пытались инициировать третью силу, потому что понимали реакционность обоих лагерей. Мы совершенно четко видели, что американский, российский и европейский империализмы сделали ставку на наиболее реакционные силы украинского общества: либеральных консерваторов и националистов – украинских и русских. Империализм вбухал в абортирование революционной ситуации и разжигание войны в Украине миллиарды долларов.

Путаница случилась у некоторых «левых», часть из которых считала основным врагом удобный для себя империализм. А вернее не для себя, а для своих спонсоров. Так в Украине оформились социал-патриоты двух направлений. Социалисты на словах, шовинисты – на деле. В конечном итоге, эти силы превратились в охвостье не империализма даже, а тех марионеток империализма, на который тот и сделал ставку. Первые оказались в хвосте у украинских националистов, вторые – у русских. И, конечно же, на определенном этапе искусственно создавалось впечатление перспективности социал-патриотов, что эти «левые» благодаря небольшой финансовой поддержке и политической конъюнктуре случившейся в виде военно-патриотической истерии все же смогут как-то закрепиться каждый в своем сегменте. И закрепились-таки, но в хвосте! Сейчас происходит их окончательный крах. Они однозначно сливаются с марионетками империализма.

Интернациональные силы в это время национальной истерии временно находятся на обочине украинского процесса, их не поддерживает ни империализм, ни «национальная» буржуазия, но они продолжают сохранять перспективу обретения инициативы и перехвата ее у реакционеров обоих лагерей. Таким последовательным силам жизненно важна в данный момент украинской истории солидарность трудящихся всего мира и поддержка интернационального левого движения.

 

Терпенье и труд ничего не решают

untitled-42Либералы позиционируют капиталистов как людей, которые целиком и полностью обязаны себе своим успехом. У этой точки зрения много противников, но один из них стоит особняком. Его имя Джек Траут, он американский специалист по маркетингу. Отличие Траута в том, что он — стопроцентный либерал. В своей книге «Чувство лошади», которую правильно было бы назвать пособием для начинающих капиталистов и карьеристов, он развенчивает миф о том, что успех — это заслуга человека.

«Никто не может сделать себя успешным. Это могут сделать только другие», — говорит Джек Траут. Вообще, большинство работ автора посвящено стратегическому маркетингу. Конечно же, эта книга была написана не для того, чтобы обогатить левую мысль. Траута утомила ахинея, которую несут специалисты по успешности, и он решил побороться за неокрепшие умы молодых капиталистов.

«Чувство лошади» рассказывает о том, как люди приходят к богатству и какова в этом доля их личных заслуг. Как оказалась, эта доля незначительна. Более того, когда они забывают, чтó привело их на вершину, и начинают связывать успех исключительно с собой, реальность становится беспощадной. Траут определенно негативно высказался насчет таких техник, как позитивное мышление, вера в себя и постановка цели. Они ничего не решают. Рискну предположить, что это распространяется на литературу а-ля «10 правил успеха Стива Джобса, Билла Гейтса и Адольфа Гитлера».

Автор выделяет несколько видов «лошадок», которые помогут продвинуться по жизненной лестнице, объединяя их в три категории: темные лошадки, средние лошадки и фавориты.

Темные лошадки предполагают надежду только на себя, что ни к чему хорошему не приводит. Автор говорит о трех видах темных лошадок: старательная, умная, образовательная и лошадка компании.

Старательная лошадка: 100 к 1

«Стараться, работать много и долго» — вот то, что рекомендуют нам либералы. По их представлениям, капиталисты — это трудяги, а мы — ленивое быдло, которое завидует этим доблестным капитанам бизнеса. Траут же решительно против необходимости много работать: «Вы не попадаете на вершину из-за того, что много работали». Источник успеха не находится внутри человека, он находится снаружи.

Умная лошадка: 75 к 1

Чем умнее человек, тем больше он полагается на самого себя. Он же и так всё знает. Это опять про старательную лошадку. Менее интеллектуальные люди знают, что они не так умны. Поэтому ищут других, которые смогут помочь им взобраться по лестнице.

Образовательная лошадка: 60 к 1

Если диплом престижного вуза помогает открывать нужные двери, это плюс. Если заставляет думать, что его обладатель может всего добиться сам, это минус.

Средние лошадки предполагают опору как на свои силы, так и на чужие. Автор выделяет четыре вида: креативная лошадка, лошадка хобби, географическая лошадка и лошадка публичности.

Креативная лошадка: 25 к 1

Ошибочно считать, будто талант всегда выйдет наружу. Более, чем другая лошадь, лошадка креативности требует признания. Траут пишет: «…в мире искусства, как и в обычном мире, другие люди делают вас успешными. Художественный критик делает успешным художника. Кинокритик делает успешным кинопродюсера».

Лошадка хобби: 20 к 1

Бизнес может вырасти из личных увлечений. Как вы понимаете, увлечения вряд ли можно причислить к заслугам.

Географическая лошадка: 15 к 1

После восшествия Путина на престол в Москву хлынули представители северной столицы. Вернее, прискакали в Москву на географической лошадке.

Лошадка публичности: 10 к 1

Мария Кожевникова, звезда сериала «Универ», теперь депутат Госдумы. Уверен, навык говорить заготовленный текст так, как будто это собственные мысли, ей очень пригодился.

Фавориты — это самые результативные лошадки. В ситуации с фаворитами ваш успех полностью зависит от кого-то другого. Сюда относятся лошадки продукта, идеи, другого человека, партнера, супруга и семьи.

Лошадка продукта: 5 к 1

Всемирно известная компания Apple обязана своим первым успехам горячему по меркам 70-х годов продукту — персональному компьютеру Apple Computer II. Тогда никто ничего подобного не делал — с цветным графическим монитором, мышью и пластмассовой клавиатурой.

Лошадка идеи: 4 к 1

Американская компания Groupon взлетела на идее купонов на скидку. Буквально появившаяся из ниоткуда, за короткий промежуток она вышла на IPO. Была в этом заслуга основателей? Конечно же нет. В этом была заслуга финансового кризиса 2008 года. Он оживил интерес к скидкам, хотя концепция уже была на рынке. Про никудышный менеджмент Groupon в корпоративной Америке ходили анекдоты. Когда в начале 2013 года Эндрю Мейсона уволили с поста генерального директора, акции компании на радостях выросли.

Лошадка другого человека: 3 к 1

Где бы были «эффективные собственники» путинского призыва, если бы они не сидели с ним за одной партой, ходили в одну секцию или ехали в одном вагоне поезда?

Лошадка партнера: 5 к 2

Лошадка партнера является вариацией лошадки другого человека. Разница состоит в том, что партнеры равны. На лошадке партнера выехали Стив Джобс и Стив Возняк из Apple, Билл Гейтс и Пол Аллен из Microsoft, Билл Хьюлетт и Дейв Паккард из Hewlett-Packard.

Лошадка супруга: 2 к 1

Расцвет бизнеса Елены Батуриной, жены бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, закончился вместе с отставкой мужа.

Семейная лошадка: 3 к 2

«Вы не сможете развестись с сыном или дочерью или со своими родителями. Один этот факт дает этой лошади преимущество перед супружеской лошадкой». Семейная лошадка определяет успех многих корпоративных династий в мире. Также на ней скачут представители политики, искусства и т.д. К примеру, Ксения Собчак, любимица либеральной публики. Сомневаюсь, что мы бы имели честь лицезреть её, не родись она в семье Анатолия Собчака.

Ловушка Трампа

Дональд Трамп — известный американский миллиардер, начавший карьеру в компании своего отца. Типичный пример семейной лошадки. Дональд любит писать книги и выступать в телешоу, рассказывая, какой он успешный. «Прочтите его книгу «Искусство заключать сделки», и он расскажет вам, насколько он умен, агрессивен и представителен. Вот о чем господин Трамп не написал в своей книге: о критическом, переломном моменте своей жизни, о моменте, когда он пришел к своему отцу, Фреду Трампу и попросил: “Папа, как насчет пятидесяти миллионов долларов?”» — пишет Джек Траут.

Через какое-то время Дональд Трамп всерьез поверил, что своим успехом он обязан только себе, и его понесло. Отели, кондоминиумы, магазины, казино, футбольная команда, авиалиния. Конечно же, на каждое из своих предприятий Трамп вешал свое имя, нарушая тем самым законы маркетинга. Какое дело Дональду до какого-то там позиционирования? Он же сам Трамп и превращает воду в вино. В итоге наш герой оказался в одном шаге от бесплатных обедов для бедных, и только связи в банковской сфере помогли ему выйти из кризиса. Любого другого банк бы вежливо попросил закрыть дверь с другой стороны. Как вы, наверно, догадались, свое чудесное избавление Трамп приписал исключительно своим деловым качествам.

В ловушку Трампа попадали и многие тяжеловесы капиталистического мира, такие как Стив Джобс и Пол Аллен. Все они создавали вторые компании, которые по идее должны были взлететь как ракета. Джек Траут называет их компаниями Второго акта: «Компании Второго акта — это представления, движимые эго их режиссеров, которые имеют своей целью доказать миру, что их успех в Первом акте не был случайностью, и что они необычайно одаренные личности. По иронии судьбы, компании Второго акта доказывают прямо противоположное — что успех в первом акте был счастливой случайностью».

Второе детище Стива Джобса, компания NeXT, выпускавшая рабочие станции, пришла в отрасль, прочно занятую Sun, Apollo и другими. Второго Apple не получилось и не могло получиться. В свое время компания Apple выехала на лошадке продукта, как первый в мире «упакованный» персональный компьютер. Наверно, от бесконечных похлопываний по спине Джобс поверил, что был ключевым звеном, приведшим Apple к феноменальным успехам.

Вторая компания Пола Аллена, одного из основателей Microsoft, компания Asymetrix Corp., выпускавшая программное обеспечение, также не оправдала надежд. Когда создавалась Microsoft, рынок программного обеспечения только зарождался. Когда Пол Аллен решил повторить успех, он оказался не в то время и не в том месте.

За примерами далеко ходить не нужно. Евгений Чичваркин, один из основателей «Евросети», эмигрировавший в Лондон, не может порадовать нас своими успехами. На чужбине он основал винный магазин, который пока не блещет, и, скорее всего, не будет блистать. С «Евросети» же в России начался сотовый ритейл как таковой. Окно возможностей было открыто. Ни креативные акции на грани фола, ни забавные внутренние письма Чичваркина не являлись основой феноменальных успехов. Компания выехала на лошадке идеи.

При этом Евгений — большой поклонник Айн Рэнд, давшей миру «библию» предпринимателей «Атлант расправил плечи». Каждый уважающий себя предприниматель и кандидат в оные должен прочитать сей труд. Затем уверовать, что капиталистический строй является не только строем наивысшей справедливости, но и наивысшей морали. Но, видно, старушка где-то напутала, и капиталист оказался далеко не венцом природы. Поэтому сколько атланту Евгению ни расправлять плечи, а второго такого успеха, как с «Евросетью», ему не видать. В Англии и без Евгения атлантов как грязи, а таких возможностей как в России во времена становления «Евросети» — нет.

Подводя итог, можно сказать, что успех предпринимателей вызван нахождением в нужное время в нужном месте. Не старательной работой, не умом и образованием, а выпавшим счастливым билетом. Раз нет заслуг, то справедливы и повышенные налоги на богатых, и ограничения на вывоз капитала. Государство же взымает налог на выигрыш в лотерею!

Кому-то покажется несправедливой такая точка зрения. Ведь воспользоваться открывшейся возможностью и создать бизнес — это тоже труд. Конечно, труд, но обществу до этого нет никакого дела. Как и до других личных проблем предпринимателя. Капиталист создает бизнес в первую очередь для себя, а не для общества.

 

Источник

Андрей Ищенко: “Свалить все с больной головы на здоровую?”

DSCN3048Публикуем текст из рассылки ЛО координатора независимого профсоюза “Захист праці” Андрея Ищенко, который во многом проливает свет на перипетии состоявшейся на днях международной конференции “Новые профсоюзы и демократические левые: исторические корни и идейные ориентиры”, организаторы которой не допустили к участию в конференции представителей подлинных новых независимых профсоюзов Украины.

Итак, друзья! Перечитал все это и просто возмущен тем, насколько же циничны некоторые люди, попытавшиеся прямо здесь, на глазах у всех, свалить все с больной головы на здоровую.

Начну по порядку!

1. К участию в анонсированной конференции открыто приглашались все новые профсоюзы и демократические левые. И конференция по идее должна была бы стать общей дискуссионной площадкой для всех сил, которые мы можем хотя бы гипотетически относить к демократическим левым и новым профсоюзам.

2. Независимый профсоюз "Захист праці" — один из наиболее боевых и активных левых профсоюзов Украины за последнее время, обсудив официальную информацию у себя, принял решение подать заявки на участие в конференции своих представителей и мы даже не предполагали, что кому-то придет в голову попытаться нас не допустить к участию в столь важном мероприятии. Нам казалось, что чем шире будет представлен состав участников, тем интереснее это будет самим организаторам. От имени нашего профсоюза было подано 8 заявок на участие в конференции с содержательными важными докладами. Это в основном лидеры наших первичных ячеек и профсоюзные орговики из разных регионов страны. Однако же мы недооценили тот факт, что наше активное участие в авангарде классовой борьбы в последний год, не осталось незамеченным и борьба против нас продолжится в среде казалось бы наших побратимов.

3. Как только мы подали столь содержательную программу участия ЗП в конференции, то мы совершенно отчетливо почувствовали, что вокруг нашего участия в мероприятии, в оргкомитете конференции практически под ковром, началась какая-то некрасивая закулисная интрига, имевшая целью не допустить наших представителей к участию в мероприятии. Участие молодого активного боевого профсоюза в международной конференции, как позднее выяснилось, стало абсолютно невыгодно прогнившей, проворовавшейся и подуставшей верхушке, прежде всего КВПУ, которая давным-давно оторвалась от частью здоровых низов упомянутого профсоюзного объединения. К пребольшому сожалению, активное участие в этой грязноватой нечестной интриге, приняли некоторые члены ЛО, которые в индивидуальном порядке (а не от имени ЛО) стали членами оргкомитета. Несмотря на мои неоднократные призывы к указанным членам ЛО, прозвучавшим в том числе и в этой рассылке, прекратить участие в некрасящих никого интригах, сделать работу оргкомитета более открытой и всячески способствовать консолидации профсоюзного движения, по всей видимости, услышаны не были. Хотя сначала мне показалось наоборот, ведь и меня, и председателя ЦК профсоюза Олега Верника всячески уверяли члены ЛО, состоящие в оргкомитете, что, мол, конечно 8-ми представителям слово не дадут, но 4-м точно. Нам пообещали так называемую схему 3+1 (три представителя ЗП + Виталик Дудин от ЛО). Мы вполне согласились на такой компромисс и даже пошли на то, чтобы сам Верник лично не выступал и сам Олег к его чести, учитывая такие безапелляционные ультиматумы от представителей оргкомитета, все же согласился на это.

4. Однако что мы увидели в итоге! Как стало известно из неофициальных источников буквально за несколько дней до самой конференции – в программу конференции не был включен ни один представитель нашего профсоюза, несмотря на все красноречивые обещания и красивые слова. Верхушка КВПУ пошла на то, чтобы не дать нам участвовать и донести свою точку зрения по наиболее важным проблемам современного профсоюзного движения страны. Лишь Дудин и я – были записаны от журнала социальной критики «Спільне» и то, я лично в этом не был уверен, поскольку программу увидел лишь накануне самой конференции.

5. В сложившейся ситуации, наш профсоюз принял единственно верное решение об организации пикетирования международной конференции под лозунгом «Нет — монополизации и узурпации профсоюзного движения Украины!» и, хоть так, донести нашу гражданскую позицию до участников мероприятия и рабочего класса. 2 ноября 2013 года Всеукраинский независимый профсоюз «Захист праці» (tradeunion.org.ua) успешно провел массовую акцию протеста (собравшую около 60 участников) против авторитарно-бюрократического произвола руководства «Конфедерации вольных профсоюзов Украины» (руководитель – Михаил Волынец) и оргкомитета научно-практической конференции «Новые профсоюзы и демократические левые: исторические корни и идейные ориентиры», недопустивших к участию в конференции представителей подлинных новых независимых профсоюзов Украины. Акция протеста прошла под лозунгами: «ПОЗОР АНТИДЕМОКРАТИЧЕСКОМУ ОРГКОМИТЕТУ КОНФЕРЕНЦИИ!», «ГЕТЬ МОНОПОЛІЗАЦІЮ НЕЗАЛЕЖНОГО ПРОФСПІЛКОВОГО РУХУ!», «ДА ЗДРАВСТВУЕТ РАБОЧАЯ И ПРОФСОЮЗНАЯ СОЛИДАРНОСТЬ!».

6. Самое интересное было позже! Дважды во время проведения всеукраинским независимым профсоюзом «Захист праці» акции протеста против антидемократических решений оргкомитета научно-практической конференции «Новые профсоюзы и демократические левые: исторические корни и идейные ориентиры» перепуганный до полусмерти лидер КВПУ Михаил Волынец вызывал наряд милиции для разгона протестующих рабочих и профсоюзных активистов. В обеих провокациях, по нашей информации, были задействованы заместитель директора Киевского дома учителя и дежурный администратор. Женщины демонстративно отказывались предоставлять свои документы и ссылались на требование «организаторов мероприятия, которые им оплатили аренду актового зала» немедленно убрать от входа в здание Киевского дома учителя (ул. Владимирская 57) протестующих профсоюзных активистов. Излагая суть дела чуть короче, скажу что профсоюзные «антиавторитарии» и пытались нас разогнать с помощью милиции — информация подтверждается из независимых активистских источников в составе нашей одесской делегации! Позорище!!!

7. Проявив солидарность с товарищами и выразив свою гражданскую позицию, я и небольшая делегация Одесской координационной группы независимого профсоюза «Захист праці» в составе 5 человек, попыталась было зарегистрироваться к участию в конференции. Но не тут-то было!! Нам прямо и совершенно недвусмысленно попытались воспрепятствовать в этом! Парадокс, но в этот день «демократические левые» во время моей регистрации на международной конференции «Новые профсоюзы и демократические левые: исторические корни и идейные ориентиры» кричали: «Не регистрируйте его! Не пускайте его!» А конкретнее, прославились парадоксальным мышлением и эмоциональными возгласами представители хвостистского крыла «Боротьбы» Денис Левин и Светлана Лихт, а также несколько других волынцовских бюрократов и других лояльных прогнившей верхушке КВПУ людей. Если бы не наличие у нас железных нервов и твердой позиции, а также не тот факт, что среди регистраторов я случайно отыскал Эльмаз Смаилову, так «красиво» оттертой от активного участия в нашей ЛО некоторыми товарищами, то, наверное, нас бы и не пустили. Самое страшное в этом, что никто из членов ЛО, а как минимум я там заметил Нину, не выразили нам в этот трудный момент никакой солидарности, а сделали вид, что очень заняты чем-то… и ловят мух. Но мы таки прорвались, буквально с боями!

8. Не буду утомлять информацией о других бюрократических препонах, которые чинили нашей небольшой группе в эти дни организаторы, начиная от поселения и завершая оплатой билетов. Это было похоже на спланированное форменное издевательство и насмешку бюрократов над активистами. Лишь скажу, что мы за свои деньги несколько часов не могли поселить в гостиницу нашу профсоюзную активистку (Нина почему-то представила ее моей девушкой, наверное свечку держала?) по причине противоречивых звонков от организаторов в администрацию гостиницы. Они сами нас проинформировали об этом! Как оказалось, несмотря на предварительное согласование, нет в списках на поселение также рабочего лидера из Измаила и координатора майской «итальянской» забастовки на Украинском Дунайском пароходстве Романа Камбурова – так мне заявила упомянутая Ниной Ирина. Хорошо, что нам оперативно удалось вписать его у наших товарищей.

9. Венцом всего этого стала попытка сорвать мое выступление на одной из секций – упомянутым выше наследником Волынца Зименко!! Спикер пытался перебивать и мешать! Внезапно ограничил время выступления вдвое до 5 минут, вместо заложенных в программе 10 минут и 2 минут ответов на вопросы. Однако на это не реагировал и спокойно донес до внимания всех присутствующих точку зрения независимого профсоюза «Захист праці» касательно беспредела, устроенного организаторами и непосредственно тему доклада о наиболее ярких событиях рабочей борьбы 2013 года – «итальянской» забастовке на Украинском Дунайском пароходстве.

10. Всем тут заявляю, что позиция ЗП изначально была публичной и открытой, мы ни с кем не шушукались за спиной, не плели интриги, а совершенно в соответствии с первоначальными условиями оргкомитета пытались принять участие в дискуссии. Но оргкомитет принял решение работать в закрытом непубличном режиме и теперь любые попытки обвинить наш профсоюз в каких-то провокациях просто смешны. В чем мы виноваты? В том, что вынуждены были протестовать против попыток узурпации независимого профсоюзного движения? Это был наш адекватный ответ тем, кто все эти месяцы бегал и интриговал против молодого профсоюза в угоду прогнившей и проворовавшейся верхушке КВПУ. Личность Верника довольно неоднозначна, но он здесь явно ни при чем!! Попрошу даже не пытаться строить аргументацию, основываясь на каких-то личных симпатиях или антипатиях к этой личности. Здесь все факты налицо: не допустили к участию в международном мероприятии целый профсоюз и сделано это было спланировано и осознанно!

11. Моя личная позиция касательно работы ЛО с любыми профсоюзами в Украине также однозначна и проста! Я категорически против «хвостизма» в работе и с КВПУ, и с «Захистом праці», и с любыми другими профсоюзными объединениями. По моему мнению, члены ЛО должны делать ставку на работу с массами трудящихся и идти в авангарде рабочей борьбы, работать надо в низах, а не плестись в хвосте у прогнивших верхушек и подносить им воду на трибуны. Вы видели когда-то, чтобы Одесская координационная группа ЗП когда-то плелась в хвосте у наших киевских верхов? Да никогда – и всем советую действовать также! Мы всегда в авангарде!! На самой же конференции очень слабо были представлены рабочие лидеры из низов.

1399365_722472964446863_1567391432_o

 

DSCN3049

Пролетариат и меньшинства

В связи с недавним появлением на одном из дружественных ресурсов весьма странной статьи, публикуем очень короткую, но очень доходчивую заметку уважаемого Александра Володарского.  

р5а4н2в2ы1е0 В последнее время среди левых (в том числе среди анархистов) крайне популярно противопоставление классовой и гендерной проблематики. Дескать, буржуа тоже может быть геем, женщина может быть крупной начальницей, неужели мы должны защищать и их тоже?

Это может быть, отчасти, актуальным в полемике с некоторыми течениями радикального феминизма. Когда заходит речь о голосовании за «гендерно-близких» политиков, когда звучат призывы при приёме на работу отдавать приоритет людям определённого пола, когда поднимаются на флаг «успешные» и «добившиеся» представители меньшинств — самое время вспомнить о классовом.

Но это касается, в первую очередь, отвлечённых теоретических споров. В реальности, дискриминации подвергаются, в первую очередь, именно те представители меньшинств (будь то меньшинства гендерные или национальные), которые находятся в положении наёмных работников.

Мнимое отсутствие геев на заводе — отнюдь не доказательство того, что мужеложество является буржуазным излишеством. Просто гею, работающему на заводе, гораздо сложнее сделать камингаут и жить своей жизнью, чем, к примеру, деятелю шоу-бизнеса. Большая часть дискриминации — это дискриминация на рабочем месте и по месту жительства и ей подвергается именно пролетарий (в крайнем случае, мелкий буржуа вроде рыночного торговца). То же касается и женщин. которые сталкиваются с неравной оплатой труда и часто по экономическим причинам не могут совмещать работу и рождение детей. Можно вспомнить и национальные меньшинства — один из популярных сюжетов в левой еврейской пропаганде начала 20-го века — противопоставление еврея-рабочего и богатого еврея, банкира или буржуа. Первый дискриминируется не только из-за социального положения, но и из-за национальности, второй почти всегда может купить себе спокойствие и комфорт. Национальное и гендерное идут не параллельно, а рука об руку с классовым.

Именно поэтому вопрос «а зачем защищать м-ства, если среди них есть буржуи» не имеет ни малейшего смысла. В Южных Штатах США были и чернокожие рабовладельцы. Это ни в коей мере не противоречило необходимости бороться против расизма и рабства.

Пролы и хипстеры. Двойная мистификация

Автор: Иван Овсянников, Российское социалистическое движение 

tumblr_m5hpe6GYCH1r610mwo1_500 Массовые протесты уходящего года породили бурю сомнений и колебаний в российском левом движении. Приложив ухо к асфальту Болотной площади, многие из нас ожидали услышать «мерную поступь железных батальонов пролетариата». А когда батальоны не пришли, поспешили откреститься от мелкобуржуазных «хипстеров с I pad-ами», объявив демократические требования блажью бесящейся с жиру столичной публики.

Класс, которого еще нет

Удивительно, но в современном русском языке нет даже актуального самоназвания для наемных работников. Слово «рабочий», человек физического труда, скорее можно услышать из уст «гуманитария», чем заводчанина. Последний скажет о себе: «Я – слесарь, сварщик, водитель и т.п.» или «Я работаю там-то». Еще хуже дело обстоит с понятием «трудящийся», которым в лексиконе казенного марксизма-ленинизма когда-то было принято обозначать триединство рабочих, колхозного крестьянства и советской интеллигенции. Сегодня его содержание окончательно выхолощено — остался лишь ретро-официоз.

Парадокс нынешней эпохи — в том, что хотя в России сколько угодно слесарей, сварщиков, доярок, грузчиков, строителей, рабочего класса как идентичности, субкультуры, идеологического концепта – не существует. Банковский клерк, учитель, программист, журналист, дизайнер (являющиеся такими же эксплуатируемыми, как и промышленные рабочие) не осознают себя частью пролетариата. Точно так же работник автозавода отнюдь не ощущает себя собратом трудового мигранта, моющего пол в цехах того же предприятия. Какой контраст с Грецией, где в недавней всеобщей забастовке принимали участие даже судьи!

Я назвал эту ситуацию парадоксальной, но на самом деле она естественна для общества, где отсутствует то, что, согласно ортодоксальному марксизму, только и превращает пролетариев в класс «для себя» – традиция массовой борьбы угнетенных против капиталистической элиты. Наемный труд является порождением промышленной революции, но рабочий класс – детище социализма, продукт теоретического осмысления противоречий и борьбы внутри буржуазного общества.

Беспечность, с которой левые активисты оперируют термином «рабочий класс», пытаются вещать от имени этого несуществующего субъекта, свидетельствует о крайнем упадке марксистской мысли. Вместо того чтобы исследовать реальные противоречия и особенности жизни людей, принадлежащих к различным категориям наемных работников и на этой основе строить свою политику, эти левые продолжают пустые и вредные дебаты о «рабочизме» и «мелкобуржуазности».

Какой рабочизм нам НЕ нужен

Не так давно мне пришлось спорить с одним левым, который работает инженером на автозаводе. Будучи сам ИТР-ом, а не рабочим, он, однако, был весь преисполнен презрением к «троцкистам-гуманитариям», чьи неуклюжие попытки агитировать за создание профсоюза вызывают у трудящихся лишь недоверие. Впрочем, и сам он тоже не мог похвастаться какими-либо успехами на поприще профсоюзного органайзинга.

Спору нет, среди активистов левых движений сегодня мало хороших организаторов. Но если бы их было больше среди самих рабочих, гуманитариям вовсе не пришлось бы рыскать у проходных, уговаривая «массы» побороться за повышение их собственной зарплаты.

Нет никаких причин льстить рабочим, приписывая им мнимые добродетели. Профсоюзные активисты говорят об окружающей их разобщенности, карьеризме, инертности и трусости, в неравной борьбе с которыми обычно захлебываются инициативы по созданию профорганизаций. Дух коллективизма и взаимовыручки присущ работникам физического труда не в большей и не в меньшей мере, чем российскому обществу в целом. Редчайшие примеры успешных забастовок далеко не достаточны, чтобы говорить о тенденции. Они показывают, какими рабочие могут стать, преодолев косность мышления и пережив опыт солидарности.

Не являются промышленные рабочие и самой страдающей группой наемных тружеников. Конечно, условия труда и оплаты очень сильно разнятся в зависимости от предприятия, отрасли или местности. Однако если говорить об относительно современных производствах, то зарплата на них обычно не опускается ниже средней по региону. Так, при официальной средней зарплате в Питере – 34 тысячи рублей, рабочие автозавода «Форд» получают в среднем 37.800, «Ниссан» — 34.700, «Тойота» — 35.500 руб./мес., притом, что зарплата преподавателя философии в вузе – 15 тысяч рублей, а дворника-мигранта – 8-10 тысяч. Недавно на сайте профсоюза «Учитель» появилась карта зарплат педагогов по разным районам страны. Несмотря на то, что на волне предвыборных обещаний заработки учителей в 2011-2012 гг. выросли, в большинстве регионов они по-прежнему варьируются в пределах 15-20 тысяч рублей. А ведь учителя считаются одной из главных опор правящего режима.

Разумеется, оценивая степень эксплуатации, надо учитывать не только размер зарплаты, но и характер труда, его тяжесть и последствия для здоровья. В этом смысле ситуация на промышленных предприятиях поистине ужасающая. Однако если сравнить жизненные условия рабочего автозавода с существованием, которое ведет какой-нибудь промоутер, мерзнущий у метро в костюме помидора, официантка в баре или сотрудник call-центра, то еще неизвестно, кому из них по-настоящему «нечего терять».

Не подтверждает практика и миф о том, что работники физического труда особенно восприимчивы к социально-экономической проблематике, тогда как вопросы политические, гендерные или экологические для них совершенно неактуальны. Правда, что рабочие (в узком смысле слова) принимают незначительное участие в движении за политическую демократию. Но и профсоюзное движение, вроде бы, апеллирующее напрямую к «желудку», не может пока похвастаться бОльшими успехами. Логичнее предположить, что сравнительно низкий уровень образования и политической осведомленности рабочих делает их более консервативными, погруженными в быт и подверженными влиянию масс-медиа, сравнительно с теми, кто занят в интеллектуальном производстве.

Выступая против «пролетарского снобизма» (характерного не столько для рабочих, сколько для определенного круга левых), я, разумеется, вовсе не хочу подпитывать снобизм «интеллектуальный». Напротив, я считаю, что и тот, и другой являются лишь двумя сторонами одной медали. Например, мне кажется, что когда Борис Кагарлицкий отправляется в паломничество к проходным, желая показать пример «олибералившимся» левым, это отчасти напоминает путешествие восторженного туриста к аборигенам. Приезжающий в экзотическую страну европеец ожидает увидеть туземцев, живущих в гармонии с природой, не развращенных цивилизацией и наделенных вековой мудростью. Но если бы он пожил с ними подольше, он обнаружил бы не дикость и не романтическую идиллию, а обычных людей, со всеми их достоинствами и недостатками.

Современный рабочий отнюдь не находится вне идеологий, его сознание – вовсе не «чистый лист». Как и все люди, он обладает своими взглядами на жизнь, переживает психологические проблемы, не в последнюю очередь связанные с гендером и сексуальностью. Его актуальные интересы совсем не обязательно связаны с заработной платой и ценами на картошку. Проблема в том, что мировоззрение рабочих в большинстве случаев формируется под влиянием реакционного интеллектуального ширпотреба, который для критически мыслящей аудитории давно превратился в аналог ковра на стене или шуток Петросяна.

Позиция вульгарных рабочистов, боящихся оскорбить чувства пролетариата обсуждением акции Pussy Riot, прав женщин или ЛГБТ, в конечном итоге, сводится к поддержке господствующего консервативного дискурса, порабощающего пролетариат.

Креатариат и его классовые интересы

Левые активисты и интеллектуалы почему-то убеждены, что совершить революцию они смогут, лишь опираясь на таинственного Другого. Они принесли бы куда больше пользы, если бы, поменьше комплексуя по поводу своей «непролетарскости», попытались открыть рабочих в себе самих.

Говоря о производителях интеллектуальных продуктов (я бы назвал их не «креативным классом», а креатариатом), нельзя не отметить, что их социальное бытие определяется теми же фундаментальными конфликтами, которые актуальны для всех наемных тружеников.

Отчуждение. Наемный труд по Марксу является отчужденным. Рабочий продает свою рабочую силу капиталисту, попадая в частичное рабство к собственнику средств производства. Время, отданное отупляющему, нетворческому труду на хозяина, фактически вычеркивается из жизни. Продукт труда не принадлежит производителю, так же, как и сам работник не принадлежит себе в процессе труда. Результатом становится духовная и физическая опустошенность, ведущая к разрушению личности.

Это так же справедливо применительно к журналисту, преподавателю или менеджеру по продажам, как и в отношении слесаря или сварщика. Более того, возможно, нигде отчуждение не принимает столь резкие формы, как в сфере духовного производства. Если работник физического труда еще может сохранить некую психическую автономию от работодателя, то репортер, учитель или продавец вынуждены говорить голосом своего эксплуататора, полностью отождествить себя с ним или жить двойной жизнью.

Бесправие. Не так давно мне пришлось общаться с активистами профсоюза, возникшего на одном из петербургских телеканалов. Это были люди технических специальностей: операторы, осветители, гримеры. Когда я спросил у них, состоят ли в их профсоюзе журналисты, они ответили, что нет, т.к. последние гораздо больше рискуют быть уволенными. То же самое можно сказать о большинстве офисных служащих и других гордых обладателях диплома о высшем образовании. Моя хорошая знакомая, автор замечательных статей и книг по философии, рассказывала, что в институте, где она работает, действует строжайший дресс-код, малейшее отступление от которого может повлечь за собой увольнение преподавателя. И это еще не самый выразительный пример.

В отличие от промышленных рабочих, потенциальная мощь которых связана с наличием крупных трудовых коллективов, труд работников сферы услуг, как правило, индивидуализирован и децентрализован. Это мешает созданию эффективных профсоюзов, способствуя распространению таких практик трудовых отношений, при которых сама возможность апеллировать к Трудовому кодексу и легально отстаивать свои права становится нереальной.

Низкий социальный статус. Одним из наиболее кричащих противоречий жизни трудящихся непроизводственной сферы является конфликт между высокими притязаниями, связанными с уровнем образования и фактическим социальным положением. По сути, перед нами та же трагедия «лишних людей», которая привела в революцию образованных разночинцев XIX века. Известно, что лишь около половины выпускников вузов находит себе работу по специальности. Наличие диплома давно уже не дает каких-либо гарантий и привилегий. Для многих молодых людей оно, скорее, является пропуском к прилавку Макдоналдса.

Почему все-таки необходимо быть рабочистом

Выше мы отметили, что распыленность работников интеллектуального труда и сферы услуг создает серьезные препятствия для создания профсоюзов и отстаивания экономических интересов. Однако это вовсе не означает, что они не способны осознать свои интересы и играть важную роль в борьбе за социальную справедливость.

Образованные «новые бедные» объективно заинтересованы в социализме не меньше, чем индустриальные рабочие. Как на Западе, так и в Советском союзе массовая интеллигенция выросла на почве социальных завоеваний пролетариата, таких как развитая система образования и здравоохранения, передовая промышленность и наука, государственная политика, направленная на рост благосостояния и культурного уровня граждан.

Массовые выступления альтерглобалистов или сторонников Occupy демонстрируют поразительный пример протестных мобилизаций, имеющих антинеолиберальную окраску и зародившихся вне традиционных структур рабочего движения. Характерная черта этих движений состоит в том, что, несмотря на свойственные им иллюзии, они носили непосредственно политический характер, так же, как и протесты за честные выборы в России.

Сила протестных движений, ядром которых становятся работники непроизводственной сферы, состоит именно в том, в чем обычно проявляется слабость классического тред-юнионизма – они направлены непосредственно против государства, ставят радикальные цели, не замкнуты в рамках отдельных предприятий и отраслей. Однако у этих движений есть и ахиллесова пята – они не затрагивают нерв капиталистической экономики, реальное производство и транспорт. Протестующие студенты или служащие могут затопить улицы мегаполисов, но парализовать город или страну всеобщей забастовкой способны только рабочие. Именно это, и только это, делает работу левых в рабочей среде необходимой и неизбежной.

Нацбол не в своей песочнице

От редакции. Статья Ивана Овсянникова, активиста Российского социалистического движения, построена на полемике с внезапно “полевевшими” российскими национал-большевиками. Тем не менее, мы считаем, что она будет полезна и многим украинским “левым”, особенно тем, кто всё никак не может избавиться от разнообразной консервативной шелухи.

е9б4л5а8н6ы0о С тех пор, как, поругавшись с либеральными союзниками, «Другая Россия» совершила свой поворот налево, лимоновцы делают явные успехи. Статья лидера питерских национал-большевиков Андрея Песоцкого «Типичный коммунист. Портрет бумажного героя», опубликованная на сайте Sensus novus, — почти не отличается от аналогичных образчиков невежественного вздора, выходящих из под пера людей, считающих себя левыми.

В своем опусе, вдохновленном прозрениями «самого мудрого и свободного в суждениях олигарха» — Михаила Ходорковского, Песоцкий обвиняет «красных без прилагательных» в догматизме, евролевизне и поддержке разного рода меньшинств – женщин, представителей ЛГБТ-сообщества, мигрантов. По мнению автора статьи, типичные коммунисты не понимают, что «социальные вопросы – самые острые» (не то, что всякая хрень вроде нечестных выборов и «пляшущих девок в храме»). Именно это, признается другоросс, мешает ему «впитать прах Сталинграда» — что бы это ни значило — и окончательно покраснеть.

Первый ушат праведного гнева ожидаемо достается «породнившимся с леваками» феминисткам, которые «Просто не знают, чем заняться, выдумывая себе диковатые абстрактные цели». В качестве особенно вопиющего примера Песоцкий приводит один из пикетов в Петербурге, на котором феминистки «назвали нормальную полную семью «патриархальным адом». «Каково вам?», — вопрошает шокированный до глубины души моралист.

Помню, когда мне было лет шестнадцать, я буквально зачитывался газетой «Лимонка». Лозунги типа «Сталин, Берия, ГУЛАГ!» и заигрывания с нацистской эстетикой мне не были близки и тогда. Но, что действительно подкупало, так это бескомромиссный нигилизм, искреннее презрение к обывательщине, свойственные НБП в ее лучшие годы. С тех пор утекло много воды. Ниспровергатели выросли, обзавелись детьми, стали консервативны, но при этом умудрились не сделаться умнее. Иначе как объяснить возмущение г-на Песоцкого по поводу активисток, посягнувших на святая святых – патриархальную семью (которую другоросс, не смущаясь, именует «нормальной»)?

Если я процитирую Маркса, Энгельса или Ленина, то автор, классиков явно не читавший, наверняка, обвинит меня в «талмудизме». Поэтому сошлюсь на книгу, давшую имя его собственной партии: «Семья, сучий потрох, гнойный аппендицит, группа тел, сжавшихся воедино во взаимном объятии страха… Семья обучает бояться, трястись, усераться от страха. Это школа трусости…» (Эдуард Лимонов, Другая Россия).

Питерские феминистки, которых национал-обыватель Песоцкий обвиняет в «незнании чем заняться», одни из немногих в России, кто поднимает тему домашнего насилия и предлагает конкретные меры для борьбы с этим злом. Как раз этому и был посвящен запомнившийся Песоцкому пикет. Поборнику «социальных проблем», это, возможно, покажется экзотикой, но для миллионов женщин, детей и подростков каждодневную угрозу представляет не подметающий улицу таджик, а пьяный отец или муж. 

Другой сакраментальной для нашего героя темой является нелегальная миграция. «Так получилось, — умничает Песоцкий, —что Карл Маркс не уделял должного внимания вопросам этногенеза и миграции. Оно и понятно – в XIX веке численность населения Земли не росла в бешеном темпе, мобильность людей была намного ниже, чем сейчас, поэтому этносы были более стационарны, их интересы меньше сталкивались друг с другом». И, после ритуальных упреков в адрес Типичного коммуниста, заключает: «Удар по нелегалам мог бы стать и ударом по капитализму. Запретив нелегальную иммиграцию, можно поставить на место бизнес, сделать его социально ответственным, без трудового рабства в строительных вагончиках».

На самом деле, именно г-н Песоцкий уделял недостаточно внимания собственному образованию. Иначе он не порол бы откровенную чушь о ХIX веке, который был, как известно, эпохой колониальных войн, национально-освободительных движений и заселения Нового света мигрантами из Европы. Карл Маркс, возможно, не в должной мере интересовался вопросами «миграции и этногенеза». Однако этого нельзя сказать о Фридрихе Энгельсе, посвятившем им целую серию трудов, начиная с «Происхождения семьи, частной собственности и государства» и заканчивая работами по древней истории германских народов. Уже в первом крупном произведении Энгельса «Положение рабочего класса в Англии» мы находим удивительно актуальный раздел об ирландской иммиграции. Красочно описывая грязь, нищету и пьянство, в которых жили ирландские чернорабочие, Энгельс отнюдь не призывает английских пролетариев избавиться от проклятых католиков. Он видит выход в общей борьбе рабочих за свое освобождение: «Иммиграция… с одной стороны… конечно снизила уровень английских рабочих… но зато, с другой стороны, она способствовала углублению пропасти между рабочим классом и буржуазией, а, следовательно, ускорила приближение надвигающегося кризиса… Ирландская иммиграция… приносит в Англию и прививает английскому рабочему классу страстный, живой темперамент ирландца… Черствый эгоизм, присущий английской буржуазии, гораздо дольше сохранился бы и в рабочем классе, если бы не примешался к нему великодушный до самоотверженности, руководимый в первую очередь чувством, характер ирландца».

Впрочем, оторвемся от нашего Талмуда, и вернемся к гораздо менее содержательным писаниям г-на Песоцкого. Мысль о том, что нелегальную миграцию следует запретить, по своей свежести может соперничать разве что с утверждением, что надо запретить национал-большевистскую партию. Уж запрещали! Но только это совсем не мешает Андрею Песоцкому бредить наяву на не слишком взыскательном сайте Sensus novus.

Разумеется, в рамках данной статьи невозможно сколько-нибудь полно осветить такую сложнейшую проблему, как миграция. Отметим лишь, что в реальности вопрос стоит вовсе не о том, вводить или нет квоты на ввоз иностранной рабочей силы (они вводились и отменялись неоднократно), и не в том, нужен или нет визовый режим со странами Средней Азии (ЕС не зря называют «крепостью», но это отнюдь не снимает там проблем, связанных с миграцией). Если отбросить дешевую демагогию, то речь должна вестись о другом: Как уничтожить спрос на полурабский труд? Как обуздать рабовладельцев и повязанных с ними чиновников? Как облегчить мигрантам интеграцию в российское общество и обеспечить им возможность легально отстаивать свои права?

Обо всем этом г-ну Песоцкому могли бы многое рассказать левые: активисты профсоюза «НовоПроф», работающие с дворниками-таджиками или участники движения «Студенческое действие», преподающие русский язык детям мигрантов. Но, к сожалению, это не те «социальные вопросы», которыми наш бравый нацбол привык интересоваться.

Песоцкие слишком глупы, чтобы всерьез разбираться в сложнейшей проблеме миграции. Они предлагают просто «ударить по нелегалам», уверяя, что тем самым они наносят удар по капитализму. Желающим таким образом бороться за светлое будущее разумнее записаться в менты, чем в нацболы. Песоцкие слишком глупы и для того, чтобы спорить с реальными оппонентами. Вместо того чтобы прочитать хотя бы раздел о миграции в программе РСД, они предпочитают дискутировать с фэнтэзийным героем по имени «Типичный коммунист».

Ну, и, конечно же – ТА-ДАМ!!! – излюбленный козырь закомплексованных обывателей, ЛГБТ-вопрос: «Российское общество воротит от ЛГБТ-выходок… Казалось бы, «типичным коммунистам» надо вообще молчать на непопулярные темы, чтобы быть на одной волне с трудовым народом, но нет же – трубят во все трубы, отдаляясь от рабочих и закрываясь в своем талмудизме».

Просвещать г-на Песоцкого на темы гендера и сексуальности – дело явно неблагодарное. Поэтому остановимся на «трудовом народе», с которым, как кажется нашему герою, он установил телепатический контакт. Демагоги очень любят оперировать такими категориями, как «российское общество», «большинство», «народ», вкладывая в эти понятия свои собственные извращенные представления о «простых людях». Интеллектуалы, мнящие себя мозгом нации, обычно изображают «население» в виде толпы троглодитов, инертных, инфантильных, живущих чисто желудочными потребностями. Эти овощечеловеки свято ненавидят баб, пидоров, хипстеров и понаехавших, веруют в бога и доброго царя. Такой массе всегда нужен фюрер, ласкающий ее предрассудки и перенимающий ее жаргон. Ну, и еще немножко «социалочки».

Именно так, по-видимому, представляют себе народ Путин и «Единая Россия». На деле они ориентируются на слой самых заскорузлых, тупых и консервативных мещан, сюрреалистических персонажей Сорокина и Лимонова. К реальной жизни этот карикатурный образ народа относится примерно так же, как представления г-жи Новодворской. Российское общество расколото на множество культурных, поколенческих, идеологических страт, говорящих на разных языках и зачастую неспособных понять друг друга. Этим прекрасно пользуется власть, стращая жителей провинции бесящимися с жиру москвичами в норковых шубах, гламурными геями, нацболами, леваками и прочими наймитами Госдепа. Нацболы любят кричать, что им нужна «другая Россия», но при этом – устами песоцких – солидаризируются с самыми реакционными стереотипами официозной пропаганды и рабской морали.

Задача радикальных левых состоит сегодня не в том, чтобы, подлаживаться под консервативный дискурс (поступая так, г-н Песоцкий находится на одной волне с «ЕдРом», а вовсе не с трудовым народом). Мы должны находить болевые точки общества – те самые социальные проблемы, к числу которых, безусловно, относится и вмешательство государства и церкви в частную жизнь граждан. Мы обязаны провоцировать общественную дискуссию и борьбу, формировать новое сознание угнетенных, новый язык сопротивления, а не дожевывать объедки со стола идеологов правящего класса.

Почему “День свободы” – не мой праздник

Автор: Сергей Ищенко, “Левая оппозиция”

OLYMPUS DIGITAL CAMERA         Сегодня, между прочим, годовщина «оранжевой революции». Тут СМИ пишут, что отметить сие событие на Майдан вышло аж двести человек. Политические «заробітчани» из самозваной «Коалиции участников оранжевой революции», вечные юлебабушки с Юлиным портретом и какой-то чудила с американским флагом… Вот пишут ещё, мол, скандируют «Ганьба Ющенку!». Хе-хе. Короче, карикатура на карикатуру.

Кстати, государственный праздник по поводу годовщины «майдана» никто не отменял. «День свободы» называется. Красивое название. Только вот не хочется праздновать. Не мой праздник совсем.

Эти двести человек на Майдане, наверное, до сих пор думают, что это революция была. Вот даже товарищи по «Левой оппозиции» говорят, что не революция, конечно, но ситуация уж точно революционная.

А у меня как всегда особая точка зрения. Субъективная, естественно. Но небезосновательная. Не буду загружать читателя (или читательницу, что особенно приятно) социологическими данными, цитатами и прочей наукообразной нудотой – только тезисы.

Итак, приступим. Все ж, наверное, согласятся, что киевский Майдан не был стихийно вспыхнувшим протестом, как, например, каирский Тахрир или мадридская Пуэрта дель Соль. Он стал просто пиком противостояния между разными группировками правящего класса, одна из которых сумела мобилизовать в свою поддержку «улицу». Причём «улицу» очень разношёрстную – от вполне левых сторонников социал-демократических моделей до откровенных самых что ни на есть кошерных бонов. От продвинутой студенческой молодёжи до ныне покойной бабки Параски. Почему так получилось? Попробуем разобраться.

В девяностые новорождённая буржуазия тоже сбивалась в стаи (тогда говорили «кланы» — модно так, почти по-сицилийски) и боролась между собой за передел рынков и сфер влияния. Ещё как боролась – потому и «лихие девяностые». Но, несмотря на все противоречия и конкуренцию, украинские капиталисты имели общий классовый интерес – во-первых, довести рыночные реформы до логического завершения, и, во-вторых, не допустить, чтобы поднялся с колен «весь мир голодных и рабов», границы которого, в результате тех самых рыночных реформ сильно расширились. Поэтому-то и нужна была сильная консолидированная центральная власть, которая железной рукой проводила бы рыночные преобразования, и была одновременно арбитром, посредником между «кланами» капиталистов. Отсюда и Кучма со своим «кучмизмом» — помните такое словечко?

На рубеже нулевых ситуация поменялась. Капитализм был успешно реставрирован, скажем больше, страна постепенно отходила от шока, вызванного крахом СССР. Сначала в пищевой промышленности, а потом и в других отраслях начало рости производство. Выплачивались пенсии, бюджетникам потихоньку повышали зарплаты. У людей менялись приоритеты, общество более-менее стабилизировалось. Многие группы капиталистов авторитарный режим больше не устраивал. Особенно тех, кто остался не у дел в выстроенной за предыдущее десятилетие системе. Именно они и стали сначала «оппозицией», а потом «оранжевыми». Именно они призвали массы на Майдан. И некоторая часть масс на их призыв откликнулась.

То, что люди, нацепившие на себя оранжевые ленточки и скандировавшие «Ю-щен-ко!», испытывали явную неприязнь к сложившейся системе и искренне хотели её поменять – это никаких сомнений не вызывает. Демократические лозунги «майдана» выглядели очень даже привлекательными на фоне дремучего консерватизма Кучмы и его официального престолонаследника Януковича. Жители палаток на главной площади столицы действительно высказывали свой протест. Только вот ничего классового в этом протесте не было. «Майдан» сплотил оппозиционные фракции крупного капитала, средний и мелкий бизнес, всяких менеджеров среднего звена, интеллигенцию, молодёжь, были и рабочие. Но «низы» не выдвигали никаких своих программ, вообще ничего не предлагали, а просто шли за «верхами». Но и с другой стороны, в лагере провластного кандидата наблюдаем такую же картину. Шахтёры Донбасса увлечённо поддерживали своих эксплуататоров, а работники киевских или львовских предприятий – своих.

Всё это, действительно массовое, «оранжевое» движение, отмечает один уважаемый украинский анархист, «по сути, имело лишь одну задачу, одно требование, один лозунг – «оранжевых» к власти, Кучму и его официального преемника Януковича – долой. Ни на миг рамки этого требования не были расширены толпой». Если требования и расширялись – то уж никак не народными массами, но политическими организациями вроде «Поры», пытавшейся играться в непримиримых радикал-демократов. Ну, мы помним, чем эти игры закончились – уже на первых после «майдана» выборах «Пора» явила своё истинное лицо, оказавшись, говоря ленинскими словами, «поганым стойлом карьеристов»… Во время «оранжевых» событий ни в киевских палатках, ни в одном другом месте нашей необъятной страны не начинались классовые движения, которые поставили бы другие цели помимо «Ющенко – так!» — хотя бы минимально социальные или экономические. Все хотели лишь, чтобы «наши победили». Чтобы потом горько разочароваться в этих самых «наших». Ведь даже те двести человек, что вышли на Майдан сегодня, кричали «Ганьба!» своему тогдашнему кумиру…   

В этом отличие «майдана» и от «Арабской весны», и от «возмущённых» испанцев, и от оккупантов Уолл-стрит, и даже от российской «Белой ленты». Массы не самоорганизовывались, они шли за вождями. Они откликались на призывы вождей и выполняли приказы вождей. Причём вождями были даже не безбашенные популисты вроде раннего Чавеса, а благопристойные, слоноподобные, скучные буржуазные политики. Обидевшаяся часть правящего класса. Не более того.

Так что не было никакой революции. И никакой революционной ситуации.

Празднуйте сами свой пластилиновый «День свободы».

Моя революция – впереди.