К 105-Й ГОДОВЩИНЕ ВОССТАНИЯ НА БРОНЕНОСЦЕ “ПОТЁМКИН”

DSCF2529 105 лет назад, в такие же палящие летние дни, происходило поистине грандиозное событие: восстание моряков на эскадренном броненосце «Князь Потёмкин Таврический». 27 июня (по старому стилю 14 июня) 1905 года, когда новейший корабль царского флота проводил опробование орудий на Тендровском рейде, матросы и команда отказались от обеда из испорченного прогнившего мяса, купленного в Одессе. Командир корабля попытался расстрелять часть зачинщиков бунта. Однако матросы в ответ на репрессии захватили винтовки и разоружили офицеров. С этого момента броненосец был объявлен кораблём революции.

Вечером того же дня  броненосец “Потёмкин” прибыл в Одессу, где происходила всеобщая стачка рабочих. Там  корабль произвёл несколько боевых выстрелов по скоплениям царских войск и полиции. Градоначальник Одессы сложил с себя полномочия.

В годовщину начала восстания представители редакции8609 интернет-журнала новых левых Одессы «Помидор» возложили цветы к памятнику потёмкинцам в Одессе, отдав дань памяти морякам-героям всемирно известного революционного корабля, названного Лениным «непобеждённой территорией революции».

Мы также планируем в ближайшее время разместить редакционную статью, посвящённую одному из аспектов легендарного восстания черноморцев.

СЕГОДНЯ ВСЕ МЫ ГРЕКИ

Автор: Дмитрий Радчук, КРИ

Как будто и не было растущих индексов, бодрых прогнозов, восторженных журналистов и пары оптимистичных книг о завершении кризиса. Финансовый рынок покатился вниз, таща за собой правительства, банки, пенсионные фонды, жизни миллиардов людей. Никакой определенностью и не пахнет, несмотря на сотни миллиардов долларов и евро, которые должны были забетонировать финансовый рынок. Успехи примерно такие же, как у компании Бритиш Петролеум, пытающейся запломбировать нефтяную скважину в Мексиканском заливе. Последние два года было модно обвинять во всем спекулянтов с Уолл-Стрита, фонды недвижимости и надменных американских банкиров. Теперь зашатало Европейский Союз, крупнейшего экономического игрока на планете.

Кто виноват?

Виновник нового витка кризиса уже найден — это греки, в мановение ока превратившиеся из симпатичных гостеприимных любителей анисовой водки и сиртаки в развращенных, коррумпированных, ненадежных проходимцев. Последние два года греческое правительство делало то же самое, что и другие правительства Еврозоны: занимало и спасало банки. Но на греческую экономику давил груз долгов, взятых правительством еще в благополучные докризисные времена. Спад международной торговли больно ударил по стране, обладающей самым большим торговым флотом в мире. Падение налоговых поступлений, растущие долги, сокращение бюджета, деятельность спекулянтов, ставящих на дефолт греческой экономики, привели к росту стоимости займов для Греции.

Чтобы отдать долги, стране приходится занимать новые, и уже по более дорогой цене.

Речь идет не о благотворительности. В результате кредитования Греции крупнейшими европейскими странами, прибыль в итоге получат немецкие и французские банки. Многомиллиардные доходы заложены в схемы кредитования изначально.

Дефолт Греции по 300-миллиардным кредитам может повлечь за собой цепную реакцию банкротств. Первыми на очереди стоят Португалия, Ирландия и Испания, которые в свою очередь астрономическим долгом в девятьсот миллиардов долларов тянут на дно своих кредиторов — немецкие и французские банки, а в перспективе все страны Еврозоны.

Позиция Германии

Германия — это не только фабрика Евросоюза, но и его банкир. Конечно немецкие капиталисты заинтересованы в спасении Греции, ведь именно германские банки являются ее крупнейшим кредитором. Но, чтобы в засуху купить стакан воды у людоеда, придется оттяпать себе руку. Наиболее жестко и конкретно позицию немецкого капитала выразил министр финансов христианский демократ Вольфганг Шойбле. Греция должна активно заниматься «ремонтом» бюджета — повышать налоги, сокращать пенсии, зарплаты, социальные выплаты и т. д. Для разрешения подобных долговых проблем следует создать Европейский валютный фонд. Этот институт в перспективе должен обладать правом ограничения экономического, а значит и политического суверенитета европейских стран — должников и даже правом исключения страны из зоны Евро. Естественно, ключевую роль в ЕВФ должны играть главные спонсоры, то есть Германия и, возможно, Франция.

Есть еще один вариант. Нет денег? Расплачивайтесь вашими островами, греки-банкроты, — предлагают некоторые горячие головы из немецкой правящей партии ХДС.

Немного музыки

Это изменение тональности в общеевропейском диалоге не прошло незамеченным. Оптимизм гимна Европейского союза, творения Шиллера и Бетховена, «Оды к радости»: «Обнимитесь, миллионы! Слейтесь в радости одной!», сменился откровенным националистическим громыханием «Германии превыше всего». Первой отличилась естественно желтая пресса. Известная своими правыми публикациями газета Bild, официальный рупор неофициальных настроений немецкого капитала, поместила голову Ангелы Меркель на туловище памятника «железного кайзера» Бисмарка. И, увы, это была не шутка редакции, а восторженный панегирик бундесканцлеру. Экономический кризис высветил скрытые противоречия и борьбу за власть и влияние в Евросоюзе. Неспособные и в тучные годы к настоящему политическому объединению мирным путем, с приходом кризиса европейские буржуа забарикадировались в своих национальных квартирах. Вместо шиллеровкой «братской любви» предлагается только отношения спонсора и содержантки, да и то с правом контроля кошелька слабейшего. То, что империализм не абстракция из марксистских учебников, а жесткая реальность, уже почуствовали жители Латвии, Литвы и Греция. На очереди Португалия, Испания, Ирландия.

Пушки и кредиты

Хотя условия, под которые выдаются немецкие кредиты, выглядят не так устрашающе, как артиллерийские установки производства компании Рейнметалл в Афганистане, разрушать жизнь простых людей они могут также успешно.

Под давлением Евросоюза, и в первую очередь Германии и Франции, «социалистическое» правительство Греции проводит самую жесткую в истории послевоенной Европы политику сокращения бюджета. Парламент страны уже поддержал массивные понищение зарплат бюджетников, 20-типроцентное повышение налогов на табак и алкоголь и цен на бензин. Уже озвучены планы по повышению пенсионного возраста до 67 или даже 70-ти лет. Кстати еще о пушках. Одна статья бюджета Греции не должна подвергаться сокращению: это закупка европейских, и в первую очередь немецких вооружений.

Поколение Семьсот Евро

Достанется и молодым грекам — «поколению семисот Евро». Этот порог зарплаты не могло перепрыгнуть большинство греков от 17 до 35 лет даже при наличии высшего образования. Увы, пресс в 10 процентов безработного населения тянет зарплаты еще глубже вниз, превращая поколение семьсот евро в поколение шестьсот, пятьсот Евро. А еще чаще молодежь просто не находит работы — каждый третий из них безработный.

Греция становится своего рода полигоном, на котором отрабатываются методы шокового понижения жизненных стандартов: зарплат, пенсий, социальных выплат. Увеличение конкурентоспособности Евросоюза в борьбе с США, Китаем, Индией подразумевает повышение эксплуатации рабочих, снижение зарплат, окончательное уничтожение остатков социальных достижений европейских рабочих в послевоенные годы. Евросоюз — это союз европейских буржуа против сотен миллионов трудящихся европейцев.

Сегодня все мы греки

Греческий рабочий класс серьезный противник. В его активе гражданская война в сороковые годы, массовые выступления и свержение хунты «черных полковников» в семидесятые, многократные общенациональные забастовки в последние годы. Прошедшая 5 мая общенациональная забастовка стала крупнейшим выступлением греческих рабочих, служащих и безработных после падения военной диктатуры 1974. Тем не менее тактика однодневных протестов похоже исчерпала себя. Ксекинима (Начало), организация Комитета за рабочий Интернационал в Греции призывает к многодневной стачке, занятию предприятий, офисов, университетов, школ их работниками и учащимися, блокаде коммуникаций совместно с сельхозрабочими. Необходимо создавать местные и производственные комитеты для координации хозяйственной жизни в период забастовки и объединять их на общенациональном уровне. Только последовательной жесткой блокадой действий правительства можно сорвать его планы.

Наши требования для преодоления хозяйственного кризиса Греции таковы: отказ выплачивать госдолги, национализация всех банков, массовые инвестиции в здравоохранение, образование, строительство жилья и инфраструктуры, национализация крупнейших предприятий и переход управления под контроль трудящегося населения.

Пока еще рано говорить об общеевропейском дне протеста, континентальной европейской забастовке. Но интернационализация протестов, развитие солидарных действий рабочих разных стран являются важнейшими задачами социалистов. Сегодня греческие буржуа под давлением немецких и французских империалистов выкручивают руки греческому рабочему. Завтра настанет пора испанцев, португальцев, итальянцев, немцев. Сегодня все мы греки.

http://socialistworld.ru/materialy/mir/evropa/segodnya-vse-myi-greki

ИЗРАИЛЬСКАЯ МАШИНА ЛЖИ РАБОТАЕТ НА ПОЛНЫХ ОБОРОТАХ

Информационная кампания вокруг блокады сектора Газа и нападения Израиля на «Флотилию свободы» показывает, что государственный расизм невозможен без поддержки пропагандистского аппарата. Алан Маасс в своей статье объясняет, почему «Израильская машина лжи работает на полных оборотах»

Автор: Алан Маасс

Перевод: Станислав Барышников

Не гнушаясь самой грубой клеветой и самой дикой ложью, Израиль пытается оправдать жестокий штурм флотилии судов с грузом гуманитарной помощи для осаждённой Газы, осуществлённый его спецподразделениями.

В составе флотилии были сотни сторонников мира из более чем 40 стран; многие из них известны своей приверженностью принципам ненасилия и борьбе за справедливость.

Но это не помешало заместителю министра иностранных  дел Израиля Дани Аялону сделать следующее заявление: «Организаторы также известны своими связями с глобальным джихадом, Аль-Каидой и ХАМАС. Они давно занимаются контрабандой оружия и беспощадным террором».

Аялон не представил никаких доказательств «давней контрабанды оружия» бывшей сотрудницей Госдепартамента и активисткой организации Code Pink Энн Райт. Или доказательств того, что «связан с Аль-Каидой» организатор кампании Viva Palestina Кевин Овенден. Он не рассказал о террористической деятельности лауреата Нобелевской премии мира Мейрид Корриган-Магуайр, которая находится на борту другого судна, направляющегося в сектор Газа в попытке прорвать израильскую блокаду.

Но израильские  чиновники не делают этого никогда. Какая горькая ирония! Они, по-видимому, готовы использовать те же методы, что и Йозеф Геббельс, глава министерства пропаганды нацистской Германии, чье печально известное высказывание звучит так: «Лгать нужно по-крупному — в небольшом преувеличении усомнятся, а большому поверят не задумываясь».

Тактика Израиля состоит в том, чтобы в ситуации кризиса заполнить эфир искажением фактов, мифами, инсинуациями и прямой ложью, — и рассчитывать, что его сторонники из числа западных политических деятелей и СМИ подхватят боевой клич, не задавая лишних вопросов.

Этот подход в  очередной раз сработал в отношении большинства американских СМИ. Нападение было военной операцией, проведенной глухой ночью вооруженными до зубов военными из элитных подразделений, взявшими на абордаж гражданские суда в международных водах. Однако практически каждая статья в прессе США содержала неконкретные, мягкие выражения, вроде «на борту произошла вспышка насилия», чтобы не допустить прямого указания на то, что агрессором был Израиль.

Как и в ходе столкновений израильских военных с палестинцами, потери при конфликте распределились совсем не поровну: убито от 10 до 20 сторонников мира, десятки получили ранения, а среди израильских сил пострадали менее 10 человек, причем только один из них был ранен серьёзно. Но сообщения в СМИ сосредоточились на жалобах Израиля по поводу оружия, найденного на борту судна активистов. Один человек дал такой комментарий событиям понедельника: «Странно, что Израиль постоянно подвергается яростным атакам, но умирают одни “нападавшие”».

СМИ оставили без ответа некоторые очевидные вопросы. Например, если у Израиля действительно была причина обыскивать гражданское судно в международных водах, почему бы не попросить разрешения подняться на борт в дневное время, так, чтобы это не выглядело угрозой нападения? Почему вместо этого был отдан приказ провести рейд спецназа посреди ночи?

Еще один вопрос средствам  массовой информации: если бы судно США в международных  водах посреди ночи взял на абордаж отряд иранских спецподразделений, не естественным ли было бы для пассажиров расценить рейд как акт насилия и попытаться защититься всеми доступными средствами?

***

Если Израиль так  обеспокоен тем, чтобы оклеветать сторонников мира из «Флотилии свободы» Газы, то это происходит не только потому, что ему  требуется оправдать убийство некоторых из них, но и для того, чтобы отвлечь  внимание от их миссии — снятия не менее беспощадной израильской блокады  Газы.

Палестинцы и те, кто борется вместе с ними за права палестинского народа, много лет говорят об оккупированной Израилем Газе как о «тюрьме под открытым небом». Но с началом блокады, установленной Израилем в 2007 году, эта фраза приобрела новое значение. Житель города Газа и левый активист Хайдар Эйд говорит, что происходящее с 1,5 миллионами жителей оккупированной Газы больше всего напоминает «резню в замедленной съёмке».

Блокада, осуществляемая в сотрудничестве с правительством США и при его поддержке, является наказанием за победу партии ХАМАС на выборах в Палестинское законодательное  собрание 2006 года — и попыткой дальнейшего отделения Газы, где ХАМАС наиболее сильна, от палестинцев, живущих на оккупированном Израилем Западном берегу. По сути тактика Израиля состояла в том, чтобы затягивать петлю до тех пор, пока палестинцы не запросят пощады.

Израильское правительство раздаёт ритуальные заверения в том, что в Газе нет гуманитарного кризиса, но даже сторонники Израиля в Вашингтоне не могут согласиться с таким мошенничеством — слишком вопиющими являются свидетельства обратного.

Вот один из последних примеров: всего за несколько дней до нападения на «Флотилию» «Международная амнистия» опубликовала свой ежегодный отчет о правах человека, и об оккупированной Газе в нём говорилось следующее:

«Массовая безработица, нищета, продовольственная незащищённость и рост цен на продукты питания, вызванный их дефицитом, приводят к тому, что 4 из 5 жителей Газы зависят от гуманитарной помощи. Размеры блокады и заявления израильских должностных лиц касательно её цели показали, что она играет роль коллективного наказания для жителей сектора Газа, что является вопиющим нарушением международного права».

Бывший президент Джимми Картер в своем выступлении в Американском университете в Каире в 2008 году высказался ещё более жёстко:

«Палестинцы в секторе Газа в настоящее время в прямом смысле умирают от голода, получая меньше калорий в день, чем люди в беднейших районах Африки. То, как наказывают народ Газы, — настоящее злодеяние. Это преступление… мерзость, которой позволяют продолжаться. К сожалению, международное сообщество по большей части игнорирует крики о помощи, а жители Газы рассматриваются скорее как животные, нежели как люди».

Израиль утверждает, что блокада действует только на так называемые «опасные» предметы, которые могут быть использованы для осуществления насилия над израильтянами. Но когда сенатор Джон Керри в 2009 году посетил сектор Газа, он и другие члены «высшей американской делегации», приехавшие в Газу, «были шокированы, узнав, что израильская блокада управляемой ХАМАС территории подразумевает запрет на ввоз таких продовольственных товаров, как чечевица, макароны и томатная паста», — сообщает «Индепендент».

В середине мая Палестинский центр по правам человека сообщил, что в результате израильской блокады в системе здравоохранения Газы закончились 110 наименований медикаментов и 123 наименования медицинских принадлежностей, а в течение следующих трёх месяцев закончатся еще 76 наименований медикаментов и 60 наименований медицинских принадлежностей.

В самом начале блокады Дов Вайсгласс, советник тогдашнего премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта, дал хладнокровный комментарий: «Идея состоит в том, чтобы посадить палестинцев на диету, а не уморить их голодом».

Такая «диета» имела  катастрофические последствия для  жителей Газы, как это засвидетельствовал Джейми Стерн-Вайнер на веб-сайте «Нью Лефт Проджект»:

«По состоянию на ноябрь 2009 года, 60% населения сектора Газа, согласно данным Всемирной продовольственной программы ООН и Продовольственной и сельскохозяйственной организации, испытывали «нехватку продовольствия», а еще 17% рассматривались как уязвимые в плане продовольственной защищённости.

Среди людей, подверженных риску голода, две трети составляют дети, они страдают от все более растущего недоедания и от задержек роста. Уровень анемии среди детей в возрасте от 9 до 12 месяцев, по оценке Всемирной организации здравоохранения, составил 65,5%.

По данным исследования БАПОР (Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ), “число палестинских беженцев, совершенно не имеющих возможности получить доступ к продовольствию и средств для приобретения даже самых простых вещей, например мыла, школьных принадлежностей и безопасной для питья воды… утроилось с момента установки блокады в июне 2007 года”.

Из-за блокады практически не происходило восстановления домов и других зданий, разрушенных во время вторжения Израиля в сектор Газа в 2008-2009 гг. Согласно Программе развития ООН, через год после окончания вторжения как минимум 20000 палестинцев всё ещё оставались выселенными из по меньшей мере 3500 домов, разрушенных в ходе операции “Литой свинец”. Было восстановлено только 17,5% школ и других учебных заведений».

Это лишь некоторые из последствий медленного удушения Газы Израилем — но пропагандистский аппарат Израиля работает в полную силу, демонизируя  международных активистов, входящих во «Флотилию свободы» Газы, обвиняя их во мнимом насилии.

Истина очевидна. Дубинки и другое самодельное оружие, использованное активистами для самозащиты от нападения спецподразделений, не способны причинить и толики того ущерба, который Израиль ежедневно наносит Газе своей блокадой.

***

Нападение на «Флотилию свободы» показывает, насколько серьёзно Израиль воспринимает солидарные международные усилия по снятию блокады Газы. Израильский истеблишмент был готов столкнуться с ещё одним международным протестом против насилия ради того, чтобы показать пример остальным. Вот как пишет об этом в своем блоге «Informed Comment» эксперт по Ближнему Востоку Хуан Коул:

«Возможно, смерти и ранения были откровенным и жестоким предупреждением тем активистам, которые в будущем пожелают оказать помощь Газе: предупреждением о том, что, создавая новые флотилии для помощи палестинцам, они рискуют жизнью. Израильские крайние правые, возможно, почувствовали, что в противном случае возникнет опасность того, что через несколько месяцев соберется ещё более крупная флотилия и что в конечном итоге блокада Газы будет нарушена».

Если именно это и было, по сути, целью Израиля, то как минимум в одном его действия возымели обратный эффект. Во вторник египетское правительство под давлением растущего недовольства по поводу израильской агрессии объявило, что открывает границу с сектором Газа «на неограниченное время». Ранее Египет закрыл свою границу с Рафахом, что сыграло решающую роль в поддержании блокады Газы и сделало Египет младшим партнером США и Израиля.

Тем не менее израильские лидеры могут надеяться на то, что ситуация будет складываться в их пользу до тех пор, пока на их стороне будет поддержка правительства США.

Это решающий фактор во всех их расчетах. Израиль нуждается в поддержке со стороны правительства США — не только в политической поддержке, нейтрализующей международную оппозицию в Организации Объединенных Наций и в других местах, но, что еще более важно, в 3 миллиардах долларов, ежегодно предоставляемых Вашингтоном своему сторожевому псу на Ближнем Востоке.

«Похоже, израильтяне принимают решения, исходя из предположения, будто им сойдет с рук всё что угодно», — пишет комментатор «Атлантик» Эндрю Салливан в конце длинного поста в блоге, посвященного израильскому вторжению. То, что даже такой далекий от радикализма человек, как Салливан, выразил столько гнева в адрес Израиля, является признаком того, что мнения в США изменились даже в среде политически умеренных деятелей.

Но в конечном итоге Израилю может сойти с рук практически что угодно — до тех пор, пока он вправе рассчитывать на поддержку правительства США. Вот почему именно американские противники войны Израиля с Палестиной должны восстать против того курса, которого придерживается Вашингтон, оказывая Израилю политическую и финансовую поддержку.

Мы можем начать с противостояния лжи израильской пропаганды с помощью правды — и обеспечить верное изложение всех фактов, связанных с рейдом спецподразделений на «Флотилию свободы» и беспощадной блокадой, в которую попали полтора миллиона палестинцев Газы. Мы можем и дальше развивать движение за бойкот Израиля, изъятие его капиталовложений и введения санкций в его отношении — и создавать организацию для прорыва блокады сектора Газа.

2 июня 2010 г.

http://www.scepsis.ru/library/id_2745.html

Англоязычный оригинал опубликован на сайте http://socialistworker.org/
Оригинал статьи: http://socialistworker.org/2010/06/02/israeli-lie-machine

КТО И ЗАЧЕМ ОРГАНИЗОВАЛ БОЙНЮ В КИРГИЗИИ?

Автор: Сергей КЛИМОВСКИЙ

В сводках новостей ответ на начавшиеся 11 июня погромы в Оше и на другой день повторившиеся в Джелал-Абаде однозначен: межэтнические столкновения. Но кажущаяся ясность ответа скрывает за наукообразными терминами реальных виновников происходящего.

У многих в объяснении социальных событий прослеживается религиозный культ неких “законов истории”, управляющих миром, которые, однако, остались не сформулированы и анонимны, не обретя имен вроде закона гравитации Ньютона или законов Гей Люссака и Бойля—Мариотта о поведении газов. Марксисты сформулировали было закон соответствия производительных сил и производственных отношений, за нарушение которого в качестве наказания полагается социальная революция, и вывели производные из него законы, на основании чего объявили свое политическое учение наукой, а своих предшественников — донаучными и утопическими социалистами.

Вначале им сильно завидовали либералы и националисты, поскольку в их идейном багаже подобных законов не оказалось. От обиды либералы позаимствовали у марксистов их экономический детерминизм и вывели свой закон “невидимой руки рынка”, которая с тем же автоматизмом, что и у марксистов, все расставляет на свои места, но постарались свести революции к минимуму. Националисты не отставали и открыли закон конфликта между цивилизациями и нациями, доведя его до деления на нации творческие, например арийцев, и остальную бестолочь, установить правильные отношения между которыми должна помочь национальная революция. Так в ХХ веке основные политические течения обзавелись собственными законами истории, на которые и ссылаются, когда требуется что-то объяснить.

Вскоре в официальных программах этих политических направлений их законы истории совершенно вытеснили в небытие самого человека или, как модно говорить, человеческий фактор. Впрочем, в уме серьезные политики этот фактор держали и держат, избегая его упоминать всуе. Три признака революционной ситуации по Ленину хорошо известны, но что Ильич перечислил в истории России периоды, когда ситуации были, но революции не случались из-за такой “мелочи”, как отсутствие революционной партии, упоминать не любят, поскольку без этого субъективного фактора “законы истории” не действуют, несмотря на всю свою научную объективность. Отсюда неизбежен вывод: революции происходят тогда, когда есть конкретные люди, их делающие, почему тот же Ленин и просил накануне первого съезда РСДРП в 1898 г. (кстати, подготовленного марксистами Киева без сидевшего Ильича) “Дайте мне организацию революционеров, и я переверну Россию”.

События в Киргизии невозможно понять, если упустить из вида человека, укрывшись за терминами “революция” или “межэтнические столкновения”, возведенными в ранг “законов истории”.

Как довести страну до революции

Апрельское восстание в Киргизии уже прочно назвали “революцией тюльпанов-2”, в чем есть логика. Революция — это процесс длительный по времени, а не штурм Зимнего дворца, который принято называть политической революцией (переворотом). Процесс, начатый восстанием 2005 г., не закончился и нынешнее восстание 6—8 апреля — его прямое следствие.

Причиной восстания часто называют повышение Бакиевым тарифов на электроэнергию для населения, что верно, но только отчасти. Если резкое повышение коммунальных тарифов всегда вело бы к немедленному восстанию, то Черновецкий и мэры многих украинских городов давно сидели бы в эмиграции, и не только они. Десяток резонансных случаев убийств Бакиевым за 5 лет киргизских оппозиционеров, в основном журналистов, тоже к восстанию сразу не привел, даже и сожжение заживо авторитетного оппозиционера Медета Садыркулова. Режим Бакиева вообще старался избавляться от них методами Пиночета и других диктаторов — люди либо бесследно исчезали или их убивали члены “эскадронов смерти”, а органы, констатировав наличие трупа, благополучно закрывали дело, не найдя виновных. Резиновые пули, слезоточивый газ и спецназ Бакиев применил лишь в 2009 г., разгоняя манифестации против фальсификации президентских выборов, на которых за него якобы проголосовали 76% избирателей. Вашингтон, как и делегация от России, отказался признать их недействительными, хотя наблюдатели от Евросоюза о том официально заявили. Бакиев устраивал в целом и Кремль, и Белый дом, а потому Вашингтон разгон демонстрации в Киргизии “не заметил” и сосредоточился на выборах в Иране, где тоже шли манифестации.

Но репрессии, как и социально-экономическая ситуация, лишь множили недовольных. По оценкам ООН, 60—70% населения Киргизии находится за чертой бедности, и по этому показателю бывшая республика СССР — между Экваториальной Гвинеей и Гайаной. Отчасти спасала работа в России, куда, по данным доклада Института глобализации и социальных движений, в сезон уезжало до 45% из 1,7 млн. экономически активного населения, которое в Киргизии к 2010 г. составляло 5,37 млн. человек, что равно числу населения Донецкой области. Кризис и усложнение въезда в Россию в 2009 г. ограничили заработки мигрантов, которые в 2008 г. через банки перевели домой 1,2 млн. долларов, высокий процент с которых снял Максим — сын Бакиева, монополизировавший переводы.

Экономика страны после распада СССР приобрела специфический вид. Промышленное производство было свернуто, население “посадили” на землю, а госбюрократия получила в бесконтрольное управление богатые месторождения цветных металлов, в том числе и золота, разрабатывавшиеся с советского времени. Их она сдала в аренду иностранным компаниям, проявив еще при свергнутом в 2005 г. президенте Акаеве изобретательность. Под лозунгом привлечения инвестора она освобождала компании от уплаты большей части налогов за пользование рудниками. Канадская фирма “Камеко” длительное время совсем ничего не платила за добычу золота в Кумторе, поэтому Киргизия ежегодно только на налоге на добавленную стоимость с одной этой компании теряла 120 млн. долларов — солидная сумма для маленькой страны. Разумеется, такие налоговые льготы канадским, китайским, южнокорейским, узбекским, казахским и другим фирмам предоставлялись не просто так, а за взятку членам правительства, благодаря чему оно сняло с себя возможные обвинения в расхищении бюджета, поскольку тот стал столь малым, что расхищать уже было нечего.

В итоге в 1999 г. на рудниках, стройках и уцелевших промпредприятиях было занято 11,7% трудоспособного населения, 52,5% — в сельском и лесном хозяйствах, 10,1% — в торговле и общественном питании, 3,7% — на транспорте и в связи, в сфере подготовки материально-технического оборудования, а 14,3% — составляли врачи, учителя, работники искусства и науки и госслужащие-управленцы. После 2005 г. ничего не изменилось, Киргизия еще более превратилась в крестьянскую страну, управляемую наследственной бюрократией, войти в которую без связей было невозможно, а иностранные компании на льготных для себя условиях вывозили из нее за гроши золото и другие металлы. Ситуация, типичная для эпохи колониального грабежа мира ост-индскими компаниями, но доля грамотных выше, чем в средневековье — пережитки СССР.

Отличие от средневековья в том, что хотя 46,7% трудоспособных составляют фермеры-крестьяне, но и они нанимаются на заработки в Россию — наделы не всех обеспечивают. Еще 1,5% оставались в колхозах, 22,3% — работали на госпредприятиях и в учреждениях, 9,3% — нанимались к частным фирма и 11,7% были самозанятыми, а зачастую де-факто теми же наемными работниками. Полмиллиона составляли пенсионеры, 207 тыс. — студенты и другие учащиеся. Таким образом, после реформ, начатых еще Горбачевым, около 70—80% населения Киргизии стало полными пролетариями, но без всяких гарантий их трудоустройства государством. Они — лишние люди для правительства, которое живет прекрасно со взяток и арендной платы от иностранных компаний, а эта неприкаянная масса соотечественников создает ему лишь головную боль, платя из налогов в основном НДС, идущий на содержание еще одной группы безработных — госаппарата, надзирающего за толпой и проводящего ее переписи.

Перспектива у большинства из этих 70—80% граждан одна: мыкаться в приймах заробитчанства до окончания своего века. Шанс сделать карьеру к гарантированному достатку и приемлемому социальному статусу на госслужбе, даже по линии культуры или науки, крайне ничтожен, еще в СССР культивировали династии профессоров и династии шахтеров, а клановость и кумовство в Киргизии давно уже тема социальных обличений. С нищетой и бесправием можно было бы смириться, если не знать, что возможна и другая жизнь — из воспоминаний об СССР или агитации демократов за западный образ жизни. Так что образование и расширившийся кругозор мешают, особенно молодежи, принять действительность такой, какой она есть, а “революция тюльпанов” 2005 г. научила, как ее можно менять. Но ружье никогда не выстрелит, если кто-то не нажмет на спусковой крючок.

Так рождаются революции

Как видим, причин для недовольства и восстания в Киргизии было с избытком, и, что примечательно, оно произошло через 9 месяцев после президентских выборов 23 июля 2009 г. Можно сказать, от полной безнадежности — еще 5 лет правления Бакиева мало кто бы выдержал. Имя человека, нажавшего на спуск, после чего все и началось, известно: Шерниязов Болотбек Эсентаевич, но сначала о возрождении в Киргизии лозунга “Вся власть советам!”.

Поскольку удалить Бакиева с поста президента-диктатора до 2014 г. посредством выборов или импичмента было нереально, то оппозиция вспомнила о лозунге “Вся власть советам!”, благо ее руководители изучали в молодости марксизм. Роза Исаковна Отунбаева (1950 г. р. ) в 1975 г. даже защитила в Московском госуниверситете диссертацию “Критика фальсификации марксистско-ленинской диалектики философами Франкфуртской школы”, борясь с западными левыми марксистами, стажировалась в Германии, а после заведовала кафедрой диалектического материализма в университете Бишкека (тогда Фрунзе). В киргизском варианте этот лозунг теперь зазвучал так: “Вся власть народным курултаям”, но смысл был тот же — создать параллельные органы власти, которые устранили бы Бакиева.

Ситуация была благоприятна, Бакиев и сам носился с идеей народного курултая (веча, майдана), который бы дополнительно освятил его полномочия. В итоге он его провел 24 марта, а оппозиция свой раньше — 15 марта. В курултае оппозиции участвовали 2—2,5 тыс. человек, пытавшихся привлечь недовольных повышением тарифов из-за приватизации электростанций, проведенной в рамках реформы ЖКХ, раздавая им желтые ленточки. Явного резонанса это не вызвало, и акцию перенесли из столицы в области. 6 апреля Шерниязов организовал по этому поводу митинг в Таласе — областном центре с 35,5 тыс. жителей, среди которых около 500 украинцев.

Остановимся на самом Болотбеке Шерниязове 1959 года рождения, в 1977 г. окончившего строительное ПТУ в Москве, в 1979—1982 гг. работавшего на ее заводах слесарем, а в 1988-м выпускнике спецшколы милиции, служившем в родной Киргизии. После 1991 г. он ушел в бизнес, затем был депутатом в Таласской области. В 1998-м избран главой федерации национальной борьбы “Как Бору” (козлоборие). Был в оппозиции к Акаеву, после восстания 2005 г. стал заместителем спикера парламента, затем главой МВД, покинув в 2007 г. пост из-за разногласий с Бакиевым. Один из видных деятелей социалистической партии “Ата-Мекен” (“Родина”), знаток и популяризатор киргизской культуры. 1 июня даже сменил фамилию, отбросив русский суффикс “ов”, что сейчас в Киргизии модно, но пошел дальше и сократил ее до Шер, на тюркском — “тигр”. Сейчас “тигра” подводит сердце, которое он после майского мятежа лечил в США и даже подал 22 мая заявление об отставке с поста главы МВД, но Отунбаева ее не приняла.

Вот этот человек и собрал 6 апреля в Таласе, где был хорошо известен, митинг из 600 участников под эгидой соцпартии, объявившей в 2009 г. о своем слиянии с социал-демократами. Местный начальник милиции арестовал Шерниязова прямо на митинге. Социалисты и “козлоборцы” вызвали подмогу. Через пару часов на площади было 3,5 тыс. человек, взявших в осаду здание МВД и требовавших отпустить Шерниязова. Зов “Наших бьют!” продолжал работать. К вечеру на площади было уже 6 тысяч человек, подъехавших и из соседних сел. В темноте ОМОН пытался их разогнать, стрелял резиновыми пулями, чем окончательно взорвал ситуацию. Малочисленный ОМОН, который до этого призывали присоединиться к народу, “козлоборцы” и митингующие побили, а заодно разгромили здание мэрии.

Пока в Таласе длилось “стояние” на площади, по стране шли аресты оппозиционеров. Еще около 10 часов утра был арестован у трапа самолета, прибывшего из Москвы, Темир Сариев, чуть позже — бывший спикер Абдыган Эркебаева. В полночь, когда в Таласе уже тушили пожар в мэрии, стало известно об аресте глав социал-демократической и социалистической партий Алмазбека Атамбаева и Омурбека Текебаева, а также лидера Объединенного народного движения Эмильбека Каптагаева. Было очевидно: Бакиев решил разом избавиться от всех известных оппозиционеров, и арест на митинге “тигра” — не местное недоразумение, а часть общего плана, неудачно реализованного. Оппозиция поняла: или Бакиев ее, или она его. В советские времена Роза Отунбаева, наверное, пафосно сказала бы, что ее социал-демократическая партия в ту ночь взяла курс на восстание, но в жизни все было прозаичнее. Отунбаева и депутаты ее партии подали заявку на проведение митинга в Бишкеке 7 апреля, который власть запретила, но это не остановило людей, знавших, что в Таласе из здания МВД в народ стреляют, в том числе газовыми и свето-шумовыми гранатами. Бакиев решился на то, на что не решился Кучма в 2004 г., — начал войну с народом.

Далее события известны — митинг состоялся, его пытались разогнать. В ответ два неудачных штурма президентского дворца, разгромы оружейных магазинов и отделений милиции, подтянувшиеся с автоматами молодежные организации социал-демократов и социалистов — и третий штурм закончился удачей. Затем захват тюрьмы и освобождение арестованных оппозиционеров.

Кроме двух соцпартий, в восстании участвовали рядовые члены двух компартий, вопреки позиции их руководства, а также различные марксисты и сторонники гражданского общества прозападной демократии, роль которых оказалась скромней. Так что кто хочет, может говорить о социалистической революции в Киргизии по этим внешним признакам, но руководство обеих соцпартий от народого понимания социализма далеко.

Что действительно сработало — так это идея курултаев, которые в момент восстания стали возникать повсеместно, подобно тому, как в Аргентине и Греции в сходных ситуациях появлялись народные ассамблеи в виде общих собраний жителей района, работников предприятия или студентов вуза. Курултаи упраздняли старую власть, отменяли ее распоряжения и пытались устанавливать свои порядки. В Киргизии этот процесс принял такой размах, что временное правительство Отунбаевой сразу поспешило объявить себя заодно и Центральным исполнительным комитетом Народного курултая, чтобы удержать власть и сохранить контроль над кадровой политикой. Вскоре, как обычно, из-за бытовых проблем народное творчество по созданию курултаев спало, постоянными органами власти они не стали, и временное правительство Отунбаевой…

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ СТАТЬИ: http://svoboda.com.ua/index.php?Lev=archive&Id=5770

БЕССМЫСЛЕННЫЕ И БЕСПОЩАДНЫЕ

Автор: Овсянников Иван

Убийства милиционеров в Приморье вызвали паническую реакцию властей и волну массовых симпатий к «неуловимым мстителям». Пока «вся королевская рать» с танками и авиацией безуспешно прочесывала тайгу в поисках новоявленных робин гудов, Интернет бурлил слухами и злорадством.

«Мы просто в шоке от тех комментариев, которые выкладывают сейчас в Интернете, — сокрушается один из офицеров краевого УВД, — Их слова вызывают опасения по поводу здоровья общества: оно явно тяжело больно. Люди с пеной у рта доказывают, что милиционеров нужно убивать, а преступники — молодцы. Это ужас какой-то!». У приморских партизан не замедлили появиться подражатели. 12 мая в Пермском крае неизвестные расстреляли пост дорожно-постовой службы, один из сотрудников которой погиб на месте. Так же, как в 70-х чуть ли не половина немцев изъявляла готовность спрятать у себя бойцов РАФ, в сегодняшней России «лесные братья» найдут такую поддержку, какая не снилась ни одному политику или партии.

Параллели между событиями в Приморье и недавними волнениями в Междуреченске напрашиваются сами собой. И там, и тут — вспышки отчаяния доведенных до ручки жителей нищих, удаленных от центра городов и поселков. И там, и тут — стихийный протест, живо напоминающий крестьянские бунты. И там, и тут — дефицит достоверных данных компенсируется обилием дезинформации. И там, и тут фигурируют «программные» документы, подлинность которых сомнительна. Так, сообщается, что Роман Муромцев, от имени которого в сети был опубликован полубезумный «ПРИКАЗ № 1 Командующего Русской армией на Дальнем Востоке», оказался обычным уголовником, не причастным к подвигам «лесных братьев». Однако независимо от истинного происхождения этого документа, роль свою он сыграл. Националисты могут торжествовать очередную победу на мифотворческом фронте. Пока реальный Муромцев прячется на съемной квартире, его виртуальный двойник уже собирает под свои знамена толпы восторженных фанатов.

Впрочем, наряду с внешними сходствами, между кузбасской и приморской историями имеется и очевидная разница. Каким бы спонтанным ни был междуреченский протест, он был осмысленным, следовал определенной, пусть примитивной, тактике, идущей из 90-х годов, и, казалось бы, подтвердившей свою эффективность в Пикалево. Тот факт, что ненасильственная акция гражданского неповиновения переросла в столкновения с ОМОНом — следствие провокации властей, стремившихся репрессиями не допустить повторения «рельсовой войны». Ответом на силовой разгон протестующих стала попытка преодолеть ограниченность пикалевской тактики, внести в борьбу элемент организации, опереться на солидарность трудящихся и оппозиционных политических сил. Каково бы ни было происхождение «Обращения Союза жителей Кузбасса», в нем предлагались разумные меры, отвечавшие требованиям момента.

В случае с приморскими партизанами мы видим совершенно иную, люмпен-пролетарскую, разновидность бунта. Если верно, что причиной появления «лесных братьев» стала месть группы кировской молодежи за беспредел местной милиции, то это именно акт отчаяния, «революционного самоубийства». Подобным образом на рубеже XIX-XX веков действовали анархисты, уничтожавшие праздных буржуа и мелких служителей власти не столько из политических, сколько из экзистенциальных побуждений, и смеясь шедшие на эшафот.

Нет сомнений, что в нынешней России для подобного рода терроризма имеется богатая почва, непрерывно удобряемая правящей элитой. Так же, как Междуреченск стал логическим продолжением Пикалево, кровавые события в Приморье — закономерное следствие дела Дымовского. Мятежный майор, решивший рассказать «царю» правду о злых опричниках действовал точно по той же схеме, что и пикалевцы. И поплатился за это. Приморские «герильеро» к власть предержащим уже не апеллируют — они просто истребляют ментов.

Проблема в том, что иррациональный протест бесплоден по определению и чем больше поддержки он получает в обществе, тем более очевидна неспособность этого общества к эффективному сопротивлению. Вполне естественно, что выгоду из приморской драмы извлекут именно нацисты. Так же, как бессознательная ненависть к капитализму невежественного, деполитизированного и лишенного опыта классовой солидарности обывателя находит крайнее выражение в убийстве бесправных гастарбайтеров, убийство гастарбайтеров в милицейской форме является ударом не по системе, порождающей коррупцию и насилие, а по ее рабам. Зараженный ксенофобскими предрассудками рабочий видит в приезжем из Средней Азии или с Кавказа, прежде всего, конкурента на рынке труда, своего рода штрейкбрехера, отнимающего рабочие места у трудящихся коренной национальности. Взявшиеся за обрезы приморские парни, вероятно, мало чем отличаются от убитых ими рядовых ментов, таких же малокультурных представителей социального дна. Они мстят им за предательство общей для тех и других социальной среды.

Кто выигрывает от этой междоусобицы, угадать нетрудно. Сторонники авторитарного курса получают еще один повод для усиления репрессивного аппарата, в том числе — создания кастовой, противопоставленной трудящимся, профессиональной полиции. При этом значительная часть населения, уставшая от милицейского произвола и коррупции, наверняка поддержит подобное начинание. Рядовые сотрудники МВД, еще недавно сочувствовавшие Дымовскому и заявлявшие о нежелании разгонять социальные протесты, вероятно, сплотятся вокруг начальства. Спецслужбы и отделы по борьбе с экстремизмом, разумеется, усилят активность, так же как и нацистские подпольные группировки. Массовая поддержка безыдейной или реакционно окрашенной партизанщины не даст ничего, кроме выпускания пара, которое кровно необходимо власть предержащим. Единственный способ реально изменить положение вещей состоит в том, чтобы, объединив разрозненные очаги социального протеста, построить массовое, независимое от бюрократии и бизнеса движение рабочих и малоимущих, способное выдвинуть свою собственную, демократическую и антикапиталистическую программу. Отчаянию одиночек необходимо противопоставить силу коллективного отпора; примитивной националистической мифологии — идеологию классовой самоорганизации и солидарности; слепой ненависти — трезвое осознание своих интересов и целей ведущейся борьбы.

http://www.rabkor.ru/authored/7661.html

АНТИФАШИЗМ ЯК ФОРМА КЛАСОВОЇ БОРОТЬБИ

Автор: тов. Лесик 

“Свободу народам — свободу людині!”, — одне з головних гасел Української Повстанської Армії. Попри симпатії до українських повстанців з боку ультраправих, останні тривалий час не надавали переваги цьому заклику, і лише тепер, в момент цілковитої ідеологічної кризи, вони змушені його використовувати. Адже свобода — річ небезпечна, вона слабо корелюється з національною ідеологією. Якщо дійсно дати свободу народам і людині, навряд вони стануть будувати тоталітарні держави та вести загарбницькі війни.

Свобода також не є річчю абстрактною. Якщо розглядати це поняття у контексті лівої ідеології, то свобода — це усвідомлена необхідність. Це не є свобода вбивати та грабувати. І не є свобода ринку та священне право власності, яке ми бачимо у сьогоднішньому суспільстві. Свобода для лівих є, перш за все, свободою від експлуатації, отже й від дискримінації, свободою кооперації та договору, взаємодопомогою. Саме остаточно звільнившись від капіталу, народи і люди зможуть отримати цю свободу. Проте для цього не достатньо ліквідації “процентного рабства” та заміни олігархічної та владної еліти на національно-свідому, як це вбачають “праві антикапіталісти”. Також ми, як ліві, заперечуємо гітлерівську байку про “суспільно-корисні” слої, до яких за невідомою нам логікою відносяться і “добрі” експлуататори. Наша кінцева мета — здолання приватної власності на засоби виробництва та інституту держави, як репресивного та вже просто не потрібного, встановлення прямої демократії, повного народовладдя.

Все велике складається з малого. Діалектика пояснює, що кількість неодмінно переходить в якість. Тому вже зараз, в оточенні ворожого середовища, ліві приймають активну участь у клясовій боротьбі на боці найманих працівників. Цим можна досягти одразу кількох цілей: вирішити конкретну проблему і дати людям повірити у свої сили, показати їм, що існують неавторитарні моделі організації і взаємодії, до того ж дуже ефективні. Незалежні профспілки, студентські спілки, ради і об’єднання по місцю проживання, спільноти, виступаючі за емансипацію, проти міліцейської сваволі — ось форми активності лівих сьогодні. У ситуації, коли парламентська боротьба не дозволяє відстоювати інтереси трудящих, лібертарні активісти “працють” на низовому рівні, т.зв. grassroots.

Переконуючись у ефективності таких методів роботи та соціяльної риторики, що стає актуальною у часи економічного спаду, праві та ультра-праві починають активно спекулювати на цих темах. Одразу ж на зміну консервативному дискурсу приходить “націонал-революційний”, з’являються апеляції до трудящих, а не тільки до національної еліти. Проте не варто це сприймати серьйозно, це не більш як популізм. Замазавши зеленкою гниючу ногу, гангрену вилікувати не можливо. Так само як і побудувати соціяльно-справедливу сильну національну державу. Критика націоналізму зліва направлена не тільки на його расистське коріння (тут шановним патріотам та поміркованим націоналістам не варто лякатися, це не добре і не погано, це просто науковий факт), а й на його державницьку економіку. Вище вже було згадано, що “націоналістичний соціалізм” є не більш ніж профанацією. Досягти розвитку національної, постійно перебуваючої у зміні, культури, можна тільки відмовившись від націоналістичної ідеологоії.

У деяких випадках глупість, у деяких злий замисел, дозволяють правим та ультра-правим казати, що інтереси всіх українців єдині, і до того ж відмінні від інтересів инших народів. Клясові антагонізми у рамках нації зручно не згадуються і вилазять на поверхню тільки тоді, коли це може стати у пригоді новоявленим вождям, що хочуть зайняти місце тієї самої еліти у “соціялістичній” національній державі. Але ж справи кажуть гучніше за слова. Іноді здається, що навіть попри нагальну пропаганду та зміну політичного курсу, ультраправі залишаються ідеологічно кристально чистими — відстоюють інтереси національної та транснаціональної буржуазії, пропагують людоненависництво.

Незалежний профспілковий та робітничий рух в Україні перебуває все ще тільки в етапі зародження. Непідконтрольні бюрократії та олігархам об’єднання трудящих можна перелічити на пальцях. Робітничі виступи по більшій мірі відбуваються спонтанно, але існують і приклади систематичної роботи і перемог незалежних профспілок, у яких беруть безпосередню участь ліві антифашисти. Студентська профспілка “Пряма дія”, попри пресинг з боку влади та адміністрацій вишів, саботажу і провокацій з боку ультра-правих, домоглась скасування постанови Кабміну щодо введення платних послуг в університетах влітку 2009. Робітнича профспілка “Захист праці” домоглася поновлення на роботі свого незаконно звільненного активіста на підприємстві “METRO Cash & Carry-Ukraine” навесні 2008. Осередок на київському Житньому ринку домігся від адміністрації покращення соціально-побутових умов праці, а навесні 2010 масовими акціями протесту домігся скасування постанови Київської Міської Ради щодо приватизації ринку. Тут відбувся акт робітничої солідарності: у акціях протесту брали участь не тільки студенти з “Прямої дії” та робітники “Захисту праці” з різних підприємств, частина яких є лівими за переконаннями, а й профспілка самозайнятих Володимирського ринку. Праця останніх об’єктивно позбавлена численних гарантій (право на мінімальну оплату, відпочинок і лікування для них недоступне), тому вони встали в одну шеренгу з найманими трудівниками.

Сповнені ейфорією від перемоги та почуттям клясової солідарності, працівники відгукнулися на заклик профспілки підприємства «Нестле Вотер Кулерс Сервіс» у підмосковному Домодєдово. Профспілка підмосковного “Нестле” зазнає утисків з боку капіталістів, адже саме її активність дозволяє обмежити прибутки транснаціональної корпорації. Підтримати незнайомих товаришів 11.03.10 під київський офіс “Нестле” прийшли звичайні робітники та члени їх сімей, у тому числі матері з маленькими дітьми, частина активістів антифашиського руху на акції була незначною. Проте це не завадило молодим неонацистами вчинити спробу нападу на пікетувальників після заходу. Тільки випадок захистив дітей від людоненавистників та цепних псів буржуїв. Звісно ж вожді “нацистів-антикапіталістів” одразу почали казати про провокацію, але факт залишається фактом. Справи кажуть гучніше за слова. Що керувало молодиками — ідеологічна ненависть до лівих чи до незалежного робітничого руху відповісти однозначно не можна.

Буквально через кілька днів ультра-праві знову показали свою людоненависницьку суть вже в иншій частині України. Лівівську маніфу (маніфестацію) за рівні права чоловіків та жінок також намагалися зірвати представники нео-нацистських угруповань та навіть представники однієї “респектабельної” націоналістичної партії. Знову ж таки, що їх обурило у цьому випадку, сказати важко. Чи то багатонаціональний склад учасниць та учасників мітингу (представники України, Польщі, Словаччини, Германії, Білорусі, Росії), чи то підозра у тому, що хтось з них є лівим антифашистом, чи то мото “ні насильству над жінками”. На це, прийнятне для кожної нормальної людини гасло, українські “патріоти” відповідали брудною російською лайкою. Пояснили вони свою позицію тим, що жінки, які вважають, що “кухня і мода — це не свобода”, насправді пропагують одностатеві шлюби. Що стояло за мотивацією нацистів у цьому разі? Скерована чи усвідомлена агресія?

До цього можна додати ще кілька більш давніх випадків. В червні 2008 проходила вже досить звичайна на той час акція з ліквідації паркану на місці незаконного будівництва. У такій громадській ініціативі, як і в багатьох инших, брали участь молоді “ліваки”, що не приховують своїх поглядів. Після акції на них був зчинений напад наці-скінгедів. При цьому нападники не зважали, що серед жертв нападу були як хлопці, так і дівчата; вони не соромилися вигукувати відверто расистські гасла (всі активісти було досить таки слов’янської зовнішності), що, на додачу до зовнішнього вигляду, дозволило точно ідентифікувати агресорів. Нащастя, активістам-антизабудовникам вдалося відбитися і вийти без втрат. Після цього у громадськості, яка і не особливо-то переймалася політичними розкладами, виникло закономірне питання — що стало причиною нападу. Люди, які не стикалися зі злочинцями з когорти неонацистів, припустили, що групку футбольних хуліганів просто найняв забудовник, вони, наче, дешевші за справжніх бандитів. Навряд це правда. Молоді фашисти зробили роботу цих бандитів, ворогів українського народу, безоплатно. Знову ж таки несвідомо проявилась притаманна нацизму (груповому нарцисизму) риса: силове подавлення будь-яких спроб низової самоорганізації населення.

Інший випадок стався у Криму. Навесні 2009 автономними лівими групами по всій Україні була проведена кампанія проти міліцейської жорстокості. У Сімферополі 15 березня відбувався марш під мото “Міліція нас захищає, хто захистить нас від міліції?”. Ходу було блоковано т. зв. “автономними правими”. Це ті, що особливо полюбляють соціяльну риторику та граються в “антисистемність”. На відео добре видно, як вони кричать “Слава міліції, “Беркут” — наш щит”. Судячи з усього, знову ж таки загроза з боку самоорганізованих активістів для адептів неонацизму здалася більшою ніж з боку “a.c.a.b.” З цього приводу є ще одна цікава деталь: фашизм передбачає жорстку ієрархію та сильний репресивний апарат держави. Тобто, на думку послідовного нациста, у тому, що кати в формі грабують і калічать людей немає нічого поганого. Погано те, що це робиться в інтересах антиукраїнської влади, це можна засуджувати. Коли ж це буде робитися в ім’я національної еліти, то нічого поганому в цьому не буде. Не зайвим буде згадати, що участь у блокуванні маршу проти міліцейського свавілля брали і деякі “козацькі” організації Сімферополя, бійці яких були пізніше помічені вже як бандити-найманці, що вибивали силою робітників Херсонського машинобудівного заводу з окупованого трудовим колективом підприємства.

Вище згадані приклади з усієї України (повірте, у світі ситуація така сама) дозволяють бачити певну тенденцію. Жодна з акцій, учасники якої стали об’єктами нападу, не позиціонувалася як відверто антифашистська. Це були саме соціяльні акції, організоване вираження клясової боротьби. Тобто ми бачимо, що попри певний “соціялістичний” популізм з боку послідовувачів Отто Штрасера та Адольфа Гітлера, своїми ворогами вони вважають незалежний робітничий рух, низову самоорганізацію людей. Вони можуть (іноді наївно і відверто) казати, що всьому виною конкретні антифашисти, що приймають участі у цих процесах, але це не так. Знову ж таки бачимо закономірність: найактивніші учасники таких рухів — ліві. Партія Регіонів та БЮТ, так само як і доморощені нацики, дрейфують від право-ліберальної риторики до ліво-центристскьої, коли це адекватно кон’юктурі політичного ринку. Проте жодної ілюзії з приводу вираження інтересів українських трудящих цими партіями будувати не варто. Те саме і з поки що маргінальними ультра-правими. Справи кажуть гучніше за слова.

З іншого боку стає зрозумілим, що послідовна боротьба з фашизмом є боротьбою клясовою, боротьбою за свободу та людську гідність, боротьбою проти експлуатації та пригноблення. Тому ми закликаємо тебе, свідома людино, трудящий чи студент, жінка чи чоловік, дитина чи батько/мати, представник різних народів та релігій, тебе, для кого важливе майбутнє людства і планети: створюй незалежні бойові профспілки, комітети самоорганізації на місцях — долучайся до антифашистскьої дії!

http://socmodern.org.ua/?p=621

ЧЕМПИОНАТ МИРА ПО ФУТБОЛУ 2010 ГОДА ДОЛЖЕН БЫТЬ ЗАКРЫТ!

Данное заявление было помещено на сайте южно-африканской Анархо-Коммунистической Федерации "Забалата"(ZACF). Не трудно увидеть, что многое происходящее в ЮАР напоминает подготовку к Сочи-2014. Капитализм, как говориться, он и в Африке капитализм. Не смотря на усилия властей ЮАР по достижению "гражданского согласия" оппозиции все уже удалось начать форум "Нет приватизации!", который проходит одновременно вместе с чемпионатом. Мы помещаем данное заявление с некоторыми сокращениями. Полный текст на английском вы можете найти на: http://www.zabalaza.net/index02.htm.

Чемпионат мира по футболу 2010 должен быть закрыт хотя бы потому, какое  крайнее мошенничество он из себя представляет. ZACF обвиняет в лицемерии государство, представляющее чемпионат как удачное стечение обстоятельств и как являющийся единственной надеждой на поднятие экономической и социальной сферы жителей Южной Африки. Абсолютно очевидно, что так называемая "удачная возможность" есть лишь яркий пример и продолжения и роста благосостояния правящей элиты ЮАР в условиях глобального капитализма. На самом деле, это событие приведет к разрушительным последствиям для бедноты Южной Африки и её рабочего класса — и этот процесс мы можем наблюдать прямо сейчас.

На подготовку чемпионата правительство ЮАР потратило 800 миллиардов рандов (национальная валюта ЮАР — прим.ред.), из них — 757 млрд. на развитие инфраструктуры и 30 млрд. на стадионы, которые будут использоваться только один раз. Это является настоящим плевком в лицо жителям страны, в которой уровень безработицы составляет сорок процентов. За последние пять лет рабочая беднота выражало свое крайнее недовольство и разочарование более чем восьмью тысячами протестов и требований.

Южная Африка крайне нуждается в построении крупномасштабной общественной инфраструктуры, особенно в области общественного транспорта, который в некоторых городах включая Йоханесбург, практически отсутствует. Гаутрейн (скоростное метро — прим.ред.) который запустили 8 июня (как раз накануне чемпионата) это просто насмешка. Гаутрэйн является подходящим видом транспорта для туристов и тех кто путешествуют из Йоханесбурга в Преторию и наоборот. Большинство жителей ЮАР не могут себе позволить поездку на Гаутрейн… Та же картина просматривается повсеместно: Авиакомпания Южной Африки (ACSA) потратила больше 16 миллиардов рандов на усовершенствование аэропортов, ЮжноАфриканское Государственное Дорожное Агенство (SANRAL) потратило свыше 23 миллиардов рандов на новую сеть платных дорог.

Более 15 000 бездомных людей и детей в Йоханесбурге были собраны и переселены в "приюты" , в Кейп Тауне муниципалитет выселил тысячи людей из бедных районов и сквотов. Правительство Кейп Тауна (безуспешно) попыталось выселить 10 000 жителей из района Джое Слово, чтобы сокрыть их от глаз туристов, путешествующих вдоль N2 магистрали. В Соуето украшают дороги вдоль туристического маршрута и маршрута для FIFA, в то время как в близлежащих школах выбиты стекла, а их здания рассыпаются.

Часть южноафриканцев все это видит, другая часть поражена патриотической пропагандой. Каждую пятницу объявляют "Футбольной Пятницей", в которую "нация" должна (а в школах детях заставляют силой) носить футболки "Бафана-Бафана"(национальная сборная ЮАР — прим.ред.). Машины украшены флагами, люди изучают диско-танцы, которые обычно танцуют ресторанах для туристов, и покупают кукол удачи "Закуми". Каждый, кто не поддерживает происходящее обвиняется в антипатриотичности. Отличным примером этого является случай, когда во время забастовки Объединения Служащих Транспорта и рабочих-поденщиков, власти призывали отказаться от участия в забастовке в "национальных интересах". Правительство ликовало, что в результате чемпионата появилось 400 000 рабочих мест. Однако, эти рабочие места появившиеся в столь короткие сроки в большинстве случаев фиктивны, недолговечны, а рабочие не являющиеся членами профсоюза, получают зарплату меньше минимального уровня.

Социальные движения также ощущают на себе давление со стороны государства. Сейчас действует негласный запрет на проведение любых протестных мероприятий. Этот запрет действует фактически с марта 2010 года.

Власти прославляют "прогрессивность" конституции ЮАР. Но эта новая форма репрессий находится в полном несоответствии с конституционными правами и свободами самовыражения и собрания. Однако, социальные движения в Йоханесбурге включая форум "Нет приватизации!" и некоторые другие так просто не сдались. Они смогли получить разрешение на проведение протестного марша в день открытия чемпионата, но при этом марш заставили провести в трех километрах от стадиона, где он не привлечет внимания СМИ, поскольку этого боится правительство.

Не только государство применяет суровые репрессивные меры по отношению к протестующей бедноте. Империя FIFA ведет себя также агрессивно. Стадион и территории около него, которые были переданы в руки FIFA на время проведения турнира, а также все пути от и до стадиона насильно очистили от уличных торговцев. FIFA как единоличный владелец такого бренда как "Чемпионат Мира" и его побочных продуктов, наняло команду примерно ста юристов, очищающих страну от несанкционированных продаж продуктов связанных с этим брендом.

Ирония заключается в том, что футбол когда-то был игрой рабочего класса. Просмотр игр в живую на стадионе было бесплатным и легко доступным для людей, желающих 90 минут посмотреть за интересной игрой, забывая о ежедневной тяжелой работе и о их жизнях под ботинком босса или государства. На настоящий момент футбол и чемпионат приносят непомерные доходы капиталистической элите. Игра, которая во многих отношениях содержит эстетическую красоту потеряла дух рабочего класса, принадлежащий ей и выродилась до потребительского процесса.

Бакунин однажды сказал, что "люди идут в церковь для того же, для чего и в таверну: чтобы обмануть себя, забыть их страдание, представить себя на минутку свободным и счастливым". Возможно, посреди всех этих колеблющихся под ветром националистических флагов, мы сможем развить спорт и возможно будет легче забыть о несправедливости и неравенстве, чем бороться с ней. Хотя есть много тех, кто все еще борется, и рабочий класс, беднота и их организации не такие податливые какими бы хотелось их видеть государству.

С помощью временных несанкционированных поселениях у дверей стадиона, массовых протестов, демонстраций и забастовок мы заставим нас услышать, чтобы свергнуть невыносимое неравенство, характеризующее наши общества.

Покончим с Чемпионатом Мира! Нет государственным репрессиям и национализму, разделяющему рабочий класс! Слава борьбе против эксплуатации и капитала!

https://avtonom.org/node/12485

“КРУГЛЫЙ СТОЛ” АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ЛЕВЫХ ОДЕССЫ

19 июня в нашем городе состоялся «круглый стол» на тему «Почему в Одессе нет левого движения?». Не будет преувеличением сказать, что впервые было проведено такое представительное собрание: практически все левые группы города, альтернативные официозным «левым» партиям, приняли участие в дискуссии. Среди них представители Союза марксистов-ленинцев, Интернационального союза пролетарских революционеров-коллективистов, Революционной конфедерации анархо-синдикалистов им. Н. Махно, движения «Антифашистское действие», Всеукраинского союза рабочих, Партии коммунистов (большевиков) Украины и редакции интернет-журнала «Помидор».

«Круглый стол» состоял из двух частей, посвящённых традиционным для отечественных левых вопросам «Кто виноват?» и «Что делать?». Первая посвящалась общей ситуации с левым движением в городе, вторая должна была наметить пути дальнейших практических действий. Дискуссия выдалась достаточно оживлённой и острой, учитывая тот факт, что среди участников «круглого стола» были как антисталинисты, так и сталинисты. Было подробно освещено положение рабочего класса в Одессе, его политические настроения, готовность рабочих к восприятию левых идей, а также трудовые конфликты, имевшие место в городе за последний год – в троллейбусном депо и на заводе Прессмаш. Важное место в дискуссии занял вопрос актуальности левой идеи в массовом сознании, возможных форм пропаганды, борьбы с буржуазным мировоззрением. Что касается официозных «левых» партий (КПУ, СПУ, ПСПУ и т.д.) мнение участников «круглого стола» оказалось единодушным: смысла сотрудничать с ними для альтернативных левых нет никакого. Много говорилось и о положении молодёжи, в частности студенчества, о настроениях в молодёжной среде, о роли студенческих профсоюзов. Также была затронута тема новых социальных движений, например, антизастроечного. Был предложен целый ряд интересных практических предложений, приняты важные решения координационного характера.

Конечно же, проведение такого «круглого стола» ещё не означает появления в Одессе нового левого движения, способного составить альтернативу буржуазным и популистским политическим силам. Тем не менее, по нашему мнению, мы на правильном пути. То, что левые группы ведут диалог, то, что они готовы к сотрудничеству – это уже большой шаг вперёд. А значит – всё ещё впереди!

ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ

Автор: Манчук Андрей

Встречаясь с коллегой, я попал в компанию, засевшую вечером в одном из фастфудов украинской столицы. Несколько мастеров офисных ремесел, молодых работников телемикрофона и клавиатуры отдыхали здесь после рабочей недели. Их разговор, будто струйка пива, лениво перетекал от темы докучливой киевской жары к футбольному чемпионату мира — пока не добрался до темы международной политики. Несколько оживившись, юные интеллектуалы принялись ругательски ругать Барака Обаму, а также лидеров ведущих стран Евросоюза. Президент США, чьи указы санкционируют бомбардировки в оккупированном Ираке и Афганистане, предстал в этом разговоре едва ли не левым радикалом. А консервативная канцлер Ангела Меркель, только что обнародовавшая масштабный план сокращения социальных реформ, — не забывая при этом посылать новые войска в тот же Афганистан — именовалась «старой гэбисткой» и «кремлевским агентом», на пару со своим коллегой Никола Саркози, широко известным дискриминацией трудовых мигрантов.

Молодые украинские интеллигенты были убеждены, что «полевевшие» Европа и США «сдали Украину Москве». А я думал о том, что несколько лет назад этот разговор был попросту невозможен — и мое сердце преисполнилось щемящей жалости к юному поколению украинской интеллигенции. Перед нами разворачивается подлинная драма поколения, которое заботливо взращивали почти двадцать лет кряду на щедрых грантах, брошенных в тучный украинский чернозем. Новая постсоветская буржуазия нуждалась в новой идеологии и конструирующих ее работниках — своего рода интеллектуальной обслуге нового правящего класса страны. Запад, под чьим отеческим контролем шел процесс становления украинской интеллигенции, стимулировал его через фонды, книги, фильмы, пресс-туры, политические шоу, семинары, концерты, тусовки и фестивали.Интеллектуальные догмы антикоммунизма, русофобии и латентной ксенофобии в целом, стали фундаментом и паролем этой социальной прослойки. Сформированная при активном участии Запада, она была призвана обеспечить его экономические и военно-политические интересы в конкурентной борьбе со столь же жадной и хищной российской буржуазией. А там, в России, образовалась своя прослойка постсоветских «интеллектуалов» со схожими либерально-шовинистическими комплексами в голове — призванная обосновать и воспеть мессианскую поступь путинского газового капитализма.

США и Евросоюз, НАТО и ВТО были божествами этого поколения. Украинцев учили смотреть на них, как на совершенные образцы рыночного процветания в экономике и неограниченных политических свобод: увязывая первое со вторым. Факты о жизни трущобных гетто, о миллионах бездомных, лишенных работы и медицинской страховки людей, об эксплуатации периферийных стран и циничных войнах за нефть и прибыли военных монополий, о пытках в тюрьмах и коррупции в государственных кабинетах, годами игнорировались нашим общественным сознанием. Мы не хотели и слышать об этом Западе и видели в его критике только выпады «совковой» пропаганды против свободного мира, завещанного историей Украине. Запад априори рассматривался в качестве ее могучего покровителя перед империей абсолютного зла, каким это поколение представляло себе Россию — обрушиваясь на нее за те преступления, в которых Путин лишь подражал своим западным конкурентам-учителям.

Можно лишь пожалеть украинскую интеллигенцию, вдруг открывшую для себя, что Запад и Россия — всего лишь две руки одного тулова, две неравные составные части глобальной системы капитализма. Конъюнктура увязнувшего в глобальном кризисе мира делает выгодным их ситуативное сотрудничество. А значит, разоренная, деиндустриализованная, погрязшая в долгах Украина почти не интересует США и Европу в качестве плацдарма и инструмента для политического давления на Восток. Запад не желает видеть нашу страну нигде, кроме европейских задворок — больше не делая из этого никакого секрета. И не собирается вытаскивать ее из кризисной ямы — а только затягивает у нас на шее неподъемное долговое ярмо, требуя за это форсированных антисоциальных реформ, убийственных для большинства жителей Украины.

Привыкнув к ласковой руке Запада, у нас болезненно принимают пинки его сапога. И потому, приученные лаять только на хозяйских врагов, наши интеллектуалы уже рычат в сторону бросившего их хозяина. Большинство из них проделает дрейф от «европейских демократических ценностей» в сторону традиционалистского правого консерватизма, критикуя неолиберальную капиталистическую модель с позиций местечкового шовинизма. В причудливом тандеме либерально-националистической идеологии, господствующем в сознании украинской интеллигенции, окончательно возьмет вверх его вторая составная часть.

История не дает сейчас иного выбора украинским интеллектуалам — поскольку левая идеология дискредитирована у нас их собственными усилиями, в интересах своих работодателей-капиталистов. Они по-прежнему будут искать врагов своей родины на «Востоке» — понимая под ним проголосовавшие за нынешнего президента регионы страны, от которых требуют отделиться сейчас наши полоумные «патриоты». Идея демократической, двуязычной и мультикультурной Украины, избавленной от капиталистического ярма, по-прежнему будет вызывать у них агрессивное неприятие — к вящей радости российских и американо-европейских хищников. Их бездарная литература по-прежнему будет предназначена для потребления у себя на тусовке и никогда не вызовет интереса широких масс. И мнящие себя «элитой страны» субъекты будут смотреть на эти массы с прежним отвращением и презрением.

Однако обвальный крах священных иллюзий не пройдет даром. Представители этой касты получат шанс посмотреть на мир другими глазами, сняв с них шоры родовых стереотипов, и открыв для себя табуированный и демонизированный в нашей стране марксизм. Кто-то из них сможет осознать нищету цивилизационных мифов о «Западе» и «Востоке», обнаружив, что иностранные сюзерены с обеих сторон видят в ней только поле для приватизационного грабежа, рынок сбыта и дешевой рабочей силы. Кто-то сможет понять и принять тот факт, что Украина разделена не религией и не языком, не границами Речи Посполитой и «Дикого Поля» — а социальным барьером между имущим меньшинством и миллионами одураченных, ограбленных украинцев. И вина за это во многом лежит на украинской интеллигенции — отчужденной от интересов собственного народа, и ставшей послушным инструментом в руках у поработивших его господ.

Поначалу этих людей будет совсем немного, а прежние стереотипы будут изживаться отнюдь не день и не два — а, возможно, целую жизнь. Однако это будет шагом на пути к формированию другого поколения интеллигенции, которая будет говорить со своим народом понятным ему языком о действительно важных для него темах. И сыграет необходимую роль в борьбе за социальное освобождение Украины.

http://www.rabkor.ru/authored/7677.html

 

ИСТОРИЯ И “МОРАЛЬ” ЭТНИЧЕСКОЙ ЧИСТКИ

Последние события в Средиземном море вновь делают актуальным вопрос об истоках расистской политики Израиля по отношению к палестинцам и о том, достижим ли в принципе в этих условиях мир. Читайте статью израильтянки Виктории Бух «История и “мораль” этнической чистки». Автор этой статьи, Виктория Бух (Victoria Buch) скончалась от рака 21 июня 2009 года. Профессор факультета физической химии Еврейского университета в Иерусалиме, она была активным участником Израильского комитета против разрушения домов (ICAHD), членом Machsom Watch (правозащитной организации, наблюдающей за действиями израильской армии на блокпостах в Иудее и Самарии – и редактором журнала об оккупации Kibush), который повторно опубликовал эту статью, нисколько не утратившую актуальности.

Автор: Виктория Бух

Я приехала в Израиль 40 лет назад, и прошло немало лет, пока я поняла, что в основе существования страны, какой мы видим ее сегодня, лежит непрекращающаяся этническая чистка палестинцев. Началась она давно, и порождена главной ошибкой сионистского движения, задавшегося целью создать национальное еврейское государство в месте, уже населенном другим народом. В такой ситуации нравственно оправданно было бы стремиться, в крайнем случае, к созданию двунациональной страны, потому что строительство национального государства предполагает, по определению, этническую чистку прежних жителей.

Суть этого заблуждения давно понял Альберт Эйнштейн. Вскоре после Первой мировой войны он «сетовал, что сионисты не делают достаточно для того, чтобы прийти к соглашению с палестинскими арабами». Он высказывался в пользу двунационального решения в Палестине и предупреждал Хаима Вейцмана о возможности возникновения национализма «в прусском духе». [1]

Сионистское движение не вняло этим предупреждениям. И вот сейчас, почти век спустя, возникло еврейское национальное государство, где у власти стоят воинствующие националисты, упорно продолжающее колонизацию и «евреизацию» территорий под израильским контролем с обеих сторон «Зеленой линии» (границы 1967 года). Этот процесс упорно продолжали все израильские правительства – в последнее время под маркой ни к чему не ведущих «переговоров» с президентом Аббасом. В нем участвует большинство израильских институтов. Поколения молодых израильтян, одно за другим, идут в армию, поддерживая этот процесс военной силой. У молодежи промыты мозги, и она искренне считает, что армия ведет «борьбу за существование Израиля». Но автору статьи, как и многим другим, очевидно, что для выживания еврейской общины в этой стране необходимо создать действенные механизмы сосуществования с палестинцами. Без этого Израиль под лозунгом «борьбы за существование» готовит, по сути, свое самоубийство.

Давно сложившееся мировоззрение правящих кругов Израиля подытожил в своей недавней книге “Palestine Inside Out” (Палестина наизнанку) американский ученый Сари Макдиси (Saree Makdisi). Он пишет, что «оккупация – лишь одна из сторон постоянно проводимой Израилем политики постепенного вытеснения коренного палестинского населения с их земель. Осуществлять ее начали еще до создания государства, и все разнообразные приемы оккупантов: строительство незаконных поселений, конфискация земли, разрушение домов и тому подобное служат достижению этой цели». [2]

Если вы сомневаетесь в такой оценке, вспомните высказывания самого Бен-Гуриона, сделанные им еще до создания государства (до 1948 года Бен-Гурион был лидером сионистского движения, а затем – первым премьер-министром Израиля).

«Принудительный трансфер [палестинских] арабов с территории, на которой должно возникнуть еврейское государство даст нам то, чего у нас никогда не было, даже когда в дни Первого и Второго Храма здесь находились только мы! Нам дана возможность, которая превзошла наши самые буйные фантазии. Это больше, чем государство, правительство или суверенитет – это возможность нашего национального единения в родном и свободном доме». [3]

«Осуществив принудительный трансфер, мы приобретем обширную территорию [для поселений]. Я за принудительный трансфер, и не вижу в нем ничего безнравственного». [3]

В ходе войны 1948 года примерно две трети палестинцев были фактически изгнаны из своих домов только что созданной израильской армией, а одна треть стала беженцами, спасаясь от опасностей войны. Всем им – от 750 тысяч до миллиона человек – не было позволено вернуться в Израиль после соглашения о перемирии, а их дома и имущество были уничтожены или присвоены израильским государством.

Среди распространенных заклинаний, которыми хотят оправдать это в глазах израильтян, есть и такое: «Израиль согласился с предложенным ООН планом раздела, но арабы не захотели его принять, так что вина за случившееся впоследствии лежит на них». При этом предпочитают умалчивать о том, что палестинские арабы составляли (по данным ООН) от трети до половины жителей территории, которая была предназначена евреям для создания своего очага. Почему эти люди, чьи предки жили здесь многие поколения, должны были согласиться с тем, что окажутся на территории «национального очага», предназначенного другому народу? Вообразите, например, реакцию французских бельгийцев, если бы ООН решила сделать их страну «национальным очагом фламандцев».

Главные аксиомы, которые вдалбливают израильтянам с детского сада, это, что вопрос в 1948 году стоял: «Либо – мы, либо – они», что «Если бы мы не создали государство с еврейским большинством и сильной армией, арабы сбросили бы нас в море» и т.п. У меня на этот счет есть сомнения, но допустим, что так оно и было. И вот пришел 1967 год, а с ним – Шестидневная война: еще одна глава израильской «борьбы за существование» с неуемными арабами, которые не оставляют попыток сбросить нас в море. Я, как и огромная часть моих соотечественников, много лет верила, что в 1967 году действительно возникла угроза самому существованию Израиля, пока не наткнулась на несколько красноречивых цитат наших собственных лидеров [4]:

«Нью-Йорк таймс» привела слова премьер-министра Менахема Бегина (1977-83), сказанные им в августе 1982 года: «В июне 1967 года у нас был выбор. Сосредоточение египетской армии на подступах к Синаю не доказывало, что президент Гамаль Абдель Насер (1956-1970) действительно собирался на нас напасть. Мы должны быть честны сами с собой: это мы решили напасть на них».

Ицхак Рабин, дважды занимавший пост премьер-министра Израиля (в 1974-77 и в 1992-95 году) в феврале 1968 года высказался во французской газете «Монд»: «Я не думаю, что Насер хотел войны. Двух дивизий, которые он направил на Синай 14 мая, было недостаточно, чтобы начать наступление на Израиль. Он это знал, и мы тоже это знали».

Командующий израильскими военно-воздушными силами во время Шестидневной войны, генерал Мордехай Ход, в 1978 году сказал: «В первые восемьдесят минут было осуществлено то, что планировалось шестнадцать лет. Этому плану мы посвятили всю нашу жизнь. Мы засыпали и просыпались с ним. Он был нашей пищей. Мы постоянно его совершенствовали».

Генерал Хаим Бар-Лев, начальник генерального штаба Армии обороны Израиля, в апреле 1972 года сообщил газете «Маарив»: «Накануне шестидневной войны геноцид нам не угрожал, и его возможность даже не приходила нам в голову».

Таким образом, в 1967 году Израиль не «предотвратил угрозу своему существованию», а провел эффективную военную операцию по овладению территориями. Ничего нового в запугивании «угрозой существованию» нет. Многие завоеватели и оккупанты в ходе древней и новейшей истории придумали удобные оправдания для захвата территорий, такие как «зов судьбы», «бремя белого человека», «распространение истинной веры, культуры, демократии» и что угодно.

Читателю, возможно, любопытно будет узнать, что Бен-Гурион предвосхитил территориальные приобретения Израиля 1967 года за двадцать лет до этого, еще во время составления плана раздела Палестины, с которым сионистское руководство вроде бы согласилось. Вот его слова, которые можно найти в книге израильского историка [5]:

«Точно так же, как я не вижу в предложенном еврейском государстве окончательного решения проблемы еврейского народа, я не вижу в разделе территории окончательного решения палестинского вопроса. Отвергающие раздел правы в том, что эта страна не может быть разделена, потому что представляет собой единое целое не только с исторической точки зрения, но также по характеру природы и экономики».

«После формирования вслед за созданием [еврейского] государства крупных вооруженных сил, мы откажемся от раздела и раздвинем границы нашей страны, включив в нее всю территорию Палестины».

Сомневаюсь, что когда-либо в истории была еще одна общность, захватившая что-либо грубой силой и откровенно признавшая себя захватчиком. Захватчики в прошлом неизменно считали себя невинными жертвами обстоятельств и варваров (бывших их собственными жертвами!), от которых им, к сожалению, приходилось защищаться. Обратите внимание на следующие заявления историка Бенни Морриса, документировавшего этнические чистки 1948 года. В интервью, которое он дал в 2004 году газете «Ха-Арец» читаем [6]:

«ВОПРОС: Книга, которую вы собираетесь издать, названа на иврите «Жертвы». В конце вы утверждаете, что из двух жертв этого конфликта мы [израильтяне] оказались более пострадавшими. МОРРИС: Да, это так. Мы – потерпевшая сторона в ходе истории, а, кроме того, мы в большей степени являемся потенциальными жертвами. Хотя мы угнетаем палестинцев, мы в этом конфликте – слабая сторона. Нас ничтожно мало посреди огромного моря враждебных нам арабов, которые хотят нас уничтожить».

Такое мнение характерно для большинства израильтян. За многие годы оно приобрело статус непререкаемой истины, и никакие разумные мирные предложения (например, Саудовская инициатива) не способны его поколебать. Израильтяне пользуются этим клише, чтобы избавить себя в отношении палестинцев от требований обычной человеческой порядочности. Большинство израильских евреев убедили себя, что имеют моральное право отбирать у палестинцев собственность и изгонять их, потому что эти варвары не отвечают на щедрые мирные предложения Израиля и только и мечтают сбросить нас в море. Потому что мы – нация переживших Холокост. Мои соотечественники вообразили себя звездами в новой постановке «Властелина колец» Толкиена. Конечно же, им принадлежит в ней роль прекрасных эльфов, по воле злого рока вынужденных сражаться с отвратительными гоблинами-палестинцами (только «гоблинов» нужно заменить на «террористов»). А на «террористов» человеческое милосердие не распространяется. «Террористам» не делают территориальных уступок и не заключают с ними мирных договоров.

Этим и объясняется массовое участие в других отношениях нормальных и более или менее порядочных израильтян в процессе непрекращающихся этнических чисток. Как иначе можно объяснить, что умирающего старика и его жену выволакивают из их квартиры в Восточном Иерусалиме, чтобы освободить место для еврейских поселенцев? Или строительство иерусалимского «Музея толерантности» на месте старинного мусульманского кладбища. Налет на сиротские приюты на Западном берегу, которые содержали исламские благотворительные организации. Государственную поддержку поселенцев, устраивающих погромы палестинцев в Хевроне и других местах на оккупированных территориях. Широко распространенные издевательства израильских солдат над задержанными палестинцами. Разгром жилья при ночных вторжениях в палестинские города и поселки. Разрушение домов палестинцев на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме под наглым предлогом, что они «незаконно построены». Захваты поселенцами обширных участков земли. И многое другое. [7]

Полоса Газы – место, где самодовольный израильский садизм достиг своих вершин. Эта полоса густо населена главным образом потомками палестинцев, изгнанных в 1948 году. Задолго до второй интифады самые лакомые куски побережья (примерно четверть всей территории) присвоили несколько тысяч еврейских поселенцев. И все же полтора миллиона палестинцев в Газе вели в какой-то степени нормальную жизнь, насколько жизнь может быть нормальной в условиях оккупации: выращивали фрукты и овощи, производили строительные материалы и другую продукцию для израильского рынка, находили неквалифицированную работу в пределах Зеленой линии. До второй интифады терактов с территории Газы практически не было.

Но с начала второй интифады (за полтора года до того, как первая палестинская ракета перелетела через границу) израильская армия приступила к систематическому разрушению полосы. Вторжения, происходившие раз в несколько недель, сопровождались разрушением фабрик и мастерских, дорог, сельскохозяйственных угодий, домов и всего прочего. Доступ к израильской экономике был перекрыт. В конце концов, доведенные до отчаяния палестинцы начали пускать Кассамы, почти никогда не причинявшие жертв или сколь-нибудь значительных разрушений, но служившие прекрасным предлогом для израильских военных акций.

Тогда Шарон провел свой блистательный пропагандистский ход с «размежеванием». Операция была представлена как проявление Израилем доброй воли. Израильские поселения в Газе действительно были ликвидированы, но армия заняла позиции вокруг полосы, которая превратилась в огромную тюрьму. Экономическое удушение Газы постоянно усиливалось и дошло до невыносимого уровня после того, как правительство ХАМАСа подавило подержанный Израилем и США путч Фатха. (Я не поклонница ХАМАСа, но палестинцы на демократических выборах отдали предпочтение этой организации). ХАМАС несколько раз делал предложения о переговорах с Израилем на основе принципа возвращения к границам 1967 года, но эти предложения замалчивались и были проигнорированы. Вполне вероятно, что проведение таких переговоров остановило бы Кассамы, но израильские лидеры, как представляется, предпочли продолжение насилия, а Кассамы давали им возможность еще громче кричать о том, «какие мы несчастные», и отличный предлог увиливать от законных требований международного сообщества прекратить обширную колонизацию Западного берега.

Наконец, с ХАМАСом было достигнуто соглашение о затишье, но с первых дней его действия министр обороны Барак начал подготовку к массированному нападению на Газу [8]. 4 ноября* 2008 года соблюдавшееся до этого дня соглашение было преднамеренно сорвано по приказу Барака. Были убиты несколько боевиков ХАМАСа, и последовала вполне предсказуемая палестинская реакция: отказ от затишья и ракетные обстрелы, которые были использованы Бараком как предлог для проведения крупномасштабной операции с применением авиации, приведшей к гибели сотен жителей Газы. Очевидно, что эта игра мускулами была частью предвыборной кампании Барака и Ливни, оплаченной жизнями сотен палестинцев и нескольких израильтян. В предстоящей наземной операции могут быть и новые жертвы, которые тоже станут платой за такого рода «предвыборную агитацию».

Как же воспринимает это основная масса израильтян?

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ СТАТЬИ И ССЫЛКИ: http://zope.gush-shalom.org/home/ru/viewpoints/1247571805/