РОМАН РОЗДОЛЬСКИЙ: ЖИЗНЬ, МОТИВЫ, ТВОРЧЕСТВО (НАЧАЛО СТАТЬИ)

Данный очерк представляет собой предисловие к книге Романа Роздольского «К национальному вопросу. Фридрих Энгельс и проблема неисторических народов» (Rosdolsky R. Zur nationalen Frage. Friedrich Engels und das problem der “geschichtlosen” Volker. – Berlin: Olle&Wolter,1979). Впервые книга вышла на немецком в 1964 г., в 1980-х годах издавалась также на английском и испанском. При переводе я старался максимально сохранить авторский стиль и пунктуацию (в частности кавычки). К сожалению, мне неизвестно точно кем приходится автор очерка Эмилия Роздольская его герою. 

 

Автор: Эмилия Роздольская

Перевод с немецкого и примечания: Андрей Здоров

Роман Роздольский знаком кругу читателей, интересующихся марксистской теорией, прежде всего как автор труда «К истории создания марксового «Капитала»». Впервые опубликованный после его смерти этот труд был написан в последний период жизни Роздольского, проведенный им в американской эмиграции.

Предлагаемая работа («К национальному вопросу. – А.З.) имеет намного более длинную историю. Она основана на представленной в 1929 г. в Венском университете диссертации; уже выбор ее темы, полемика с Марксом и Энгельсом, которые отрицали жизнеспособность так называемых «неисторических» народов, был результатом раннего политического опыта и борьбы Роздольского.

Родившийся в 1898 г. во Львове  – столице провинции Галиция тогдашней Австро-Венгерской монархии, Роздольский был украинцем и тем самым представителем одного из тогда par excellence (франц.- по преимуществу) неисторических народов. С распадом Киевской империи в 12 в. – когда «наций» в сегодняшнем понимании еще не было – украинцы не обладали более собственным государством[1].

Большая часть украинского народа жила под российским господством и считалась «малороссами»; в занятой Австрией части Украины – Северной Буковине и Восточной Галиции – украинцев называли «русинами». Господствующие классы в заселенных украинцами областях были представителями господствующих наций или были ими ассимилированы. Украинцы были в их преобладающем большинстве нацией крестьян; их язык считался лишь диалектом русского или польского.

В 19 в. впервые появляется стремление «разбудить» украинскую нацию и создать украинский язык. В российской Украине царским указом 1876 г. публикации на украинском языке вплоть до революции 1905 г. были запрещены. Великий украинский поэт Тарас Шевченко, родившийся в 1814 г. крепостным и выкупленный на волю позднее петербургскими деятелями искусства, провел 10 лет своей жизни (он умер в 47 лет) как солдат-заключенный за принадлежность к украинской тайной организации и как автор радикальных стихов. Царь лично внес в его приговор запрещение писать.

В Галиции первыми носителями национального сознания были греко-католические священники. Оба деда Роздольского принадлежали к этому сословию. Отец его в процессе своего изучения теологии отверг религию и стал учителем классических языков в гимназии[2]  Родительский дом Роздольского стал средоточием культурной и литературной жизни численно небольшого интеллектуального слоя Львова. Иван Франко, знаменитый национальный украинский поэт, был другом семьи. Дядя Роздольского переложил на музыку стихи Шевченко. Отец переводил классическую (античную. – А.З.) греческую литературу на украинский и произведения украинских писателей на немецкий, его значительной научной работой было богатейшее собрание украинских народных песен, которое сейчас находится в распоряжении Академии наук Украины в Киеве.

Роздольский позже охотно рассказывал, как он в детстве с отцом ездил по галицким селам, и там отец угощал крестьян в трактирах и приглашал спеть для того, чтобы записать песни на восковый ролик примитивного «аппарата Эдиссона». Эти детские переживания разбудили в нем то чувство общности (связанности) с тогда еще пребывавшем в глубоком невежестве и нищете крестьянством Галиции, которое позднее вдохновит многие его научные работы.

Однако уже 14-летним гимназистом Роздольский находит путь в мир идей, который лежал за пределами сферы романтического национализма дома его родителей: он присоединяется к конспиративному кружку «драгомановского» движения, названного так по имени Михаила Драгоманова, украинского социалиста, который за 40 лет до этого эмигрировал из российской Украины в Галицию и там своей литературной и журналистской деятельностью оказал влияние на украинскую интеллигенцию. Роздольский и группа его школьных друзей познакомились в организации с трудами марксистских авторов.

Начало войны в 1914 г. прервало деятельность организации. Многие юные украинцы, к ней принадлежавшие, видели главного врага своей нации в царизме и вступили в военизированное формирование Украинских Сечевых Стрельцов, чтобы воевать на стороне центральных держав. Роздольский и его единомышленники вскоре после отхода русской армии, занявшей Львов в начале войны, совместно вновь создают организацию, позднее названную «Интернациональная революционная социал-демократическая молодежь» (ИРСДМ), в противоположность официальной социал-демократии они считали себя интернационалистами и революционерами[3]. 35 лет спустя в одном кратком очерке, написанном на украинском языке, Роздольский писал:

«Когда мы в 1916 г. снова начали создавать организацию, мы могли поддерживать контакты только с двумя ее ранее ведущими старыми членами, но к нашему удивлению оба были против возобновления организации и особенно возражали против нашего замысла придать ей социалистическую программу. Так мы были предоставлены самим себе, но условия были благоприятные. К тому времени война уже длилась достаточно долго, чтобы вызвать во всем обществе появление глубокого разочарования и определенного радикализма. Так пришлось нам с самого начала вести новую Драгомановскую организацию в социалистическом направлении. Наш социализм имел мало общего с теми «официальными» украинскими социал-демократическими партиями. Я вспоминаю, как испугались вожди этой партии, когда в 1917 г. мы предоставили им наши первые гектографические антивоенные брошюры. Разве желал респектабельный, реалистичный парламентарий иметь дело с молодежью, которая восхищалась Карлом Либкнехтом и покушением Ф.Адлера на графа Штюргка, и возлагала свои надежды на приход пролетарской революции?»

Молодая организация привлекла за несколько месяцев более сотни членов в нескольких галицких городах и выпустила сильный, на 16 страницах, редактируемый Роздольским журнал. Лишь летом 1918 г. полиция напала на их след; но прежде, чем она смогла начать судебное преследование, пришел распад монархии. В выше указанном очерке Роздольский далее пишет:

«Действительно в военные годы 1914-1918 гг. в Галиции только украинским социалистам довелось создать революционную организацию. Это не было случайностью. Как представители «неисторического» народа, у которого были лишь рудиментарные высшие слои, мы не могли возлагать наши надежды на учреждение украинского буржуазного государства. С другой стороны нерешенный крестьянский вопрос и национальное угнетение нашего народа создали благоприятную почву для распространения идей революционного социализма».

Все же начало русской революции должно было поставить организацию перед важной проблемой. Они были единственной группой в Галиции, которая в своих нелегальных публикациях приветствовала Октябрьскую революцию. Но в то же время революция вынудила к основательному пересмотру их точки зрения на национальный вопрос, который создал много путаницы и у большевиков в годы революции и гражданской войны.

После февральской революции 1917 г. в Киеве буржуазная Украинская Центральная Рада (Украинский центральный совет) конституировала себя как правительство Украины. Поначалу Рада требовала только автономии внутри российского федеративного государства; лишь после Октябрьской революции она провозгласила самостоятельную украинскую республику. В большевистской партии Ленин выступал за право на самоопределение для всех угнетенных царизмом наций. Он поддерживал требования Рады, а после победы Октябрьской революции, образование особой украинской советской республики, в федерации с Советской Россией.

Однако внутри большевистской партии Украины, которая опиралась прежде всего на русских и русифицированных рабочих промышленных областей и горнодобывающих регионов Украины, национальные стремления украинского народа находили мало понимания. Еще меньше понимания они нашли среди русских войск, которые в годы гражданской войны воевали в Украине на стороне большевиков. Как рассказывает Роздольский в данной работе («К национальному вопросу»), в городах Украины в начальный период гражданской войны бывали случаи, когда красногвардейцы расстреливали жителей за то, что те открыто говорили по-украински; украинский язык считался «контрреволюционным». Это не было последним национальным вопросом, который стоил Украинской советской республике многолетней гражданской войны, бесчисленных жертв и потери большой части ее территории.

Молодым украинцам из драгомановского движения Восточной Галиции пришлось нелегко, поскольку нужно было привести их национальные стремления в соответствие с их симпатиями к Октябрьской революции. Правда внутри группы имелась тенденция полностью отрицать значение национального вопроса – в духе Розы Люксембург. Это показывает одна из статей, опубликованных в их журнале «Вісник» в январе 1918 г. В ней говорилось:

«Идеал независимой Украины не может быть осуществлен, поскольку хозяйственное развитие идет к исчезновению малых государств. Национальное государство есть  анахронизм. Сотни народов должны объединиться в одну большую мировую республику.»

Но другие – и к ним принадлежал Роздольский – не находили таким легким делом отложить или отбросить идею независимой Украины под давлением революционной необходимости. Когда Красная Армия в конце января 1918 г. заняла Киев, они были взволнованы за сторону Рады и определили красные отряды в Украине как «оккупационную армию»[4]. Как позже описывал Роздольский в личных беседах, это стоило ему тяжелой внутренней борьбы и ожесточенной полемики с ленинскими записками по национальному вопросу, прежде чем он безусловно решился встать за русскую революцию. И когда он пишет в данной работе:

«Каждый революционный кризис заставляет участников недвусмысленно определиться за или против революции. Энгельс по существу остается прав в своем положении, что участие в революции не будет зависеть ни от каких «условий», что в момент решающей битвы все второстепенные вопросы, все частичные требования демократии должны быть подчинены главной цели – разгрому общего врага»

— это было для него не литературной фразой; это было для него искренним признанием положения, к которому он пришел нелегко.

Распад Австро-Венгерской монархии осенью 1918 г.  вновь столкнул Роздольского и его друзей с национальным вопросом. В Восточной Галиции началась гражданская война между сторонниками Западноукраинской Народной республики (ЗУНР), которая стремилась объединить все заселенные украинцами земли прежней монархии, и вновь возникшей республикой Польша, которая претендовала на владение этими областями. Почти все члены ИРСДМ, среди них и Роздольский, воевали с оружием в руках на стороне украинцев. Когда поляки одержали в этой войне победу летом 1919 г., Роздольский с группой его товарищей по оружию переходит в Чехословакию, чтобы избежать польского плена.

В Праге, где он начал изучать право, он примкнул к возникшей среди восточных галичан коммунистической организации, в которую также вошли многие его товарищи из ИРСДМ. В 1921 г. он был избран представителем эмигрантской группы в ЦК Коммунистической партии Восточной Галиции.

Партия к тому времени была ареной бурной идеологической и организационной дискуссии. Завоевание Восточной Галиции польской армией поставило ее перед вопросом: должна ли она присоединиться к Компартии Польши или – поскольку восстания украинского населения продолжались и принимали многообразные формы партизанской борьбы (герильи) – отстаивать независимость Восточной Галиции от Польши и независимость своей партии от КПП. Ситуация была еще осложнена тем, что – как это часто в колониальных и полуколониальных областях – города и окружающие деревни обнаруживали разную национальную структуру. Большинство городского населения было польским или еврейским, а масса в основном малоземельного и безземельного крестьянства была в Восточной Галиции украинской.

Укрепившиеся в городском рабочем классе и интеллигенции сторонники коммунистического движения выступали в основном за присоединение к Компартии Польши и образовали фракцию «капээрповцы», названной так по инициалам Коммунистической рабочей партии Польши. Приверженцем независимости Восточной Галиции от Польши и независимой от польской партии парторганизации была «группа Васылькива». «Васылькив» был партийный  псевдоним Осипа Крилыка, который вместе с Роздольским и другими позднейшими вождями коммунистического движения Восточной Галиции в 1916 г. заново организовывал драгомановское движение. Роздольский в полемике между обеими течениями в партии по крайней мере сначала встал на сторону «группы Васылькива»; под партийным псевдонимом «Прокопович» он был ведущим ее теоретиком и публицистом.

Было бы неверно сводить позиции обеих групп к их национальным чувствам, потому как и принадлежность к ним не была связана с соответствующей национальной принадлежностью. Аргументы, выдвигаемые обеими сторонами в споре, залегали глубже.

«Капээрповцы» вовсе не отрицали, что национальные меньшинства – прежде всего украинцы и белорусы – были угнетаемы польским государством; но они видели в единстве партии, ведущей классовую борьбу против польского капитала, единственный путь к освобождению всех угнетенных – в том числе нац. меньшинств их страны – и полагали, что сепаратистское движение может только помешать этой борьбе. Они упрекали «высылькивцев» в том, что те отвлекали массы националистическими лозунгами от революционной классовой борьбы и при этом оставляли их под ярмом их собственной буржуазии.

«Васылькивцы», напротив, утверждали, что «капээрповцы» недооценивали революционное значение борьбы национальных меньшинств против национального гнёта, которая в Восточной Галиции было одновременно и формой классовой борьбы украинских крестьян против польских помещиков. Поддержка Компартией Восточной Галиции бойкота украинским населением выборов в польский парламент, отказа им от уплаты налогов и воинской повинности так ослабляла империалистическую власть польского государства, что борьба польского пролетариата против польского капитализма шла успешнее. Доказательства социального содержания национальной борьбы «неисторических» крестьянских народов, аргументированные Роздольским в полемике против «капээрповцев», являются центральной темой и данной работы.

ОКОНЧАНИЕ СТАТЬИ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ: http://pomidor.blox.ua/2010/06/ROMAN-ROZDOLSKIJ-ZhIZN-MOTIVY-TVORChESTVO.html

ПЕСНЯ О КЛАССОВОМ ВРАГЕ

Автор: Бертольд Брехт

1
Меня научили в школе
Закону «мое — не твое»,
А когда я всему научился,
Я понял, что это не все.
У одних был вкусный завтрак,
Другие кусали кулак.
Вот так я впервые усвоил
Понятие «классовый враг».
Я понял, как и откуда
Противоречья взялись.
Так и будет всегда, покуда
Дождь падает сверху вниз.
2
Твердили мне: будешь послушным —
Станешь таким, как они.
Я же понял: не быть тому мясником,
Кто ягненком был искони.
Иной стремился к богатству,
И втирался к богатым он.
Я видел, как искренно он удивлялся,
Когда его гнали вон.
А я не желал дивиться.
Я знал уже в те года:
Дождь может лишь книзу литься,
Но вверх не идет никогда.
3
Загремели вдруг барабаны:
«Собирайся, народ, в поход,
В богатые дальние страны,
Где нас место под солнцем ждет
С три короба нам сулили
Охрипшие крикуны,
И жирные бонзы вопили!
«Вы драться как львы должны!»
Мы годами не ели хлеба,
Веря в радужные пути.
А дождь все струился с неба,
И вверх не хотел идти.
4
А потом порешило начальство,
Что республику создадут,
Где каждый будет свободен и сыт,
Тучен он или худ.
Тогда голодный и битый
Очень возликовал,
Но толстопузый и сытый
Тоже не унывал.
А я говорил: «Едва ли!
Это, наверно, ложь!
Где и когда вы видали,
Чтобы вверх поднимался дождь?»
5
Они бюллетени нам дали,
А мы им — оружье свое,
Они нам — свое обещанье,
А мы им — свое ружье.
Они говорили: с охотой
Должны, мол, помочь мы им.
Мы, мол, займемся работой,
Они же — всем остальным.
И я замолчал. беспричинно
Поверивши в чудеса.
Я подумал: дождь молодчина
Он польется назад, в небеса.
6
Они нам сказали вскоре,
Что трудный момент прошел,
Что, терпя небольшое горе,
Избегнем мы больших зол.
Мы поверили: лучше поп Брюнинг,
Лишь бы Папен не был у дел.
А потом: пусть уж юнкер фон Папен,
Лишь бы Шлейхер на шею не сел.
И вслед за попом был юнкер,
За юнкером — генерал,
И обрушился с неба на землю
Не ливень, а целый шквал.
7
Пока мы их выбирали,
Они прикрыли завод.
Голодные, мы ночевали
Под биржей труда, у ворот.
Они нам тогда говорили:
«Дождемся мы лучших дней!
Чем будет острее кризис,
Тем будет расцвет пышней».
Я же сказал ребятам:
«Это классовый враг говорит.
Мечтая о будущем, ищет
Он только себе профит.
Дождь не взлетает кверху,
Он совсем не таков.
Но он может пройти, если солнце
Выглянет из облаков».
8
Однажды они зашагали,
Новый вздымая флаг.
И кто-то сказал: «Устарело
Понятие «классовый враг».
Но я узнавал в колоннах
Немало знакомых рож,
И голос, оравший команды,
На фельдфебельский был похож.
И дождь уныло струился
Сквозь флаги ночью и днем,
И чувствовал это- каждый,
Кто ночевал пол дождем.
9
Они стали стрелять учиться,
Они слали проклятья врагам,
Грозя кулаком границе,
Врагам своим — значит, нам,
Потому что враги мы с ними.
Беспощадна будет борьба.
Потому что они подохнут,
Потеряв своего раба.
И вот почему, о мести твердя,
Они за нами гнались,
Бросаясь на нас, как потоки дождя
Бросаются сверху вниз.
10
Тот, кто от голода умер,
В сраженье честно пал.
Другой на площади умер,
Убит был наповал.
Они того удавили,
Кто голодать не любил.
Они челюсть тому своротили,
Кто хлеба у них просил.
Тот, кому обещали хлеба,
Палачами растерзан был.
В цинковый гроб был запрятан тот,
Кто правды не утаил.
А тот, кто им поверил,
Что он им друг и брат,
Тот, видимо, думал, что ливень
Польется в небо назад.
11
Мы с тобою враги по классу,—
Надо раз навсегда сказать.
Кто из нас не отважился драться,
Отважился умирать.
Барабаном своим, барабанщик,
Не покроешь ты грома драк.
Генерал, фабрикант, помещик.
Ты — наш классовый враг.
Мы станем с тобой друзьями
Лишь после дождя в четверг.
Так же немыслим союз между нами,
Как дождь не польется вверх.
12
Напрасно ты будешь стремиться
Замазать вражду, маляр!
Здесь нам обоим не поместиться,
Нам тесен земной шар.
Что бы ни было, помнить нужно:
Пока мне жизнь дорога,
Мне навеки пребудет чуждо
Дело классового врага.
Соглашений с ним не приемлю
Нигде, никогда, никак.
Дождь падает с неба на землю,
И ты — мой классовый враг.

1933

Эрнст Буш — "Песня о классовом враге"
Das Lied vom Klassenfeind Слова: Б. Брехт. Исполняет: Э. Буш

ЭЛИТУ КРЕМЛЯ – НА ДОБЫЧУ УГЛЯ!

27 мая в Киеве прошла акция солидарность с продолжающейся борьбой шахтеров Кузбасса. Независимые профсоюзы и левая молодежь (более 50 человек) пришли под Генеральное консульство РФ в Украине чтобы озвучить свои требования к власти и задекларировать свою поддержку восставшим рабочим. Под здание был принесен гроб, наполненный углем. Это, по задумке организаторов акции, должно было символизировать рабский труд, который приводит к гибели. Гроб был окружен свечками в память о погибших от взрыва на шахте «Распадской» в Междуреченске. Основным лейтмотивом было то, что власть продолжает дезинформировать народ относительно трагедии и душит (как физически так и угрозами, информационно) любые очаги сопротивления.

Во время митинга звучали лозунги «Виллы, яхты подождут, оплати шахтерам труд», «Сегодня Кузбасс, завтра – Донбасс», «Свобода! Рівність! Глобальна солідарність!». Во время выступления было рассказано о трагедии случившейся в ночь на 9 мая и последовавшими за ней событиями.

Одним из выступающих было отмечено, что не допустить подобные катастрофы возможно только при установлении на опасных производствах полного рабочего контроля, в т.ч. и за соблюдением техники безопасности. Эта мысль была поддержана скандированием лозунга «Шахти – трудящим, тоді життя покращим!» (шахты – трудящимся, тогда жизнь улучшим).

В другом выступлении вина за случившееся возлагалась на власть РФ и собственника шахты. Но участники акции не стали призывать к физической расправе над ними. Они посчитали, что всем найдется достойное место в «новом справедливом обществе», которое мы можем построить только своими руками. Потому выступление закончилось скандированием лозунга «Элиту Кремля – на добычу угля».

Консулу было передано письмо с требованиями участников акции. После митинга была оставлена невинная надпись «Памяти шахтеров» углем на асфальте, что вызвало негодование милиции, чуть не переросшее в конфликт.

Организаторами акции выступили независимые профсоюзы «Защита труда» и «Народная солидарность», студенческий профсоюз «Прямое действие», «Организация марксистов», «Социальная альтернатива».

До этого подобные акции проходили в Киеве, Симферополе, Донецке и Сумах.

Напомним, что в ночь на 9 мая на шахте «Распадская» в Междуреченске произошел взрыв, забравший жизни почти сотни шахтеров. Народные требования диалога с местной властью не были удовлетворены, информация о случившемся замалчивалась. Тогда протестующими была перекрыта железная дорога, на их «успокоение» были переброшены части ОМОНа. После этого властями РФ была развернута медиа-кампания по дискредитации и клевете на взбунтовавшихся шахтеров и тех, кто их поддерживал. Акции в рамках всероссийского дня солидарности 22 мая встретили жесткое противодействия со стороны местных администраций. В некоторых городах России они были запрещены, в некоторых их участники были задержаны милицией. На данный момент ситуация о положение в Междуреченске точно не ясна.

http://samozahist.org.ua/?p=36253

Упоминания об акции:

http://photo.unian.net/ukr/themes/17845

http://narsolidarnist.livejournal.com/3116.html

http://www.nr2.ru/285144.html

http://last24.info/read/2010/05/28/2/9050

СУБКОМАНДАНТЕ МАРКОС “О ПОСЕВАХ И УРОЖАЯХ”

По сообщениям мировых СМИ в ночь на среду, 26 мая, израильские ВВС нанесли удар по сектору Газа, в результате чего 15 человек получили ранения.

Авианалёты были совершены после того, как израильская армия сообщила о подрыве палестинцами стены, отделяющей сектор Газа от Израиля, а также об обстреле израильской территории из минометов. Никто в результате этих происшествий не пострадал.

Как сообщает AP со ссылкой на представителей палестинских медучреждений, среди пострадавших в основном мирные жители, хотя целью израильских военных был тренировочный лагерь движения ХАМАС, правящего в секторе Газа.

По данным палестинских источников, один израильский истребитель F-16 также обстрелял недействующий аэропорт имени Ясира Арафата недалеко от города Рафах. При этом обстреле никто не пострадал.

Напомним, в конце марта Израиль ввёл танки и бронетехнику в сектор Газа в ответ на обстрел, жертвами которого стали два израильских солдата.

В этой связи мы публикуем актуальную статью левого латиноамериканского писателя и публициста, представителя Сапатистской армии национального освобождения (Мексика) об истоках арабо-израильского конфликта.

О ПОСЕВАХ И УРОЖАЯХ

Автор: субкоманданте Маркос

Два дня назад, как раз, когда мы говорили о насилии, неповторимая Кондолиза Райс, чиновница североамериканского правительства, заявила, что происходящее в Газе – вина самих палестинцев из-за их агрессивной природы.

Подземные реки, пересекающие мир, могут изменить свою географию, но их песня одна и та же.

Сегодня мы слышим в ней боль и войну.

Не очень далеко отсюда, в месте, называемом Газа, в Палестине, на Ближнем Востоке, здесь, рядом, прекрасно вооруженная и подготовленная армия израильского правительства продолжает свое наступление, несущее смерть и разрушения.

Предпринятые ей до сих пор шаги полностью соответствуют классической захватнической войне: сначала массивные и интенсивные бомбежки, чтобы разрушить «стратегические» (так они называются в военных учебниках) военные узлы и чтобы «размягчить» оборону противника; затем железный контроль над информацией: всё, что можно услышать или увидеть «во внешнем мире», т.е. внешнем по отношению к театру военных действий, должно быть отобрано согласно военным критериям; потом — интенсивный артиллерийский огонь по вражеской пехоте, чтобы прикрыть наступление войск на новые позиции; затем последует окружение и осада с целью ослабления гарнизона противника; потом — штурм с целью захвата позиции и уничтожения врага и после этого «зачистки» возможных «гнезд сопротивления».

С небольшими отклонениями и уточнениями силы вторжения следуют современным военным учебникам.

Мы не очень хорошо в этом разбираемся и наверняка в мире есть эксперты в так называемом «ближневосточном конфликте», но отсюда, из нашего уголка, мы хотим кое-что сказать:

Согласно фотографиям информационных агентств, «стратегические» узлы, разрушенные авиацией правительства Израиля, — это жилые дома, лачуги и гражданские здания. Среди пораженных целей мы не видели ни одного бункера, ни казармы, ни военного аэродрома, ни зенитной батареи. И поэтому мы, простите наше невежество, думаем, что или летчики израильской авиации не умеют целиться, или в Газе нет таких «стратегических» военных узлов.

Мы не имели чести побывать в Палестине, но предполагаем, что в этих жилых домах, лачугах и зданиях жили люди, мужчины, женщины, дети и старики, а не солдаты.

Кроме того, вместо военных укреплений сопротивления мы видели только руины.

И ещё мы видели бессильные до сих пор попытки создать информационную блокаду и различные правительства мира, колеблющиеся между тем, чтобы промолчать или поддержать вторжение, и ООН, уже давно бесполезную, печатающую политкорректные пресс-релизы.

Но погодите… А что, если для израильского правительства эти мужчины, женщины, дети и старики и есть вражеские солдаты, и поэтому лачуги, дома и здания, где они живут, это и есть казармы, которые необходимо уничтожить?

И поэтому артиллерийский огонь, обрушенный на Газу этой ночью, был нужен для того, чтобы защитить наступление израильской пехоты от этих мужчин, женщин, детей и стариков.

И вражеский гарнизон, который хотят ослабить кольцом окружения, сжимающимся вокруг Газы — не кто иной, как проживающее там палестинское население. И что любой мужчина, женщина, ребенок или старик, который сможет, спрятавшись, избежать этого предсказуемо кровавого штурма, станет потом объектом охоты, для того чтобы «зачистка» завершилась и военное командование операции смогло доложить своему начальству о том, что «миссия выполнена».

Ещё раз простите нас за наше невежество, может быть, то, что мы говорим сейчас, не к месту или грешит неточностями. И вместо осуждения нами — и как индейцами и как военными — совершаемого преступления, мы должны были бы вступить в дискуссию и определить свою позицию по поводу «сионизма» или «антисемитизма» или подчеркнуть тот факт, что сначала были бомбы ХАМАСа. Быть может, наши рассуждения слишком примитивны и нам не хватает деталей и оценок, столь необходимых всегда при проведении анализа международной ситуации, но для нас, сапатистов, в Газе происходит следующее: профессиональная армия уничтожает беззащитное население.

Кто из тех, кто снизу и слева, может оставаться безучастным?

Послужат ли для чего-нибудь наши протесты? Наш крик остановит хоть одну бомбу? Спасёт наше слово жизнь хоть одного палестинского ребенка?

Мы думаем, что да, послужат. Может быть, мы не остановим бомбу и наше слово не превратится в бронированный щит, который не допустит, чтобы эта пуля калибра 5.56 мм или 9 мм, со словами «IMI», «Израильская военная промышленность», выгравированными у основания гильзы, вошла в грудь девочки или мальчика. Но может быть, наше слово, сможет встретиться с другими в Мексике и в мире и, может быть, сначала они превратятся в ропот, потом в голос и наконец в крик, который смогут услышать в Газе.

Может быть, вы не знаете, но мы, сапатисты из САНО, хорошо знаем, как важно бывает среди разрушения и смерти услышать слова поддержки.

Не знаю, как объяснить это, но выходит, что да — слова издалека, может быть, не могут останавливать бомбы, но от них как бы открывается щель в черной комнате смерти, и через неё пробивается лучик света.

Что касается остального — произойдет привычное и неизбежное. Правительство Израиля заявит о том, что по терроризму нанесён серьезный удар, скроет от своего народа масштабы бойни, крупные производители оружия получат экономическую передышку, чтобы лучше справиться с кризисом, а «мировое общественное мнение», это всегда управляемое и покорное существо, повернёт свою голову в другую сторону.

Но не только. Произойдёт ещё кое-что: палестинский народ будет сопротивляться, выживать и продолжать борьбу; а симпатии тех, кто снизу, останутся на его стороне.

И, может быть, мальчик или девочка из Газы тоже выживут. Может быть, они вырастут, и с ними вырастет возмущение, решимость и ярость. Может быть, они станут солдатами или бойцами одной из групп, которые борются в Палестине. Может быть, они вступят в бой с Израилем. Может быть, сжимая в руках винтовку. Может быть, взрывая себя динамитным поясом, обмотанным вокруг тела.

И тогда те, кто наверху, напишут об агрессивной природе палестинцев в декларациях, осуждающих это насилие, и опять начнутся дискуссии на темы сионизма или антисемитизма.

Только никто не спросит, кем был посеян этот урожай.

От имени мужчин, женщин, детей и стариков
Сапатистской Армии Национального Освобождения
Субкоманданте Маркос
4 января 2009 г.

Перевод Олега Ясинского
Статья опубликована на сайте http://www.vpered.org.ru

УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.4

НАЧАЛО ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ: УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.1. http://pomidor.blox.ua/2010/05/ULTRAPRAVAYa-ODESSA-POPYTKA-ANALIZA-Ch1.html ; УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.2. http://pomidor.blox.ua/2010/05/ULTRAPRAVAYa-ODESSA-POPYTKA-ANALIZA-Ch2.html ; УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.3 http://pomidor.blox.ua/2010/05/ULTRAPRAVAYa-ODESSA-POPYTKA-ANALIZA-Ch3.html

Автор: Zensunniwanderer

Что касается наиболее влиятельной на национальном уровне легальной праворадикальной партии – Всеукраинского объединения «Свобода» — то её активность в регионе не слишком высока. Областное руководство партии крайне редко проявляет инициативу, проводя публичные акции чаще всего по указанию партийного центра. Это резко снижает возможности партии. Другой негативный фактор – на свои уличные акции «Свобода» свозит активистов из других регионов Украины, некоторые из них позволяют себе оскорбительные замечания («Смерть жидо-москальской Одессе!» — кричал один из партийцев во время протестов против установления памятника Екатерине ІІ). После окончания акции активисты стройными рядами отправляются к автобусам, что позволяет пророссийским силам говорить об отсутствии в Одессе сторонников украинского национализма и характеризовать их как приезжих. Такая тактика «Свободы» неоднозначно воспринимается местными праворадикалами. В то же время партия имеет несколько преимуществ, наиболее значительное из которых – контроль над одесским отделением общества «Просвіта», которым руководит один из ведущих активистов партии А. Степанченко. Он же выступал организатором официозных мероприятий в поддержку NATO (http://prosvitjanyn.org.ua/index.php?option=com_content&task=view&id=306&Itemid=110) под патронатом областной администрации. Политическая тактика «Свободы» в Одессе носит двойной характер. С одной стороны, партия стремится привлечь на свою сторону достаточно умеренный национал-демократический электорат, разочарованный в Ющенко, Тимошенко и других представителях так называемого «оранжевого» лагеря. С другой – закрепить влияние среди уличных правых, привлекая их к участию в своих акциях, спекулируя на «деле Чайки», устраивая акции под расистскими лозунгами (марш против «нелегальной иммиграции») и т.д. Именно «Свобода» выступила основным организатором массовой акции ультраправых 17 апреля 2010 года. Как результат, «Свобода» и её лидер О. Тягнибок имеют в среде уличных нацистов сдержанную поддержку, в то же время вступать в ряды партии последние не спешат.

Наиболее склонны к насилию среди одесских неофашистов «автономные правые», группы бонхедов и футбольных фанатов (последние всё больше интегрируются в движение «автономов»). Главный объект их атак – это, конечно же, иностранцы и граждане Украины неславянской внешности. Нападения на почве расовой и национальной нетерпимости происходят в Одессе давно. Ещё в 2003 году студенты-иностранцы, учившиеся в мединституте, проводили митинг протеста в связи с участившимися нападениями на них. Тогда милицейское руководство заявляло, что все нападения носят исключительно бытовой или хулиганский характер, а скинхедов-нацистов в Одессе нет. Тем не менее, после этого одесские бонхеды отказались от традиционного стиля одежды, белых шнурков, стрижек и т.п., опасаясь возможных преследований.

За последние несколько лет количество нападений резко увеличилось. Например, 10 июня 2008 года в результате нападения пострадал гражданин Израиля Ави Хазан, возвращавшийся из паломничества к хасидским святыням в Умани. В начале 2009 года на Греческой площади был зарезан гражданин Сирии. Летом того же года нацисты проломили голову гражданину Украины грузинской национальности. Один из неформальных лидеров китайской общины сообщает, что ещё несколько лет назад расистские нападения имели место достаточно редко. «Теперь каждый день слышу, что кого-то побили. Теперь мы не ходим по одному, когда темно, хотя, когда светло, тоже стараемся не ходить в одиночку» (http://timer.od.ua/?p=11811).

Ещё одна жертва насилия неофашистов – представители альтернативных молодёжных субкультур. Политический заключённый по так называемому «делу комсомольцев» А. Герасимов, активно общавшийся с одесскими неформалами, вспоминает: «За достаточно короткий срок нацисты неформалов почти полностью «защемили». Достаточно сказать, что в 2001 г. стал свидетелем такой сцены, когда полдюжины «скинов» разгуливали среди многосотенной толпы «волосатых», при этом избивая кого хотели. Также отмечу, что нацисты на нужды своего движения обложили данью уличных музыкантов». Подобные нападения происходят и сейчас. Слухи о возможном нападении бонхедов на концерты появляются довольно часто, хотя редко подтверждаются. С появлением в Одессе антифашистского движения его активисты также стали постоянными объектами атак неофашистов. Во время одного из таких «прыжков» и погиб М. Чайка. На телефоны местным активистам неоднократно поступали угрозы, вплоть до угроз лишения жизни.

Как мы видим, ультраправая угроза в Одессе существует. Неофашистские группировки достаточно многочисленны, влиятельны в молодёжной среде и активны. Многие из них склонны к насилию. Как в таких условиях действовать антифашистам?

После гибели М. Чайки антифашистское движение было фактически объявлено «экстремистским». Такие заявления делали представители службы безопасности Украины, министерства внутренних дел и даже пресс-служба президента Украины. В то же время на открытые призывы нацистов отомстить за гибель побратима, расправится с антифашистами, государственные органы не реагируют. На сайте финансируемой горисполкомом организации «Свободная Одесса» висит объявление с обещанием вознаграждения за доставку подозреваемого в убийстве М. Чайки «живым или мёртвым». Городское управление по делам семьи и молодёжи внесло antifa в список организаций, пропагандирующих фашизм, ксенофобию и разжигающих межнациональную рознь (!). К этому следует добавить постоянное силовое давление со стороны самих ультраправых. В таких условиях публичная деятельность антифашистов представляется весьма проблематичной, они вынуждены фактически находится «в подполье». Такая ситуация позволяет, с одной стороны, властям и правым дискредитировать движение, например, обвиняя его в связях с Россией, определёнными политическими кругами и т.п. С другой стороны, отсутствие действительных антифашистов в публичном пространстве даёт возможность спекулировать на антифашистской теме политикам, начиная от Партии регионов и «Родины» и заканчивая абсолютно неадекватными персонажами типа «Ока диаманта» и ЗУБРа. Полуподпольное существование усложняет присоединение к движению новых участников. Часто молодой человек с антифашистскими убеждениями просто не видит группы, к которой можно было бы присоединится.

Поэтому, как бы опасно это ни было, антифашистам необходимо стать более публичными. В этом плане полезным будет установление контактов с левыми группами, которые могли бы озвучивать позицию антифашистского движения, выступать в качестве его легального представителя. Огромную роль играет пропаганда антифашистских взглядов. Следует объяснять и показывать на конкретных примерах, что ультраправые силы сегодня – марионетки в борьбе политических и финансовых группировок региона (украинские нацисты, осознанно или нет, обслуживают Гурвица, русские – его оппонентов). Необходимо доказывать, что разжигание межнациональной вражды не связано с решением социальных проблем. Так как основной контингент праворадикальных группировок – это молодёжь, то и основную работу следует вести именно с ней. В этом плане важно пропагандировать антифашистские субкультуры, антифашистскую музыку, бороться с фашизмом на стадионах (кампания «Футбол без упереджень» — http://footballforall.org.ua). Очень важно объяснять различия между антифашистами и теми, кто спекулирует на теме антифашизма. Конечно же, необходимы уличные акции, контракции, антифашистская самооборона. Только системная работа во всех этих направлениях позволит наполнить антифашизм в Одессе реальным содержанием.

УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.3

НАЧАЛО ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ: УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.1. http://pomidor.blox.ua/2010/05/ULTRAPRAVAYa-ODESSA-POPYTKA-ANALIZA-Ch1.html ; УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.2. http://pomidor.blox.ua/2010/05/ULTRAPRAVAYa-ODESSA-POPYTKA-ANALIZA-Ch2.html

Автор: Zensunniwanderer

Между украинскими ультраправыми и той частью русских националистов, которые ориентированы на сегодняшний политический режим Российской Федерации («Родина», «ДОЗОР», ЗУБР, «Славянское единство») отношения крайне враждебны. Можно вспомнить, например, избиение боевиками «Родины» и «Единого отечества» мирных пикетчиков из «Свободы» в сентябре 2007 года, неоднократные стычки между «правыми автономами» с одной стороны, и активом «ДОЗОРа» и СЕ с другой, атаку «автономов» на офис «Родины». Такое противостояние даёт возможность отдельным организациям русского национализма даже позиционировать себя как «антифашистов».

Иначе обстоит дело с радикальными русскими правыми, враждебно относящимися к нынешнему российскому режиму. Они рассматриваются украинскими националистами как союзники, между ними существуют дружественные отношения, поддерживаются контакты. В частности, Социал-националистическая ассамблея сотрудничает с российским «Северным братством», российские товарищи принимали участие в «коричневом Первомае» в Киеве в 2009 году, ряд русских фашистских сайтов с симпатией сообщал об акциях украинских националистов в Одессе, направленных против путинского режима. Среди обоих лагерей распространено мнение, якобы и в Украине, и в России, при власти находятся агенты мирового еврейского заговора (ZOG – «сионистское оккупационное правительство»), стравливающие два братских «арийских» народа.

Полное взаимопонимание существует среди уличных радикалов. Консенсус между белыми расистами, русскими и украинскими нацистами существует, например, среди фанатов «Черноморца» (об этом с гордостью пишут сами одесские правые: http://right-odessa.at.ua/news/nacionalizm_vs_apolitizm/2010-02-21-41). Нацистам легче найти общий язык между собой: ведь их объединяют простые цели: нападения на иностранцев, противостояние с антифашистами, акты вандализма. Интересно отметить, что даже «Славянское единство» на первом этапе своего существования пыталось, правда, не особо успешно, наладить контакты с украинскими правыми, в частности, — с организацией «СіЧ». Ещё осенью 2009 года активисты СЕ попытались присоединиться к организованному «автономами» «маршу здоровой молодёжи», опять-таки, безуспешно.

В конце концов, все группировки правых радикалов видят своего врага в антифашистском движении.

Отдельная тема – включённость праворадикальных группировок в политическую жизнь Одессы. Действующий городской голова, Эдуард Гурвиц, не любит распространяться о своих политических взглядах. Единственная идейная позиция, которую он неоднократно подчёркивал, это решительный антикоммунизм. Ещё в первый срок своей бытности мэром, в 1994-98 годах, Гурвиц опирался, в том числе, и на поддержку украинских националистов. Такое сотрудничество продолжается, но теперь среди союзников городских властей оказываются куда более радикальные элементы. В первую очередь, речь идёт о партии «Братство», возглавляемой личным другом одесского мэра Дмитрием Корчинским. Как минимум двое бывших или действующих представителей «Братства» занимают высокие должности в муниципалитете. Это вице-мэр Вахтанги Убирия и начальник управления торговли Олесь Янчук. Последний, кроме того, является фактическим руководителем созданной по инициативе горисполкома организации «Свободная Одесса». На ней следует остановится особо. Ядром «Свободной Одессы» являются члены «Братства» (в частности, публичный представитель организации, Марк Соколов, впервые отметился в 2004 году, когда забросал яйцами в театре музкомедии кандидата в президенты В. Ющенко), кроме того, в разное время, в «Свободной Одессе» сотрудничали представители других националистических объединений – УНА, «СіЧі» и т.д.

Главная цель «Свободной Одессы» — «мочить» оппонентов городской власти. Одесская мэрия вообще отличается крайней нетерпимостью по отношению к любой оппозиции. В своей деятельности организация применяет разнообразные методы: пропаганду в одноимённой газете (газета распространяется бесплатно, интересно, что её дизайн скопирован с «Лимонки» — органа российских «национал-большевиков»), проведение уличных акций и контракций, и даже применение прямого насилия (есть основания предполагать, что именно «Свободная Одесса» организовала нападение на оппозиционного депутата горсовета А. Гончаренко). Не вызывает сомнений, что финансируется данная структура напрямую мэрией. Кроме того, что члены ультраправых групп принимают участие в деятельности «Свободной Одессы», организация также размещает на своём сайте и в газете перепечатки с радикальных ресурсов.

Другое свидетельство поддержки украинских ультраправых городскими властями – исключительно положительные упоминания о них в провластных СМИ (например, «правые автономы» фигурировали на одном из официозных сайтов как «патриотическая молодёжь»). «Свободная Одесса» и промэрские СМИ фактически были авторами версии о причастности руководства партии «Родина» и её лидера Игоря Маркова к гибели ультраправого активиста М. Чайки. Материал «Урки Маркова зверски убили человека» до сих пор висит среди топовых тем на сайте «Свободной Одессы». Если уличные правые, товарищи погибшего («социал-националисты», «автономы»), говорят на своих ресурсах о неудачном «прыжке» на antifa, то ориентированные на Думскую средства массовой информации соорудили циничную версию о заказном убийстве и связях одесских антифашистов с российскими спецслужбами. Один из авторов «Свободной Одессы», активист «Братства» В. Ущаповский, договорился в одной из статей до того, что отождествил antifa с российским прокремлёвским движением «Наши» и заявил, что антифашистское движение в государствах бывшего СССР руководится из Кремля! Отдельные представители провластного лагеря говорили даже об убийстве пророссийскими боевиками студента за то, что он говорил на украинском языке (к слову, погибший, как и большинство участников украинских нацистских групп в городе, был русскоязычным).

В свою очередь, многие украинские ультраправые группы поддерживают действующие власти (чаще всего, негласно). Например, интернет-газета одесской организации УНА «Наша альтернатива», ещё недавно занимавшая позицию невмешательства в перипетии городской политики, последнее время большую часть материалов посвящает обвинениям и оскорблениям в адрес оппонентов городских властей (правда, без заявления открытой поддержки последним).

С другой стороны, оппозиция фактически поддерживает русских националистов. Активисты «Славянского единства», например, принимают активное участие в оппозиционных митингах, о чём с симпатией сообщают оппозиционные СМИ. Даже откровенно неадекватные персонажи, такие как деятель организации ЗУБР В. Дорошенко, прославившийся тем, что вызывал на дуэль мэра, характеризуются в принадлежащих оппозиции информационных ресурсах весьма положительно. Главная сила оппозиции – партия «Родина» — не является праворадикальной организацией, это скорее пророссийская консервативная популистская партия, своего рода hard-версия Партии регионов. Она позиционируется как «противник националистической идеологии», считает себя «антифашисткой» структурой. Тем не менее, влияние русского национализма в партии очень велико. Среди её активистов есть люди откровенно ультраправой ориентации. Например, близкая к партии газета «Наше дело» неоднократно размещала антиукраинские и антисемитские материалы (один из последних был подписан псевдонимом «Юлиус Штрайхер» — так звали редактора наиболее антисемитской газеты Третьего Рейха), что послужило причиной закрытия газеты. Отсутствие чёткой идеологии стало причиной колебаний политической линии «Родины» — от декларации «левизны» она пришла к поддержке неолиберала С. Тигипко на президентских выборах 2010 года.

Ведущий оппозиционный телеканал, АТВ, нередко подаёт материалы, способствующие разжиганию межнациональной розни (в частности, шовинистические заявления часто звучат в авторской программе уже упомянутого Г. Кваснюка «Правда» – в первую очередь, речь идёт об антиукраинских проявлениях, противопоставлении Одессы и одесситов западному региону страны, «великой русской культуры» неполноценной, по мнению журналиста, украинской). Представители оппозиции заявляют о поддержке особого положения «канонического» православия, т.е. Украинской православной церкви (Московского патриархата), что, конечно же, недопустимо, учитывая светский характер украинского государства. Наиболее вероятный кандидат в мэры от оппозиции, А. Костусев, активно использует в своей пропаганде пророссийские лозунги. Даже память о Великой Отечественной войне отдельные представители оппозиции пытаются интерпретировать в шовинистическом духе, пытаясь приписать победу над фашизмом исключительно России или славянам. В этой связи следует отметить, что идеи русского национализма распространены и в одесской организации Коммунистической партии Украины. Её лидер, народный депутат Евгений Царьков, в эфире одного из телеканалов, например, возмущался увиденным во время поездки в Крым, где, по его словам, «в православном селе строят уже вторую мечеть». Нередко участие коммунистов в совместных акциях с «Родиной», «Единым отечеством» и даже со «Славянским единством». Все эти факты убедительно подтверждают обстоятельство, и без того хорошо известное украинским левым: официальная КПУ не является коммунистической организацией, но представляет собой консервативную партию с сильным уклоном в сторону русского национализма.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ:

УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.2.

НАЧАЛО ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ: УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.1. http://pomidor.blox.ua/2010/05/ULTRAPRAVAYa-ODESSA-POPYTKA-ANALIZA-Ch1.html

Автор: Zensunniwanderer

Несмотря на преобладание пророссийских настроений в городе, украинские нацистские группы значительно сильнее и влиятельнее своих русских врагов-единомышленников. С конца 2007 до начала 2009 годов лидирующее положение среди них занимала организация «Слава и честь» («СіЧ»). По официальной версии, «СіЧ» была создана в социальных сетях группой студентов одесских вузов. В то же время вызывает подозрение тот факт, что уже на первые свои акции активисты организации выходили в одинаковых футболках с символикой, с флагом и т.п., что говорит о наличии финансирования. В 2008 году «Слава и честь» приняла участие в создании Социал-националистической ассамблеи (СНА) – всеукраинской организации, костяк которой составили бывшие члены партии «Свобода», обвинившие последнюю в недостаточном радикализме. В отличии от украинских националистов 90-х годов, СНА не использует в своей пропаганде антирусские моменты, рассматривая в качестве врага Украины существующий российский режим, а не русский народ. Куда большую роль играют требования запретить миграцию, расизм, антисемитизм, исламофобия, призывы к построению в Украине государства фашистского типа («нациократия», по терминологии одного из идеологов украинского фашизма 20-30-х годов Н. Сциборского, популярного среди «социал-националистов»). Достаточно доступно изложил идеологию СНА лидер «СіЧі» Александр Степанюк: «Рынки кишат айзерами, грузинами и армянами. Украинцам нет места… Нужно изменить ситуацию. Когда мы получим легальную власть, укрепим авторитаризм, создадим предпосылки для расового очищения общества. Мы лишим неславян активного и пассивного избирательного права, ограничим возможность заниматься предпринимательской деятельностью» (http://timer.od.ua/?p=11811). «Слава и честь» стала фактическим представителем СНА в одесском регионе. Именно к «СіЧі» принадлежал погибший Максим Чайка. Начиная с лета 2009 года активность организации резко упала, а после появления «правых автономов» вообще практически сошла на нет. На сегодняшний день наиболее влиятельными, перспективными и динамично развивающимися, а значит – наиболее опасными – среди уличных нацистов являются «автономные правые». Формально это – сеть отдельных группировок, лишённых какой-либо организационной иерархии и официальных лидеров. Фактически же, ими руководят вожди бывшей Украинской национал-трудовой партии (Евгений Герасименко – «Крот», Эдуард Юрченко), сгруппированные вокруг сайта «Реактор». Уличные акции «автономов» проходят по одинаковому сценарию, начиная с Киева, что позволяет утверждать о наличии единой организационной структуры. Идеология основывается на расизме, гитлеровском национал-социализме, борьбе против толерантности и либерализма. Ведущую роль в этой идеологии занимает тема борьбы с миграцией. «Автономные правые» активно перенимают эстетику и отдельные элементы фразеологии своих прямых врагов – левых и анархистских движений, у них же заимствована и сетевая модель организации. Называют себя противниками капитализма, на практике антикапитализм сводится к призывам экспроприировать олигархов неукраинского происхождения. В Одессе «автономное» движение возникло в 2009 году, вобрав в себя значительную часть неформальных групп бонхедов и футбольных фанатов. Основные направления деятельности – проведение уличных акций («марш здоровой молодёжи», марши памяти М. Чайки, участие в маршах памяти УПА, Р. Шухевича и т.д.), разрисовывание города нацистскими символами и лозунгами, акты вандализма (в частности, против мемориальной доски, посвящённой М. Жванецкому, против памятника Екатерине II), насильственные действия (нападения на иностранцев, идейных оппонентов, поджоги магазинов, принадлежащих гражданам неукраинского происхождения). «Автономы» пользуются популярностью среди молодёжи и подростков, имеют несколько Интернет-ресурсов. Украинские правые радикалы активно сотрудничают с легальными политическими структурами, такими как «Свобода», «Просвіта», Украинская национальная ассамблея (УНА). Последняя, в частности, несмотря на очень небольшую численность, имеет несколько Интернет-ресурсов и используется «СіЧчю», а теперь – «автономами», для подачи заявок на проведение публичных акций уличных правых.

Среди пророссийских группировок наиболее радикальные позиции занимает «Славянское единство» (СЕ). Оно возникло в конце 2008 – начале 2009 годов из обломков бывшего «Русского национального единства» (РНЕ). 21 апреля 2009-го организация впервые приняла участие в уличной акции – это был марш в честь Екатерины II, совместно с «Единым отечеством». Идеология СЕ – русский национализм, исключительность славян, антииммигрантская позиция, «духовно-экономический союз» славянских государств. Как и их предшественники «баркашовцы», активисты «Славянского единства» носят чёрную униформу, используют «имперский» жёлто-бело-чёрный флаг и стилизованную свастику в качестве эмблемы. Организация сотрудничает с «Родиной», «ДОЗОРом», «ЗУБРом», КПУ, одновременно пытается вести пропаганду среди футбольных фанатов. В насильственных действиях замечены не были, наоборот, подвергались нападениям со стороны «автономов». В целом деятельность СЕ носит скорее показной характер. В центре идеологии пророссийских организаций находится противопоставление «западной» и «православно-славянской» цивилизаций, деление народов на «братские» и враждебные. Одесский регион они рассматривают как «Новороссию», резко враждебно относятся ко всем проявлениям украинской национальной жизни. С их стороны часто звучат оскорбительные заявления в адрес украинцев, в том числе ассоциирование их с фашистами: «Нас, русских и русскоязычных граждан Украины охватывает всеобщее возмущение украинско-нацистской оккупацией нашей земли» (http://dumskaya.net/news/V_smerti_Maksima_CHajki_odesskaya_obschestvennos-001608/). Такие заявления играют на руку как раз украинским неофашистам. Крупнейшей из организаций подобного рода до недавнего времени было «Единое отечество», возглавляемое известным политическим авантюристом Валерием Кауровым. Выступив как активный борец с «оранжевым переворотом» в 2004-05 годах, Кауров стал популярной фигурой среди русско-националистической публики. В частности, в его окружение входили И. Марков и другие будущие лидеры «Родины». Идеология Каурова и его сторонников имела много общего со взглядами черносотенцев начала века: великодержавный шовинизм, монархизм, православный фундаментализм, контрреволюционность, резкая антиукраинская позиция. В ряде статей содержались призывы к дискриминации по национальному признаку: «Вполне логичным при этом будет, если этнический русский начальник любого ранга постарается продвигать людей, которые в быту говорят по-русски, даже если в служебной обстановке вынуждены использовать «мову» (http://www.otechestvo.org.ua/main/20063/1313.htm). Экстремистские высказывания Каурова привели к тому, что даже церковное руководство вынуждено было выступить с критикой его деятельности. После разрыва с Марковым и его группой, Кауров совершенно неожиданно оказался в рядах сторонников мэра Гурвица, переквалифицировался в защитника интересов обманутых вкладчиков одного из кредитных союзов и время от времени используется городскими властями для организации акций против «Родины». Такая трансмутация привела к резкому снижению авторитета и численности «Единого отечества». Среди сторонников «русской идеи» следует отметить также «ДОЗОР» («Добровольное общество защиты объединённой Руси», довольно разношёрстная компания, может быть в целом охарактеризована как русские националисты), «Единая Русь» (возглавляется Егором Кваснюком – сыном скандального телеведущего, выступает за «кровнородственные связи с Россией»). Конечно, Одесса не была бы Одессой, если бы в ней не было разного рода политических клоунов. Например, организация ЗУБР («За Украину, Белоруссию, Россию») на своём сайте утверждает, что исследования института Склифосовского доказали, что кровь москвичей качественнее, чем кровь жителей других регионов Российской Федерации. Ещё более фееричные заявления делает состоящая из одного человека группа под чудесным названием «Око диаманта».

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ: УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.3 http://pomidor.blox.ua/2010/05/ULTRAPRAVAYa-ODESSA-POPYTKA-ANALIZA-Ch3.html

УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.1.

По материалам доклада на Всеукраинской конференции «Запобігання росту ксенофобії: у пошуках спільних стратегій»

Автор: Zensunniwanderer

— Фашизм в Одессе? Да не может быть! Одесса – интернациональный город, всегда славилась терпимостью и толерантностью. Одесса – город-герой, с крепкими антифашистскими традициями. – Приблизительно такую реакцию можно услышать в ответ на попытку поднять вопрос об ультраправой угрозе в нашем городе.

Тем не менее, такая угроза существует, и масштабы её увеличиваются с каждым годом. Следует отметить, что, несмотря на то, что население портового города всегда было многонациональным и на улицах Одессы можно было услышать самую разную речь, ксенофобия и шовинизм появились не сегодня и не вчера. Достаточно вспомнить, что первый еврейский погром на территории Российской империи произошёл именно в Одессе. В начале прошлого века серьёзную базу тут имели черносотенные организации («Союз русского народа», «Союз Михаила Архангела», «Белый двуглавый орёл» и т.д.), нападения на евреев, антиукраинская агитация и столкновение с отрядами рабочей самообороны были частым явлением в городе. Сегодня, как и во времена царизма, Одесса – город очень мелкобуржуазный, мещанский, а эта среда, как известно, наиболее питательна для роста самых реакционных, в том числе и ксенофобских, настроений. Поэтому разговоры о том, что неофашизм и ультраправые идеи были завезены к нам из Западной Украины, не выдерживают никакой критики. Праворадикальные настроения порождаются социальной практикой, а не импортируются извне. Причины возникновения и распространения их одинаковы что в Одессе, что во Львове, что в Киеве, что в Крыму. Причины эти – социальная неустойчивость, кризис рыночной экономики, деградация институтов буржуазной демократии, страх перед будущим. То же, что порождало аналогичные явления в Западной Европе 20-30-х годов. В конце концов, для правящего класса расизм и ксенофобия всегда были и остаются самой приемлемой альтернативой распространению левых идей. Ведь для капиталистов и обслуживающих их политиков куда выгоднее направить недовольство и растущую социальную агрессию масс против «чужаков» и «инородцев», чем позволить массам понять, что в их проблемах виновата существующая капиталистическая система.

Социальные проблемы стимулируют бытовую ксенофобию. Неприязнь к «чуркам», «чёрным», просто «понаехавшим», расистские, антисемитские и исламофобские предрассудки встречают огромную поддержку среди населения. Постоянные спекуляции политиков на тему украинско-российских отношений, кроме того, порождают нетерпимость по отношению к жителям западного региона Украины («Ты, наверное, западенка, у нас в Одессе таких нет», — кричит пенсионерка своей сверстнице, наступившей ей на ногу в трамвае), и вообще к украиноязычным гражданам и украинской культуре («ненавижу эту мову», — признаётся посетительница форума одного из популярных одесских сайтов). Что характерно, многие одесситы, разделяющие антиукраинские взгляды, могут при этом считать себя чуть ли не «интернационалистами» и уж точно «антифашистами». «Не хочу знать ничего украинского, только российское», — заявляет человек, только что ругавший на чём свет стоит «фашистов» и «бандеровцев». То же самое относится и к расистским взглядам. «Фашист» в сознании среднестатистического одессита – это или немец со шмайсером, или украинский националист, пропагандирующий УПА и Бандеру. А вот русский национализм или расовая нетерпимость воспринимаются как вполне позитивные явления. Такую позицию поддерживают оппозиционные СМИ пророссийской направленности. Например, скандально известный телеведущий популярного канала АТВ Григорий Кваснюк, не   стесняясь в выражениях («нацики, шмацики, припоцики»), зачисляет в «фашисты» украинских националистов и национал-демократов даже весьма умеренных взглядов. В свою очередь, городские власти обвиняют в «фашизме» своих оппонентов, опять-таки, независимо от их политических взглядов. Показателен, например, список «фашистских организаций», объявленный руководителем муниципального управления семьи и молодёжи Андреем Юсовым 6 августа 2009 года, в который попали не только умеренно-националистические «Родина» и «ДОЗОР», но и… «Союз анархистов Украины» (!) и даже движение antifa (!!!) (см. http://pomidor.blox.ua/2009/08/HVATIT-VRAT-ANTIFAShIZM-ndash-NE-PRESTUPLENIE.html). Огульное использование термина «фашизм» в политической борьбе только добавляет путаницы и ещё больше дезориентирует обывателя.

Серьезнейшей проблемой является широкое распространение праворадикальных идей в молодёжной среде. Не будет преувеличением сказать, что именно ультраправые на сегодняшний день являются наиболее активными и популярными политизированными группировками среди одесской молодёжи. Левые группы микроскопичны, маргинальны и не заметны на улице, молодёжные подразделения статусных партий существуют формально и занимаются исключительно наймом студенческой массовки для предвыборных и прочих митингов, тогда как неофашисты обладают весьма значительным и, что немаловажно, идейным активом, проводят шумные уличные акции, пользуются фактически полной гегемонией в ряде субкультурных течений. О влиянии ультраправых свидетельствует хотя бы количество настенных надписей и изображений соответствующего содержания. Кельтский крест, свастику, цифры 14/88, рекламу фашистских сайтов можно увидеть практически во всех районах города. Подробнее о наскальной живописи одесских правых см. http://pomidor.blox.ua/2010/02/KSENOFOBIYa-I-RASIZM-V-GORODSKOM-LANDShAFTE-ODESSY.html .

Значительным влиянием правые радикалы пользуются в околофутбольной среде. Нельзя сказать, что поголовно все фанаты одесского «Черноморца» — фашисты, но гегемония последних очевидна. «Фанаты «Черноморца» правые, это можно увидеть по кельтским крестам и другим элементам на баннерах, растягах и нацистским речёвкам», — сообщают одесские антифашисты (http://kermanich.livejournal.com/192372.html). «На секторе всегда находятся люди, одетые как наци-скинхеды». Именно «хулз» (футбольные хулиганы) чаще всего пополняют ряды объединений уличных правых. Характерны названия молодых «фирм» (фанатских группировок) – SS Legion (Southern Sturm Legion), SA (Southern Aggression). К последней принадлежал активист организации «Слава и честь» («СіЧ») Максим Чайка, превратившийся после своей гибели в икону украинских новых правых. Обстоятельства «дела Чайки» вкратце таковы. 17 апреля 2009 года группа правых футбольных хулиганов в районе книжного рынка на Александровском проспекте совершила «прыжок» на нескольких антифашистов. Последние оказали сопротивление, применив в качестве самообороны нож. Во время драки одному из нападавших, Максиму Чайке, было нанесено  ранение ножом в лёгкое, в результате чего он скончался от потери крови в больнице. Марш памяти погибшего, состоявшийся через несколько дней, стал наиболее массовым выступлением правых радикалов в городе. Имя Максима Чайки превратилось в символ неофашистов не только в Одессе, но и по всей Украине. Отдельные ультраправые организации («СіЧ», УНА) даже обращались к городским властям с предложением переименовать одну из улиц города в честь погибшего. Марш, посвященный годовщине гибели Максима Чайки, 17 апреля 2010 года, собрал по разным данным около 500-700 участников – даже с учётом того, что многие из них приехали из других регионов, это очень внушительная цифра!

На счету бойцов SS Legion – осквернение могил на еврейском кладбище в 2007 году (правоохранительными органами было задержано двое подозреваемых, руководство милиции впоследствии рассказывало совершенно идиотскую историю, что мотивом данного поступка был чисто спортивный интерес – «посмотреть, что получится»). Есть также данные о нападениях на иностранцев, совершённые право-настроенными «хулз» из вышеупомянутых «фирм».

Субкультура бонхедов (скинхедов-нацистов) сформировалась в Одессе ещё во второй половине 90-х, в основном всё в той же околофутбольной среде. Излюбленным местом бритоголовых наци была «подкова» в городском саду (до реставрации последнего), в самом центре города, на Дерибасовской. В большинстве своём тогдашние боны придерживались белого расизма без национальной окраски или русского национализма. Что не мешало многим из них сотрудничать с украинскими националистическими организациями (УНА-УНСО, Социал-национальная партия Украины – нынешняя «Свобода»). На сегодняшний день большинство наци-скинхедов примыкают к «автономным правым», в меньшей степени – к «социал-националистам», и, соответственно, ориентированы на украинский национализм. Мода последних двух-трёх лет – нацистская версия straight edge (NS sXe), проповедующая здоровый образ жизни, отказ от употребления алкоголя, никотина и наркотиков. Правда, далеко не все правые радикалы находят в себе силы отказаться от вышеупомянутых веществ (см., например, http://antifa-odessa.blogspot.com/2010/02/blog-post_08.html, особенно «доставляет» тот факт, что герой ролика – один из организаторов «марша здоровой молодёжи»).

В идеологическом отношении одесских ультраправых можно разделить на «украинских» и «пророссийских». Хотя такая классификация достаточно условна. Разница между двумя группами носит исключительно этнографический характер. Если абстрагироваться от вопросов языка, исторического прошлого и т.п., окажется, что у украинских и русских националистов гораздо больше общего, чем различного. Все они выступают против «либерастов» и «толерастов», под которыми подразумеваются любые либертарные, эмансипационные тенденции – от либералов до левых. Все они отрицают демократические ценности и права человека, противопоставляя им авторитарную модель общества. Всех их отличает антииммигрантская риторика, расизм, исламофобия и антисемитизм. Оба течения апеллируют к консервативным, традиционным ценностям. Отличительной чертой является также антикоммунизм. Причём, отдельные группы «пророссийских» правых могут симпатизировать сталинизму и так называемому «советизму без коммунизма» (апология СССР как «великой державы» и т.п.), и даже сотрудничать с официальной компартией (например, «Славянское единство»), в то же время категорически отрицая большевистскую традицию и наследие Революции 1917 года. Интересно, что украинские правые обвиняют большевиков в «антиукраинстве», а российские (например, «Единое отечество») – в «украинизации» и «насильственном превращении русских в украинцев». Идейные постулаты сторонники «Украины для украинцев» и «Великой России» заимствуют из одних и тех же источников («25 пунктов NSDAP» и т.д.), а созвучность отдельных формулировок в программных документах просто поражает. Например, «Интересы Нации выше личных» — из программы «Славянского единства», «Народні інтереси вище особистих» — из программы Украинской национал-трудовой партии (предшественница движения «автономных правых»).

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ: УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.2. http://pomidor.blox.ua/2010/05/ULTRAPRAVAYa-ODESSA-POPYTKA-ANALIZA-Ch2.html ; УЛЬТРАПРАВАЯ ОДЕССА. ПОПЫТКА АНАЛИЗА. Ч.3 http://pomidor.blox.ua/2010/05/ULTRAPRAVAYa-ODESSA-POPYTKA-ANALIZA-Ch3.html